Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    ... на лицо,  двойные  стандарты ...   советские евреи самые махровые, таки ...  самые еврейстые в мире ...Дмитрий Пострелов...
  • Давид Смолянский
    Правильно понимаете. Только поход на Запад  произошёл через 10 лет после смерти Чингисхана (в 1227 г). под руководств...Монгольский меч н...
  • Алексей Сафронов
    Интересные и даже грандиозные события, которые как я понимаю происходили незадолго до эпохального похода моголов под ...Монгольский меч н...

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Часть 1. Об источниках.

В нашей библиотеке имеется, без преувеличения, уникальная книга – автором которой является поручик лейб-гвардии Павловского полка Е. А. Посыпкин. Издание обер-офицером Русской армии фундаментального исторического труда является подтверждением слов очевидцев эпохи (в частности А. И. Деникина и Б. М. Шапошикова) о высоком военно-теоретическом уровне развития значительной массы русского офицерства – особенно тех из них, кто заканчивал специализированные учебные заведения, такие как Николаевская Академия Генерального штаба.

Поручик Е. А. Посыпкин анализирует военное искусство Древнего Египта – причем во взаимосвязи его элементов. Труд основан на богатейшем наборе источников – среди которых материалы и документы различных эпох, которые мы будем приводить в тексте. Орфографию сохраняем тех лет. Иллюстрации отсутствуют (имеются лишь карты) – но мы восполним этот вопрос, привлекая иллюстрации из других изданий, прежде всего из профессиональных исследований издательства «Оспрей». Возможно, отдельные положения текста устарели, но в основной своей массе они очень добротны и крайне интересны – и, надеемся, будут интересны широкому кругу читателей.

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Часть 1. Об источниках

Итак, отправляемся в путешествие по страницам истории Древнего Египта.

Источники

При пользовании источниками, как оригинальных египетских, так и исследований позднейших, в особенности классических авторов, Е. А. Посыпкин поставил себе главной целью изучение фактической стороны вопросов (периодизация на несколько царств с переходными или темными эпохами между ними известна) принимал за основу лишь то, что рассказывается самими древними египтянами - посредством их многочисленных памятников, а также то, что достоверно установлено современной наукой. Источниками для этой работы послужили, во-первых египетские памятники, заключающиеся в многочисленных надписях и картинах на стенах храмов, на отдельных стеллах, в гробницах и в папирусах, дающих много ценных сведений и, наконец, в орудиях, в военной утвари и в остатках различных военных построек, сохранившихся до настоящего времени. Во вторых, сочинения современных ученых - египтологов, которые являются и источниками, как например, издания различных текстов и пособий. Хотя они довольно редко бывают посвящены специально военным вопросам и, кроме того, среди их авторов нельзя найти почти ни одного лица с военным образованием - и посему, преклоняясь перед ученым авторитетом таких светил науки как Бругш, А. Ерман, Г. Масперо и мн. др., в вопросах чисто военных автор позволяет себе излагать свое мнение (но часто приводя ссылки на сочинение G. Maspero «Histoire ancienne des peuples de L Orient classique» по изд. 1876 г., но исправленного по изд. 1895 г.). И, наконец, в третьих, сочинения классических авторов, которые полезны в смысле различных косвенных и дополнительных указаний людей, видевших еще своими глазами последние проблески жизни некогда могучего государства. Но сочинениями этими надо пользоваться с большою осторожностью: так например, один из главнейших таких писателей, Геродот, был в Египте около 450 г. до Р. X., во время царствования Артаксеркса I и управления Египтом сатрапом Паузирисом, т. е. в период относительного спокойствия, которые бывали между постоянными восстаниями (Бругш. Ист. Ег. пер. Власт. С. 721, прим. 2.). Восстания эти, конечно, подавлялись, страна подвергалась разгрому, все более и более теряя свою самобытность - и вот почему Геродот не мог видеть настоящего, могущественного царства фараонов; он лишь видел агонию государственного организма, прожившего несколько тысячелетий.

Если прибавить к этому, что жрецы, которые были его проводниками по этой таинственной для греков стране, принадлежали к низшим служителям храмов, а потому сами не обладали никакими историческими познаниями (сравнить хотя бы порядок царствования царей по Геродоту и по памятникам), а Геродот к тому же не был достаточно знаком с египетским языком, то мы увидим, что сведения, почерпнутые у этого древнего ученого надо принимать только после строгой их оценки и сравнения с тем, о чем молчаливо свидетельствуют многочисленные памятники, рассеянные по всей долине Нила, а часто и далеко за пределами ее.

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Итак, важнейшим источником является то, что дошло до нас от самих египтян. Даже памятники искусства важны в военном отношении. Египетское искусство было искусство полное, настоящее: оно все замечало и всем интересовалось, а потому оно не осталось равнодушно и к военной славе. Проникнутое монархическими принципами в самом лучшем смысле этого слова, оно не пренебрегало и маленькими людьми, и мелочами повседневной жизни (О. Perrot. Hist. de l'art; I. P. 38.).

