Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Мракобесы и мракобесия по-израильски (5 статей)

Мракобесы и мракобесия по-израильски (5 статей)
Закон, черт его поДери
06/27/2018
Леонид Луцкий
В статус-кво между светскими и религиозными я не верю, потому что давно здесь живу. С моей стороны каната его тянут весьма осторожно, делают перерывы, чтобы порассуждать о толерантности и выяснить, а вдруг мы кого ненароком обидели, а с другой – норовят вырвать и веревку и руки. В команде противников умеренно религиозных и соблюдающих традиции не много, там агрессивные ультраордоксы всех мастей, объединившиеся в желании навязать нам свой образ жизни. Главный рычаг силы у них – МВД, во главе с непотопляемым министром Арье Дери. Он давно свой срок с перерывами на отсидку тянет.
Когда закон о работе магазинов в субботу принимали, Дери заявил, что он ни на что не повлияет, ничего не изменит, да и вообще им не будут пользоваться. И представьте себе, нашлись неопытные и наивные девушки в депутатском корпусе, которые ему поверили. Тали Плосков из партии «Кулану», решительно заявившая было о своем твердом намерении не голосовать за закон и …передумавшая, вероятно, до конца каденции будут припоминать эти слова:

«Я начала разбираться в этом законе и увидела, что он, правильнее всего сказать, пустой. Совсем пустой. Сегодня каждый город имеет право, опираясь на свой муниципальный закон, принимать решение об открытии или неоткрытии магазинов по шаббатам.
В Хайфе такой закон существует с 1948 года. И никто эти законы отменять не собирается. Если в Араде есть уже работающие по шаббатам магазины, то они продолжат работать, их никто не собирается трогать.

Этот закон говорит лишь о том, что, если тот или иной населенный пункт захочет поменять городское законодательство, это должно будет пройти утверждение министра внутренних дел».

Да простит меня Тали, но я задолго до ее появления в Кнессете, заметил, что у ряда депутатов вместо совести вырастает и воспаляется некий новый орган, вроде аппендикса – отростка слепой кишки и называется он коалиционной дисциплиной. При завершении каденции мгновенно усыхает.
Молодого депутата Шарен Аскель просто затравили и чуть было не исключили из партии «Ликуд». Юридический советник партии власти почитал ей нотацию: «Когда ты повзрослеешь, ты поймешь, что нельзя нарушать коалиционные соглашения». На это депутат возмутилась, что ее пытаются «унизить».
Судьбу Шарен решал партий суд Ликуда и осталась она в Кнессете, подозреваю, ценой сделки с собственной с совестью.
Заверения Дери никого не обманули. Вот есть у вас на отшибе в городе магазинчик торгующий продуктами, да еще и не вполне кошерными, и пусть будет. Зачем старухе пешком за хлебушком до центра тащиться. А если он сгорит или закроется, а на его месте кто-то захочет открыть новый? Пожалте бриться, к Арье Дери за разрешением. Значит, закон, убеждали нас, касается такой мелочи, как открытие новых бизнесов. Сущая ерунда, особенно в городах, где новые кварталы вырастают как грибы после дождя. В этом плане особенно показателен даже не Ашдод, где недавно кипели страсти, а динамично развивающийся Ришон. 25 декабря, (а драконовский закон Дери после суток обсуждений, отчаянной полемики и беспрецедентного давления на всю коалицию был со скрипом принят), мэрии целого ряда городов приняли подзаконные муниципальные акты, позволяющие открывать бизнесы в своих городах. Особо решительно воспротивились законопроекту в Герцлии, Модиине, Кфар-Сабе. Целый ряд исков от мэрий был подан в БАГАЦ, и многие, увы, проиграны. Но Ришон, казалось бы, праздновал победу.
И вот вам последняя новость: тишайший Арье Дери заблокировал муниципальный закон Ришон ле-Циона о работе магазинов в субботу. Подождали полгода пока утихнут страсти и министр внутренних дел Арье Дери впервые применил принятый Кнессетом 9 января 2018 года закон о порядке работы магазинов по шаббатам, отказавшись утверждать муниципальный закон Ришон ле-Циона о существующем в городе статусе-кво.
Мэрия Ришон ле-Циона подала иск в БАГАЦ с требованием обязать Дери признать муниципальный закон, принятый за две недели до Закона о порядке работы магазинов по субботам, но министр уведомил суд, что муниципальный закон в любом случае требует санкции главы МВД.
Формулировка предельно лицемерная: «А поскольку целью муниципального закона является урегулирование задним числом нарушения Закона о работе и отдыхе, а не жизненная необходимость, он использует свои полномочия, чтобы заблокировать инициативу муниципалитета».
Безлошадным пенсионерам сидеть в субботу по домам и с тоской взирать на дорогу – это жизненная необходимость?
Жизненная необходимость навязывать свой образ жизни сотня тысяч светским жителям города?
А по мне, так жизненная необходимость передать в следующую каденцию пост главы МВД толерантному, устраивающего всех, политику. А еще мечта есть. Искренне желаю партии ШАС не преодолеть электоральный барьер и остаться за забором нашей политической жизни.
Леонид Луцкий