Вот почему памятники, которые с замечательной верностью и подробностями рисовали даже и в мелочах все стороны жизни, важны и для изучения военного искусства - так как не обладая, быть может, той полнотой указаний, которую мы можем почерпнуть из дошедших до нас специальных надписей и папирусов, они, взамен того, дают живую окраску письменным сведениям, дополняя их своею картинностью и многими мелкими подробностями, хотя бы, например, военного быта, которых мы не узнали бы без них.
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Замечателен взгляд на войну, который с древних времен установился в египетском обществе. Так, в одном из папирусов времен Аменемхета I, (XII дин., ок. 2500 г. до Р. X. Die Aegyptolegie. H. Brugsch. 1891.), царь говорит, что при нем: «перестали видеть постоянные сражения, тогда как раньше (Смутное время между VI и XII д. д.) дрались как бык, который не помнит и не знает прошедшего», что царь дал «возможность всем жить спокойно, как ученым, так и бедным; дал возможность обрабатывать землю и распространить везде радость" (Masp. Hist. anc. 1877, р. 102).

Эти слова ясно говорят, что египтяне сознавали то, что война сама по себе есть бедствие и признавали ее как неизбежное, а подчас и как необходимое, зло в государственной жизни, а в самой военной мощи своего государства они видели залог мира, необходимый для благоденствия страны.

Вообще древние египтяне были по природе мирным народом. Так Страбон говорит, что по своему недоступному географическому положению и потому, что страна производила достаточно всего для своих жителей, Египет был мирным государством. Приходилось лишь сдерживать разбойничьи набеги разных кочевников. Все это, конечно, относится к эпохе до, так называемого, Древнего царства, когда и противники египтян не представляли из себя серьезных врагов (кочевые народы). Воины с подобными народами, конечно, не могли развить воинственности (Erm. Aeg. u. aeg. Leb., II, s. 686).


Новое же царство, в противоположность предыдущим эпохам, отличалось сильно воинственным духом, чему имелись исторические причины.

Война за свержение ига Гиксосов сильно повысила воинственный дух народа и, после изгнания их, для удовлетворения оскорбленной гордости, оскорбленной владычеством семитов, Египет сам начинает предпринимать походы в Азию; развитие государственной жизни вызвало общение с соседними народами, которые тоже не всегда могли оставаться мирными - все это вызвало к жизни значительное развитие военного искусства и исторически складываются наступательные тенденции в военном деле.

Да и сами враги Египта изменились: вместо полудиких кочевников появляются вначале Гиксосы, полностью усвоившие египетскую культуру, затем сирийские народы, хетты и, наконец, ассирийцы. Это также дало сильный толчок к развитию военного искусства.

Воины гиксосского периода:
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Колесница-бига.

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Копейщик.

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Лучник.

Походы в неприятельские земли стали в глазах правительства в высшей степени важным делом; в царствовании каждого царя они нумеровались в государстенных летописях, и их описание начертывалось на стенах храмов и других памятников (Erm. Aeg. u. aeg. Leb., II, ss 694, 695; L. D. III, 65).

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5


Свои исследования поручик хронологически ограничил завоеванием Египта персами в 527 г. до Р. X. С этого времени когда-то сильное царство фараонов превратилось в персидскую провинцию, управляемую сатрапом, и Египет утратил значительную долю своей самобытности. Правда, Египет еще раз сделался после этого самостоятельным - но ненадолго, и в первой половине 4 в. до Р. X. вошел во всемирную Македонскую монархию.

Династия Птолемеев, утвердившаяся после великого завоевателя Александра Македонского, была греческая, внесшая греческая нравы, обычаи и искусства в эту страну - вот почему, с завоевания Египта Камбизом почти заканчивает свое существование и самобытное египетское военное искусство (Masp. Hist. аnс. 1876, р. р. 528 - 530).

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5


.

Часть 2. История развития вооружённых сил. Комплектование войск.

История развития вооруженных сил.

Египет эпохи Древнего Царства представлял из себя ряд более-менее самостоятельных княжеств, независимость которых зависела от силы центральной власти, которая периодически сливала такие «государства» в единый организм.


Каждый из удельных князей имел определенную силу, носившую характер дружины. Эти исключительно пешие дружины фактически представляли из себя ополчение, созываемые по мере необходимости. Дружины не перестали существовать и позднее – в эхоху постоянного, регулярного войска.

Среднее и Древнее царства

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
нубийский лучник

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
пращник

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Часть 2. История развития вооружённых сил. Комплектование войск

копейщик

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

рекрут-лучник

Ополчения были подчинены своему областному князю (главе региона - нома, такой чиновник назывался номарх), который вначале и был их непосредственным командиром; но потом, с течением времени, при крепкой центральной власти, областные князья сохраняли лишь один титул начальников таких ополченских отрядов, утрачивая над ними действительную власть, а командование ими вверялось особым лицам, так называемым «начальникам солдат» (Brugsch, Aegypt. s. 233: Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II. s. 690.).

Наряду с этими дружинами следует упомянуть и вооруженные отряды при больших храмах и отряды при казначействах (Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II. s. 690).

Настоящее регулярное, войско появилось в Египте в очень раннюю эпоху. Уже в Древнем царстве, при царе Пепи (VI Д. ок. 3233 г. до Р. X.), центральная царская власть настолько окрепла, что царь решил, ввиду усилившихся набегов с востока от Дельты, объединить все войско. Один из главных деятелей этой военной реформы был любимец царя Пепи, сановник Уна, который позднее водил эти новые войска в различные походы и экспедиции (Надпись Уна на его гробнице в Мемфисском некрополе).

При организации этого общего для всего Египта войска прежние местные князья, казначеи и верховные жрецы храмов, бывшие начальниками ополчения и вооруженных страж, не получили в нем должностей – для этого были назначены доверенные лица царя с сановником Уна во главе. Да, к слову, прежние местные военные власти и не были по существу военными, совмещая военные и административные функции и являлись таковыми лишь по своему положению и должности - и потому если и ходили в походы, то все-таки непосредственно войсками в бою, как правило, не командовали.

Уже со времени начала Среднего царства (ок. 2500 г. до Р. X.). при царях начинают появляться специальные отряды отборного войска - если можно так выразиться, «царская гвардия», носившее название: «следующие за господином». Надписи называют и офицеров этого войска: «схетс» (Erm. Aep. U. Aep. Leb. II, S 691. L. D. II. 136, 138, 144).

Постоянное войско Нового царства, по крайней мере позднего периода, было разделено на 2 армии, одна для Верхнего Египта, другая для Дельты; но для походов в неприятельские страны действующая армия формировалась из отрядов войск всего Египта.

Новое царство

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

колесница бига

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

копейщик

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

лучник стрелкового отряда

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

лучник-застрельщик

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
солдат ударной пехоты

Прежние же местные дружины, ко времени Нового царства (ок. 1700 г. до Р. X.), уже совершенно утратили характер отдельных, независимых друг от друга, отрядов и превратились в государственное ополчение, а храмовые стражи и отряды при казначействах получили значение лишь полицейской охраны (Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II. S. 714; Masp. Hasp. anc. 1895, II, 2111, 212).

Общее количество войск Нового царства было, вероятно очень значительно. Египетский жрец и историк Манефон говорит, что одной пехоты сосредоточивалось в укрепленном лагере при Ха-Уаре до 240 тыс. чел. (время владычества Гиксосов, ок. 1700 г. до Р. Х.). Затем имеются указания, что уже в греко-римскую эпоху в Дельте находилось 410 тыс. чел., разделенных на 2 армии - восточную и западную. Если даже считать эти цифры преувеличенными, то, тем не менее, численность египетского войска остается все-таки довольно солидной. Г. Масперо полагает, что одних регулярных войск Египет Нового царства имел до 100 тыс. чел., но действующие армии никогда не бывали более 40 тыс. чел. (Masp. Hasp. anc. 1895, II, p 212; Brugseh, Aegypt. S 345; Idem, Ист. Ег. Пер. Власт., 239).

Комплектование войск

Комплектование армии нижними чинами производилось посредством рекрутских наборов. Все население Египта было обязано составлять известное количество рекрутов; эту повинность несли также и народы, жившие в Египте с разрешения правительства и поселенные в стране военнопленные; но все эти народности комплектовали лишь, так называемые, вспомогательные войска, о которых подробнее скажем ниже.

Дела о рекрутском наборе были в ведении областных губернаторов, а для непосредственного учета годных для войска людей они имели особых должностных лиц, «писцов солдат» (Еrm. Aeg. u. aeg Leb. II, s. 690; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 391, 518; Стела 1198, Берлинский музей.).

Такая система присутствовала для укомплектования постоянных войск, по крайней мере, в Новом царстве; в Среднем же и Древнем царствах она могла правильно применяться лишь при сильной царской власти, объединявшей все государство.

Для получения и пополнения офицерского корпуса Египта времен Нового царства имелись особые училища, из которых выпускались офицеры в пехоту и колесничное войско. Воспитанники помещались в эти училища, по словам папируса Анастасия III: «согласно желания отца и матери», т. е., вероятно, еще мальчиками, а следовательно, это были настоящие военно-учебные заведения - с курсом не менее как в 6 - 7 лет, причем при этом проходились также и общие науки.

По окончании образования, офицеры выходившее в колесничное войско, «выбирали запряжку в конюшнях в присутствии Его Величества» (Пап. Анастасия III.) – и эти слова дают основание полагать, что само производство в офицеры считалось очень важным действом. Удостаивались офицерского звания после царского смотра, а вновь «испеченным» офицерам полагалась от казны «запряжка» - т. е. колесница и пара лошадей (Masp. Hist. 1876. p. 268).

Установившееся в общественном мнении представление о кастовом разделении сословий Древнего Египта совершенно неверно: древние египтяне не разделялись на касты, а делились по сословиям и профессиям, причем принадлежность к низшему сословию отнюдь не служила препятствием для достижения самых высших должностей в государстве. На гробницах высших сановников сплошь да рядом встречаются слова: «сын неизвестных родителей», а цари в своих надписях прямо говорили, что «в царствовании Его Величества каждому человеку не была закрыта всякая дорога».

Что же касается выбора профессии, то, конечно, здесь играли важную роль семейные традиции. Встречалась роды, где военная карьера избиралась большинством членов - и причем в продолжение нескольких поколений. Так например, из родословной одного военачальника по имени Аамеса (начало Нового царства), видно что отец, внук и племянник также занимали высшие военные должности (Гробница в Эль-Кабе. Бругш. Ист. Ег. Пер. Власт. 250, 251).

Вероятно и в те времена протекция играла важную роль - так что сыну или родственнику сановника было легче достигнуть высших должностей.

Часть 3. Быт мирного времени.

Расквартирование

Войска в мирное время были расквартированы по крепостям, составляя их гарнизоны, по укрепленным лагерям, по городам и резиденциям царей - о чем имеются указания многих текстов (напр., в городе Ха-Уар, до словам египетского историка Манефона, находилось 240 тыс. человек войска. Пап. Анастасия III (4 - 6) рассказывает о расположении войск в приграничных укреплениях и т. д.).