https://rishonim.info/zakon-chert-ego-poderi/

О проигранной битве за шабат - relevant
Открытые в субботу магазины могут в скором времени закрыться из-за закона Дери. Photo by Serge Attal/Flash90
Юрий Легков. О проигранной битве за шабат
Во время обсуждения в Кнессете Закона о супермаркетах, инициированного министром внутренних дел Арье Дери (ШАС), не раз говорилось о том, что закон не несет в себе ничего нового и практически не окажет никакого влияния на работу магазинов в шабат. Некоторые депутаты даже заявили, что вся шумиха вокруг законопроекта появилась потому, что «то, как закон был представлен в СМИ, не совсем точно отражает его суть», а потому нет никаких причин голосовать против.
При этом сам министр Дери не отрицал, что закон не несет в себе ничего нового, но несколько в другом контексте. Он утверждал, что «Со времени создания государства министр внутренних дел имеет полномочия отменить подзаконные акты местных органов власти, и этот закон только подчеркивает эти полномочия, давая инструменты для сохранения характера субботы в Израиле».
Первой «жертвой» нового закона может стать Ришон ле-Цион, где муниципалитет внес в местное законодательство изменения, позволяющие торговым точкам работать в шабат, за две недели до утверждения Закона о супермаркетах. Новый закон гласит, что подзаконные акты, касающиеся дней отдыха, подлежат утверждению министром внутренних дел и вступают в силу только через 60 дней, в течение которых министр внутренних дел может потребовать их отмены.
После утверждения закона муниципалитет Ришон ле-Циона подал ходатайство в БАГАЦ, в котором просил суд обязать министра внутренних дел признать внесенные в подзаконные акты изменения, так как это было сделано до утверждения нового закона. Министр внутренних дел Арье Дери (ШАС) направил ответ Верховному суду, в котором говорится, что министр внутренних дел отменяет изменения, внесенные муниципалитетом в подзаконные акты, и позволяющие торговым точкам работать в шабат. В ответе МВД говорится, что пока подзаконный акт не утвержден министром внутренних дел, он не имеет юридической силы. Кроме того, министр внутренних дел заявил, что он отклоняет просьбу муниципалитета Ришон ле-Циона на открытие торговых точек в выходной день, так как их работа в шабат не попадает под определение «насущной потребности» в соответствие с законом.
Но если в Ришон ле-Ционе, благодаря вовремя предпринятым муниципалитетом мерам, возникла спорная ситуация, которую будет разрешать БАГАЦ, то в остальных городах, где подзаконные акты запрещают работу в шабат, у местных властей уже нет никакой возможности повлиять на ситуацию и работающие «незаконно» в выходной день торговые точки скоро могут закрыться.
Согласно исследованию, проведенному Центром информации и исследований Кнессета, в 92% городов и местных советов из 35, участвовавших в исследовании, существуют подзаконные акты, касающиеся работы бизнесов в будние дни и запрещающие работу в шабат. Среди них Хайфа, Петах-Тиква, Ашдод, Ришон ле Цион, Герцлия, Беэр-Шева, Модиин и прочие. Несмотря на запрет, во многих городах существует modus vivendi, который устраивает и городские власти, пополняющие казну штрафами, и владельцев магазинов, и жителей, имеющих возможность закупиться в шабат. Законопроект Дери может положить конец мирному сосуществованию — для этого достаточно, чтобы представители ультраортодоксов в том или ином городе подали иск в БАГАЦ против работы бизнесов в выходной день. Верховный суд справедливости, в свою очередь, потребует от муниципалитета соблюдения подзаконного акта, запрещающего работу бизнесов в шабат, или же внесения в него изменений. Но, де-юре, у местных органов власти не будет никаких прав внести изменения в подзаконный акт, так как они не получат одобрения министра внутренних дел.