Везде где было возможно, войска располагались в специально выстроенных для них казармах – причем соблюдалось, чтобы, в целях сохранения дисциплины и внутреннего порядка, отдельные части были расположены вместе - под командой своих начальников (Бругш. Ист. Ег. Пер., Власт., 234-235; Erm. Aeg. u. aeg. Leb II. S. 708; Chabas, Vog. Dun. Eg. P. 63-65, Masp. Hist. Anc. 1895, P. 212).

Египетские воины эпох Ливийской, Кушитской и Саисской династий 946-525 гг. до н. э.

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Часть 3. Быт мирного времени

колесница-бига

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
копейшик

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

кавалерист

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
лучник

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

царская гвардия Шардана

Продовольствие и жалованье. Военные склады и мастерские

Вопрос о продовольственном обеспечении в мирное время был, естественно, вопросом большой важности.

При той строгой организации внутреннего государственного устройства, которая установилась в Египте уже со времен Среднего царства, удалось достигнуть упорядоченной системы довольствия вооруженных сил. Население, включая богатых и знатных людей, несло натуральную повинность - которая и шла на различные государственные нужды и на содержание вооруженных сил.


Надпись сановника Уна (Древнее царство, ок. 3200 г. до Р. X.) фиксирует заботу о продовольствии войск, указывая, что египтяне не освобождались от повинности по содержанию армии («Следовало брать хлеб и коз в каждой деревне» Erm. Aeg. u aeg. Leb. II, S. 689).

Манефон рассказывал, что царь, прибыв в лагерь при г. Хаар-Уар (начало Нового царства), наблюдал, помимо прочего, за раздачей жалованья и продовольствия войскам – и этим подтверждается, какую важную роль придавали власти этому вопросу (Бругш. Ист. Ег. Пер. Власт., 239).

Продовольствие и жалованье выдавались каждому солдату на руки - но как велико было то и другое мы, к сожалению, не знаем. Состав же продовольствия был довольно разнообразен; провиант, выдаваемый войскам, состоял из разных сортов хлеба, мяса и вина (Пап. Anastasi I (XVII,2 - ХVIII,2) рассказывает, что при отправлении в одну экспедицию отряда в 4000 человек не хватило следующего количества провианта: 300 корзин одного coртa хлеба, 1400 штук другого сорта, живого скота разных пород - 120 голов, а также и вина - 30 кувшинов. Chabas. Voy. d'un eg. p. 52; Masp. Hist. anc. 1895, II, p. 220).

Запасы провианта сосредоточивались в особых магазинах и складах - и затем выдавались в войска. Taкие же склады существовали для предметов вооружения и снаряжения (Указания о продовольственных магазинах и военных складах, где хранились различное вооружение к снаряжение, имеются на стенных картинах в Мединет-Абу и в др. местах (Rosselini Monumenti storici, CXXV и Т. V, р. 19 - 23), Бругш, Ист. Ег. пер. Власт. 113; Пап. Anastasi I (XII 2 – XVIII3).

Эти магазины и склады находились в ведении особых чиновников, подчинявшихся губернатору области, и довольствие войск из них производилось как в мирное время, так и при мобилизации, - до выступления армии за границу (Masp. Hist. anc. 1895, II, р. 220).

Для изготовления предметов вооружения и снаряжения существовали особые мастерские - причем как колесницы, так и осадные машины изготавливались в специальных заведениях. Многие памятники сохранили изображения таких мастерских, в то время как другие упоминают о таких производствах. Так, на одной из гробничных стелл Луврского музея, найденной Мариеттом, изображена оружейная мастерская по выделке луков: хозяин по имени Иофер - Сахау сидит на табуретке и окончательно отделывает уже согнутый лук; тут же лежат на полу 2 готовых лука с натянутой тетивой; а из двух изображенных работников один работает над деревом для лука, а другой готовится раскрашивать уже готовое орудие - но еще без тетивы; сзади лежат материалы и инструменты. Стелла относится к эпохе XVIII династии (ок. 1700 г. до Р. X.) (Moret. Une fabr. d'arcs (Rev. arch. 1899. I, p. p. 231—239; Также Pap. Anastasi I (XXVI, 3, 8) и Wilk. Anc. eg. 1, 374, 377, 378).

Дисциплина

Важность и необходимость строгой дисциплины в хорошо организованном войске, несомненно, признавались в Египте во все времена. Естественно, что лишь строго дисциплинированной массой можно было производить такие постройки, как пирамиды или гробницы царей в Фивском некрополе. А главной рабочей силой был народ, который должен был поставлять определенное количество рабочих с каждого селения за определенный промежуток времени - после чего им на смену прибывали другие. Инженеры же, архитекторы и мастера были лишь руководителями и инструкторами, но, вместе с тем, и начальниками над рабочими. Таким образом, египетский народ с молодых лет приучался дисциплине, - и уже поэтому представлял из себя в этом отношении, прекрасный контингент для пополнения войск.

Надписи подтверждают то, насколько серьезно смотрели египтяне на вопрос дисциплины. Так, один из номархов эпохи времен царя Усуртусена I (XII д., ок. 2433 г. до Р. X.), описывая свой поход, специально отметил дисциплину и порядок в войсках, дважды упомянув об отсутствии хотя бы одного случая дезертирства (Masp. Hist. anc. 1876, p. 121. L. D. II, 122.).

И нарушения дисциплины были так редки и считались настолько тяжкими проступками, что вызывали не только соответствующее взыскание, но и царский гнев и. В описании боя под Мегиддо во время сирийского похода Тутмоса III (XVIII дин. ок. 1481 г. до Р. X.), рассказывается о таком царском гневе, вызванным тем, что египетские войска, увлеченные легкой победой, недостаточно настойчиво преследовали противника с поля сражения, набросившись на обозы - вследствие чего значительная масса войск противника избегла плена (Надпись Карнакского храма, Бругш, Ист. Ег. пер. Власт. 302 сл., Bissing, Taf. v., Karn, Masp. La camp de Mageddo).

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
А. Ежов.

Часть 4. Обучение и смотры войск. Служба мирного времени. Награды.

Обучение войск. Лагеря.

Древнеегипетские войска, как увидим позднее, реализовывали достаточно сложные маневры - как на поле боя, так и на театре военных действий. Они умели искусно расположиться для боя и занять позиции, реализовывали меры охранения как на походе, так и на биваке, умели получать нужные сведения о враге, могли ловко биться в одиночном бою – и предпосылкой являлась основательная подготовка в мирное время и серьезное индивидуальное обучение.

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Памятники сообщают, что войска обучались в мирное время уже в эпоху Древнего царства. Они же повествуют об обучении вспомогательных войск египетскими командирами. Такие же сведения имеются и применительно к эпохе Нового царства (Надп. Уна. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 146 сл.; Пап. Anastasi III (VII 5); Chabas, Voy. D' un. eg. 65).

Обучение включало приемы рукопашного боя, гимнастику, бег и маршировку (как индивидуально, так и в составе отрядов), фехтование на копьях и стрельбу из лука. Последнее занятие считалось очень важным – им не пренебрегали даже цари: часто на картинах изображен царь, которого обучает стрельбе бог войны Сет (на плите между ног большого Сфинкса, у Великих пирамид мы читаем, что Тутмос IV занимался стрельбой из лука; Бругш. Ист. Ег. пер. Власт. 385; Masp. Hist. anc. 1895, II, p. 219.).

Мишенью для стрельбы из лука служила укрепленная на шесте небольшая деревянная доска – это и изображено на гробничном рисунке (Prof. Weisser, Bilder-Atlas, Aegypten).

Для одновременного выполнения различных построений и передвижений применялись команды и сигналы. Изображения войск на настенных картинах очень часто показывают барабанщиков или трубачей, обернувшихся лицом к строю и подающих сигналы. Ряд текстов говорит о подъеме войск (посредством барабанного сигнала) с бивака (Chabas, Voy. d'un eg. p. 52; pap. Anastasi I (XVII.2 – XVIII.2).

В мирное время курс обучения включал сосредоточение войск в определенных пунктах, совместные занятия и т. д. О таких лагерях имеется указание Манефона – последний отмечал, что эпоху гиксосских царей (до 1700 г. до Р. X.) ежегодно каждое лето в укрепленном лагере при Ха-Уаре собирались войска, осуществлявшие различные занятия и упражнения – причем их посещали и цари (Маsр. Hist, anc., 1876, p. 171; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 239.). А один из царей даже организовал такие упражнения у границы - для «возбуждения страха в иноземцах». Т. о., указывается, что занятия (фактически нечто похожее на маневры) проводились в поле – ведь иначе показать сосредоточение войск, «возбудив страх», невозможно. Подобный лагерь находился и у города Пи-Рамеесу - в более позднюю эпоху (XIX д., после 1400 г. до Р. X.) (Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 239 сл.; Chabas, Voy. d'un eg. p. 65, pap. Anastasi III (VII,2)).

Служба мирного времени.

Кроме этого, войска в мирное время войска несли достаточно разнообразную службу – начиная с эпохи Древнего царства. Войсковые отряды придавались транспортам, передвигавшимся из рудников, конвоировали преступников, сопровождали разнообразные экспедиции (Надп. Хирхуфа, современ. VI д. (ок. 3200 г. до Р. X), в его гробнице близ Елефантины, Schiaparelli, Una tomba, etc., p. p. 35 - 3; Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 690; Brugsch, Aegypt, s. 227; L. D. II, 122, 138, 149.).

Тоже самое наблюдается и относительно позднейших эпох (Так например, при Рамессу IV (XX д., ок. 1166 г. до Р. X.), к экспедиции отправленной в каменоломни Хамамата, был придан военной отряд численностью около 6000 человек. Надпись в дол. Хамамат, Brugsch, Aagypt 227; L. D. III, 219.).

Войска несли гарнизонную службу (в т. ч. и за пределами государства) – поддерживая спокойствие и порядок в вассальных странах и охраняя рудники, каменоломни и колодцы, станции - многочисленные надписи (на скалах, в гробницах и т. п.) свидетельствуют об этом факте. Особенно развился этот вид службы в Новом царстве (Chabas, Voy. d'un eg. p. p. 63—65, 67—69; idem, Melanges egyptol. I, p. 52; Гарнизон в 800 евреев в дол. Хамамат, L. D. III, 219, е; pap. Anastasi III, verso VI 4; pap. Anastasi I (XVII 2—ХХIII 2) V (XII.3); Надп. в гробн. Амени (Бени-Гассан), L. D. II, 132, 137с, 149d, 150а, III, 140с, 1, 17.).
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5


Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5


Неслась и пограничная служба – бдительная и строгая во все эпохи. Пограничные крепости и укрепления имели свои гарнизоны - и никто не мог пересекать границу, не записав у коменданта имя, цель и место путешествия (в некоторых случаях необходимо было иметь и пропуск в письменный форме). Любопытный остаток таких отметок дает нам папирус Anastasi III (Brm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s, 708. Папирус Anastasi III (IV— VI, verso)).