https://relevantinfo.co.il/lost-battle/

На площади и в самолете - relevant
Фото: Tomar Nivrag. Flash-90
Ольга Донская.На площади и в самолете
Что может сделать один яркий пост в фейсбуке на фоне сотен других, не получивших такой известности? Может многое.
Директор крупной израильской компании NICE ( компания работает в сфере высоких технологий, один из лидеров в области проектирования и поставки центров для бизнес-контактов, записи телефонных и видео разговоров, биржевых операций и управления воздушным движением ) объявил, что они отказываются отныне от услуг авиакомпаниии «Эль-Аль» из-за дискриминации женщин на борту.
Ситуаций таких на борту самолетов » Эль-Аль» было много, но последней каплей, которая видимо переполнила чашу терпения представителей компании, имеющей филиалы по всему миру, стал инцидент в Нью-Йорке. На своей странице в фейсбуке его красочно описал израильтянин Хен Ротем (Khen Rotem), присутствовавший на борту.
Он рассказал, как ультраортодоксы не соглашались садиться на свои места и не шли ни на какие переговоры со стюардессами, отказываясь даже смотреть на них. Все мужчины экипажа не готовились к полету, а пытались с этим как-то разобраться. Все это длилось до тех пор, пока пассажирки не согласились пересесть, причем им не предложили никакой компенсации и не дали хороших мест за то, что им пришлось идти на уступки. Автор задал вопрос, есть ли вообще у компании «Эль-Аль» какая-либо официальная политика в таких вопросах? И если да, то какая? И может ли любой пассажир требовать пересаживать других по своей прихоти, согласно своей вере? Или это только привилегия исповедующих ортодоксальный иудаизм?
Скандал возмутил многих, в том числе и представителей бизнеса, летающих из разных точек мира в Израиль и из Израиля.
Компания «Эль-Аль» принесла публичные извинения в связи с инцидентом, напомнив, что дискриминация в отношении пассажиров является совершенно недопустимой. Более того гендиректор авиакомпании «Эль-Аль» Гонен Усишкин объявил, что пассажиры, отказывающиеся занять места рядом с другими пассажирами, будут немедленно удаляться с борта самолета.
В то же время газета «Гаарец» напоминает, что этот вопрос должен был быть решен еще в 2017 году, когда Иерусалимский суд постановил, что просить пассажира поменять место по признаку пола — это форма дискриминации. И тогда «Эль-Аль» объявила, что бортпроводникам не разрешается идти навстречу требованиям пассажиров менять места на основании того, что они отказываются сидеть рядом с женщинами.
На площади и в самолете - relevantНа площади Рабина 25 июня 2018. Фото: David Cohen, Flash-90
Однако требования сегрегации продолжаются то тут, то там. И иногда выплескиваются на площади, что и произошло в воскресенье на площади Рабина в Тель-Авиве, где проходило мероприятие «Машиах на площади», организованное движением ХАБАД. И оно проходило по принципу разделения полов, что возмутило многих. Женщины были отделены от мужчин 50-метровым заграждением.
И если сначала муниципалитет в свете протестов и юридических аргументов отозвал свое разрешение на проведение мероприятия и заявил, что событие не может продолжаться, если мужчины и женщины будут разделены, группа, связанная с ХАБАД, обратилась в суд, и судья принял решение в пользу того, что еврейский закон, соблюдаемый группой, “должен соблюдаться.” Мэр Тель-Авива Хульдаи сожалеет о том, что муниципалитет принял первоначальное решение разрешить мероприятие на этих условиях. Это не первая подобная история, судья же, объясняя свое решение, говорил о «добровольной сегрегации».
На площади и в самолете - relevantНа площади Рабина 25 июня 2018. Фото: Yehuda Haim, Flash-90
Однако мы живем в мире, где добровольное быстро переходит в принудительное, и отвоевывать право на равенство приходится ежеминутно. Потому что от частной религиозной практики до требований соблюдать ее в общественном пространстве – один шаг.