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

И ко всему этому следует добавить караульную службу, которую несли войска в царских дворцах, при казначействах, различных складах и т. п.

Инспекторские проверки.

Проверка состояния войск, осмотр снаряжения и вооружения – цель регулярно проводившихся инспекторских смотров. Курьезно то, что и офицерское снаряжение подлежало на этих смотрах проверке (Masp. Hist, anc. 1876, p. 268; pap. Anastasi III.).

Такие смотры установились уже в Древнем царстве - по крайней мере Уна, рассказывая об одном из своих походов, который он проводил с только что организованным постоянным войском, замечает, что после достижения границы был произведен инспекторский смотр, а уже затем двинулись дальше (Надп. Уны. Еrm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 689.).

Для инспекции войск, возглавляемых высшими начальниками, командировались либо особые высшие должностные лица, либо смотры даже проводились самим царем – об этом свидетельствует Манефон, описывая приезды царя в укрепленный лагерь при Ха-Уаре. Царь, как упоминалось ранее, проверял получение войсками провианта и жалованья (Эпоха Нового царства. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 239; Brugsch, Aegypt. s. 245; L. D. II, 133, 152; III, 5).

Смотры и парады.

Для поднятая морального духа войск, для смотров и проверки обучения, а также для того, чтобы и население могло увидеть военную силу своего государства, производились царские смотры и парады - в виде торжественных триумфальных шествий войск, при возвращении армии из походов и в других случаях.

Так из описания лагеря у города Пи-Рамессу (во времена XIX дин.), мы видим, что войскам производился смотр их военной подготовки (Chabas, Voy. d'un eg. p. 65. Пап. Anastasi III (VII,5)).

Также известно, что для возвращавшихся из похода в страну Куш войск (эпоха царя Хоремхеба, XVIII д. ок. 1400 г. до Р. X.) организовали торжественное вступление в Фивы. Картина, изображающая этот триумф, демонстрирует, что воины несут царя на переносном троне. Царь окружен сановниками и высшими военачальниками, а затем идет войско во главе с трубачами. Затем ведут пленных, несут трофеи. И навстречу кортежу движется процессия жрецов.

При Рамессу II, (ок. 1338 г. до Р. X.), войска уже на границе встречались депутацией жрецов от важнейших храмов государства, высшими чиновниками, знатью и огромной толпой народа. Украшенные цветочными гирляндами депутации обращались с приветственными речами к царю. А последний во главе армии вступал в Египет - ведя с собой массу заложников и пленных, неся богатую и разнообразную военную добычу (Надписи в пещерах Сильсилиса и в Карнакском храме. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 340, 427 сл., 438 сл.; Еrm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 703; L. D. III, 128. Надп. военачальника Аменемхиба, в гробнице Фивского некрополя, рассказывает о триумфе и смотре войск при Тутмосе III (XVIII д. походы ок. 1481 г. до Р. X.) и также триумфальное вступление имело место и при возвращении из походов против Хета при царе Сети I (XIX дин. ок. 1366 г. до Р. X.)).

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Сведений о смотрах и парадах более древних эпох не имеется.

Войсковые праздники.

В благодарность богам за одержанные победы и в ознаменование последних, учреждались специальные военные праздники.

Надписи в гробницах и картины упоминают праздники в честь победоносных войн и походов, установленные великим царем-полководцем Тутмосом III (XVIII д. ок. 1481 г. до Р. X.). Их было 3 в году - по 5 дней в каждом. Также упомянуты и праздники, установленные царем Аменхотепом IV (XVIII д., ранее 1400 г. до Р. X.) (Надп. гробниц Тель-эль-Амарны и военач. Аменемхиба близ Фив; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 327, 340 и 415; Bissing, Tafel v. Karnak).

Установление таких военных праздников следует отнести к Новому царству.

Награды по службе.

Для поощрения усердия по службе, личной храбрости и для того чтобы вызвать соревнование среди воинов, были установлены награды - помимо повышения в должностях, они включали и различные ценности. Военачальник Аамес (время XVIII дин.), упоминает награду, состоявшую из «золотого дара» (в основном - золотые нагрудники) и почетного титула: «витязь царя». Военачальник Аменемхиб (та же эпоха) также сообщает о наградах за храбрость - в виде золотых цепей на шею, колец и «золотого льва».

Эти «золотые дары» не были произвольными - они давались в известной последовательности, как современные ордена. Более-менее стройный характер наградная система приобретает к эпохе Нового царства.

Курьезна информация, которую нам дают памятники – о том что в доказательство личной храбрости следовало предоставить либо живых пленников либо правые руки (последнее касалось только периодов войн с народами, которые имели обычай обрезания; тогда как у необрезанных врагов отрубались другие части тела (Надп. военач. Аамеса (гробн. близ Ель-Каб) и Аменемхиба (гробн. близ Фив); Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 253 сл., 335 сл.).

Часть 5. Командование.

До организации постоянной военной силы, войсками командовали областные князья, верховные жрецы и т. п., а во главе отдельных дружин имелись особые начальники (время ранее VI дин. и смутный период между Древним и Средним царствами). Но в постоянных войсках, общих для всего Египта, командование было организовано по более сложной системе и, постепенно развиваясь, к эпохе Нового царства, вылилось в следующую форму.

Во главе войск всего государства находился сам царь или назначался для этой цели высший военный сановник, в мирное время являвшийся как бы военным министром, а в военное время зачастую водивший войска в походы - в качестве главнокомандующего. Должность эта называлась «атон войска». Такими атонами были, например, военачальники Амонемхиб и Аменхотеп (современники Аменхотепа II, XVIII д. около 1449 г. до Р. X.). О последнем нам известно, что он в мирное время стоял во главе всех войск государства, назначал гарнизоны в крепости и пограничные пункты, заботился об обороне державы, назначал командиров и т. п. («я указывал им образ действий, и они (т. е. войска) слушались меня»), а в военное время он лично командовал армией. Очень часто эти высшие военачальники занимали еще и другие государственные должности - но только в мирное время (Надписи военач. Амонемхиба (гробн. близ Фив) и Аменхотепа (статуя в Булакском музее). Также во времена Рамессу IV (XX д. ок. 1166 г. до Р. X.) был «атон войска» (надп. Синайскаго пол.); одна из фивских стелл говорит о «верховном начальнике войск» (при Пинотсеме I, после 1100 г. до Р. X.); сын Шашанка I (XXII д. ок. 950 г. до Р. X), Аупути, был «главный вождь воинов» (надпись в каменоломнях Сильсишса) и в походе был «во главе всех соединенных войск Паториса», т. е. верхнего Египта. Стелла Пианхи называет также одного «главного начальника войск», а надпись павильона в Мединет-Абу дает этот титул одному из сыновей Рамессу III (XX д. ок. 1200 г. до Р. X.). Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 335 сл., 388—392, 585, 588, 625, 651; Erm. Aeg. u. aeg. Leb.II, s. 723; L. D. III, 219; пап. Апаstasi V (XXI, 8.)).
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
Затем стояли особые начальники возглавлявшие разные рода оружия. Эти должности относятся к очень древнему времени - они существовали даже раньше общего для всей страны войска, и с их помощью центральная власть могла внедрять соответствующие мероприятия в тогда еще полусамостоятельные областные дружины (в некоторой степени их объединяя). Существование этих должностей документально доказывается для времени конца III дин. (ок. 3500 до Р. X.) (Статуя военач. Ра-Хотена, который носил титул «начальника пехоты». Такое же звание носил один из сыновей номарха Нумхотепа (соврем. Усуртусена I, ХII д. ок. 2433 г. до Р. X.), надп. в его гробн. в Бени-Гассане. В позднейшее время сыновья Рамессу III (XX д.) также носили звания: один «главного начальника пехоты», а другой «первого начальника царских колесниц» (надпись павильона Мединет-Абу); последняя должность упоминается также в надписи Синайского пол. времени Рамессу IV (XX д.) и в пометках на обратной стороне пап. Anastasi III).

Также назначались особые высшие начальники над войсками не египетской национальности (так например, одна из надписей на скалах Эфиопии говорит о «главном начальнике матсаи». Пап. Abbot упоминает некоего Менту-Хопешефа, «начальника матсаи», расположенных в Фивах. Пап. Anastasi III (пометки на обратной стороне), называет «начальника чужеземных войск». Также и в Туринском папирусе встречается титул: «начальник чужеземцев Куш», а одна из аписовых стелл (времени Шашанка I, XXII д.) говорит о «вожде Машауаша». Все надписи эпохи Нового царства (G. Parrot, Hist de 1'art, I, p. 638; Masp. Hist. anc. 1876, Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 164. 233, 455, 514, 601, 549, 585,588,639.).

Войска расположенные в одном округе, без различия родов оружия, подчинялись одному окружному военному начальнику. Часто этот начальник являлся и гражданским губернатором данной области. Во времена XII д., (Среднее царство) эти лица именовались «начальники солдат». Затем в каждом округе были свои «начальники пехоты, колесниц и вспомогательного (чужеземной национальности), войска» (Надп. военач. Амени, гробн. в Бени-Гассане (соврем. Аменемхата II, ХII д., ок. 2400 г. до Р. X.), Бругш Ист. Ег. пер. Власт., 172; Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s. 690; Brugsch, Aegypt. s. 233.).

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Укрепленные лагеря, расположенные преимущественно около границ, были подчинены особым начальникам, независимым от окружного командования (Brugsch, Aegypt. s. 245; L. D. II, 133, 151; III, 5.).

Крепости и войска, составлявшие их гарнизон, имели своих особых комендантов (Напр, танисская надп. говорит об одном «начальнике крепости Хеттам», а надп. близ Семнех называет по имени одного «главного начальника крепости» Семнех, соврем. Себекхотепа III (XIII д. ок. 2200 г. до Р. X.). Пап. Anastasi III (IV—VI); Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II s. 708; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 213, 514.).

Большие города, где было расположено много войск, имели «начальников гарнизона» (Стелла Шанхи, Ист. Ег. Бругш, пер. Власт. 647.).

Помимо этих постоянных начальников, войска, при формировании отдельных самостоятельных отрядов для различных целей, получали особых начальников отрядов (Chabas, Voy. d'un eg. p.p. 52, 63 - 65; пап. Anastasi I. XVII,2 – XVIII,2).

Очень распространено было совмещение нескольких должностей в одном лице. Так, один из таких высших начальников по имени Сети (эпоха Нового царства), был одновременно «вождем матсаи», (вероятно, расположенных в данном округе), «вождем чужеземного корпуса» и «начальником крепости Хеттам» (Пап. Anastasi I (XVII,2 – XVIII,2) указывает, что одно и то же лицо могло быть начальником над разными родами войск. Chabas, Voy. d'un eg. p.p. 63 - 65; L. D. III, 29,e; Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 514.).
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5
Основываясь на всем вышеизложенном, а также на данных, полученных из некоторых рукописей (Напр. пап. Hood и Petrie), можно восстановить следующую картину военной иерархии, какой она была, по крайней мере, в эпоху Нового царства.