https://relevantinfo.co.il/el-al/

Раввинат держит израильских женщин в плену? - relevant
Фото: кадр из фильма "Гет"
Аншель Пфеффер. Раввинат держит израильских женщин в плену?
Две недели назад три женщины обрели свободу. Мазаль Дадон получила, наконец, развод от своего мужа, Ярона Атиаса, который на протяжении двух лет отказывал ей в этом. Раздраженный его упрямством, раввинатский суд несколько недель назад публично опозорил Атиаса, призвав общественность не вступать с ним в контакты и приложив усилия для лишения его водительских прав. Тот, однако, сел за руль — и оказался в тюрьме. Это было последней каплей, вынудившей его сделать единственно правильный шаг. С очень большим запозданием.
Раввинатские суды редко доходят до этого. Вступившись за женщину, пребывавшую в «брачном плену», они снискали всеобщее одобрение. Есть, однако, один орган, не заслуживающий такого одобрения, и это получающий государственное финансирование Большой раввинатский суд. Женщине вообще нелегко убедить раввинов, что она выстрадала достаточно для того, чтобы ее брак был расторгнут. Но за случаи, когда упрямый муж может месяцами и годами тянуть и отказывать жене в «гете», ответственность несет система, которая позволяет это. Атиас, который подобным образом обращался со своей женой, — негодяй, но именно раввины держали по существу Дадон в статусе пленницы.
Почему было необходимо выставлять напоказ всю личную жизнь Дадон? И, хотя, разумеется, нет никакой причины сочувствовать Атиасу, хотим ли мы действительно, чтобы религиозный суд имел право накладывать подобные наказания?
И дело тут не только в раввинах. Вся наша политическая система – и это восходит еще к Давиду Бен-Гуриону, который еще в 1947 г. обещал Главному раввинату, что в еврейском государстве он будет иметь полный контроль над браками и разводами, – заслуживает порицания и позора. Бен-Гурион пообещал руководителям ультраортодоксов, что они в создаваемом государстве сохранят гегемонию, которой обладали во времена Оттоманской империи, в сфере семейных отношений, если позволят сионистским лидерам быть единственными представителями «ишува» на переговорах в ООН об обретении государственности.
В то время это было прагматическим и вынужденным решением: отдельное несионистское представительство могло серьезно подорвать претензии на независимое еврейское государство. Семьдесят один год спустя таких обстоятельств уже не существует. Но ни одно израильское правительство не было готово всерьез оспорить монополию раввината.
Раввинат держит израильских женщин в плену? - relevantФото: Виктория Поллак
Политическое влияние ультраортодоксальных партий по-прежнему препятствует возникновению в Израиле института гражданского брака. Наиболее жесткие раввины – представляющие максимум 10% израильского населения – держат остальных граждан в заложниках. У нас, конечно, есть выбор – не вступать в брак или отправиться для этой цели за границу. Израильские пары могут жить в «гражданском браке», признаваемом гражданскими судами. Но мужчины и женщины, желающие реализовать свое право на формальный брак (если они, разумеется, представляют двуполую пару – в «раю для гомосексуалов», которым является Израиль, не существует браков для людей одного пола), должны подчиняться установлениям пожилых религиозных людей, не имеющих опыта современной жизни.