Верховным вождем всех вооруженных сил являлся сам царь или назначенный им «атон войска». Затем по нисходящей.

1) Губернатор округа (он же являлся главным начальником всех войск, расположенных в его округе).

2) «Начальник войска и писец ополчения» - непосредственный начальник войск округа; в его канцелярии велись списки годных (а возможно и обученных) к военной службе людей данного округа.

3) «Заступающий место начальника войск», т. е. помощник начальника войск.

4) Интендант (он же и гражданский окружной казначей).

5) «Начальник конницы» и «начальник пехоты».

6) «Наместники конницы и пехоты» - т. е. помощники предыдущих начальников.

Вышеперечисленные лица являлись высшим военным начальством округа. Части имели, разумеется, непосредственных командиров:

В пехоте:

1) «Начальник вожатых войск» - во главе отдельной пехотной части;
2) «Вожатый войска» («впереди идущий») – командир тактической единицы пехоты;
3) «Уау», младший офицер;
4) Унтер-офицеры - полагались на каждые 5 – 10 пехотинцев.

В колесничном войске:

1) «Вожатый колесничных войск», командир тактической единицы колесничного войска, и (скорее всего) эта единица являлась и самостоятельной войсковой частью;
2) «Сени», колесничный воин, считавшейся старше «уау»;
3) «Возница».

Эти названия должностей не имели характера чинов, и поэтому часто видоизменялись.

Кроме того, было еще звание «махар" - которое имело также и военное значение. Этот титул (исключительно Нового царства) давался офицерам, посылавшимся и в мирное время с небольшими отрядами в чужие страны с различными целями: они знакомились с местностью, производили разведку, узнавали географическое положение стран, вступали в контакты с разными народами и т. д. (Пап. Anastasi I (XVIII, 4 и др.), Anastasi III: Chabas, Voy, d'un. eg. p.p. 67—69; Brugsch, Aegypt. s.s. 211—224, 233, 236—242; Еrm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s.s. 718, 721; Masp. Hist, anc. 1805, II, p. 218; L. D. II, 97, 134; III, 121, 155, 183, 201,219.).

Но иногда встречаются, помимо вышеназванных должностей, такие, функции которых остаются для нас неизвестными. Так, например, нам известен титул «знаменосца гарнизона», упоминаемый наряду с «советником царя» и «хранителем казны», что дает право предположить, что это был довольно высокий пост, но не объясняет - в чем заключались его обязанности (эпоха Нового царства) (Туринский пап. Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 576.).
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Часть 5. Командование
Но так или иначе, можно с уверенностью сказать, что командование войсками и военная иерархия были настолько прочно систематизированы и установлены в армии, что вполне служили для единства действий, необходимого в войске, преследующем одну общую цель: египетская система командования и взаимная подчиненность начальников, сосредоточивавшая всю власть, в конце концов, в руках одного лица, вполне позволяла быстро передавать в войска и приводить в исполнение волю старшего начальника.

Следует отметить еще один интересный факт. Военачальники, получавшие или имевшие придворное звание, сохраняли его и тогда, когда командовали частями войск. Памятники называют одного начальника колесничного отряда (эпоха Нового царства) «придворный возница», что означает, что это лицо исполняло обязанности царского возничего, а затем было назначено командиром колесничного отряда; царскими же возницами назначались как правило сыновья высших сановников государства, избравших военную карьеру (Надп. в дол. Хамамат (время Рамессу IV, XX д.) Brugsch, Aegypt. s. 229; L. D. Ш, 219.).

Штабы и канцелярии.

Древние египтяне были очень склонны к составлению разных документов - что доказано массой разнообразных рукописей, дошедших до наших дней. И войска в этом отношении исключения не представляли - при них находилась масса писцов различных рангов. При частях войск они исполняли обязанности адъютантов и писарей, но были и такие, деятельность которых напоминала скорее деятельность начальников различных штабов. Вот то, что сохранили для нас памятники по данному вопросу.

«Писец атона войск» или «писец войска» - занимал почетное место среди высших военачальников. Своей деятельностью охватывал войска всего государства – т. е. он походил на начальника Главного штаба.

«Царский главный писец молодого воинства» - также очень высокий пост. Вероятно, писец ведал делами о рекрутских наборах и общегосударственном ополчении, укомплектованиях войск и т. д.

«Писец по выступлении войск» - имелся в округах и состоял при отдельных отрядах во время походов и экспедиций.

«Писец, который набирает войска» - заведывал списками рекрутов и ополченцев округа и мог участвовать в походах в качестве начальника штаба отряда.

При высших военачальниках состояли особые писцы, как например: «писец помощника начальника войск» (в округе). И, наконец, при всех войсковых частях и некоторых командирах состояли т. н. «царские писцы войск» (Надп. в храме Ха-Как и на стат. сановн. Аменхотепа, соврем. Аменхотепа III, XVIII д.); надп. в дол. Ханамат (время Рамессу IV, XIX д.) Бругш, Ист. Ег. пер. Власт., 113, 391, 398, 588; Erm. Aeg. u. aeg. Leb. II, s.s. 720).

Теперь перейдем к рассмотрению родов оружия древнеегипетской армии, начав с ее основы – пехоты.
Гвардии поручик об армии Древнего Египта. Части 1-5

Картина дня

наверх