Любой опрос, проведенный в последние десятилетия, показывал, что подавляющее большинство израильтян выступают за свободу в сфере брака. Другие исследования фиксируют постепенный рост числа израильтян, включая ортодоксов, вступающих в брак «частным» образом, без участия раввината. Но большинство – по причинам приверженности традициям, неосведомленности или давления семьи – все еще подчиняется религиозным правилам. И даже те из нас, кто не подчиняется, все равно способствуют этому хотя бы тем, что не поднимают по этому поводу большого шума.
Раввины и поддерживающие их политики требуют сохранения монополии во имя «единства еврейского народа». Они исходят из предпосылки, что если раввины не смогут обеспечивать осуществление браков и разводов в соответствии с Галахой (еврейским религиозным законодательством), это приведет к ужасному расколу среди евреев, который даже сделает для них невозможным создавать семьи.
Это, конечно, чистая чепуха. Большая часть евреев в мире на протяжении поколений жила в странах, где они могли свободно вступать в брак в той форме, которую они предпочитали. Современная система регистрации браков очевидным образом позволяет людям знать, с кем они заключают брак. Какие бы опасности, действительные или воображаемые, ни угрожали еврейскому народу, гражданский брак к ним не принадлежит. И в любом случае, ни один из этих раввинов не позволил бы своим детям сочетаться брачными узами с кем-то, кто не был бы тщательным образом проверен на принадлежность к непрерывной линии богобоязненных евреев. Так что и тут брачное свидетельство раввинатского суда оказывается не столь существенным.
Защитники раввината утверждают, что если бы в Израиле и была свобода выбора брачной процедуры, это никак не помогло бы Мазаль Дадон, поскольку она женщина религиозная и в любом случае выбрала бы религиозный брак.
Это, может быть, и верно, но если уж мы требуем свободы для всех, то это должно распространяться и на тех, кто в прошлом предпочел признать для себя верховенство религиозного закона.
Дадон и тысячи других женщин, которые остаются пленницами религиозного истеблишмента, власть которого они признали в силу личных верований, заслуживают все же лучшего обращения со стороны раввинов. А получат они его в единственном случае – если раввины потеряют свою монополию.
И это приводит нас ко второму аргументу, высказываемому сторонниками раввинатского суда.
«Чего вы хотите от раввинов?» — спрашивают они. Какой у тех есть выбор, кроме как судить по Галахе? Возможно, здесь не лучшее место давать теологическое разъяснение талмудического правила, согласно которому именно муж женится или разводится со своей женой, а не наоборот. Достаточно будет указать, что законы и правила брака в Талмуде основывались на тогдашних социальных обычаях и на отношениях между мужчиной и женщиной в те древние времена. Если бы сейчас нашелся авторитетный ортодоксальный раввин, который постановил бы, что нынче нормы изменились и, соответственно, раввинистические законы тоже должны претерпеть изменения, у него были бы для этого все основания. Раввины прежних времен обладали достаточной смелостью и чувством ответственности, чтобы осуществлять такие глубокие изменения, когда жизнь общества требовала этого. Но сегодня у ортодоксальной общины нет раввинов с достаточным авторитетом и чуткостью к новому. Бессмысленно ждать, что они примут такие решения в обозримом будущем.
Это не значит, что даже в узких галахических рамках нет пространства для гибкости. Такое пространство есть, но раввинатский суд предпочитает не использовать его. И тут мы обращаемся ко второму недавнему случаю «освобождения» женщины.
Цвия Городецки более 20 лет не могла получить развод от мужа, который применял к ней физическое насилие. Раввинатский суд в конце концов пришел ей на помощь – на свой лад – и Меир Городецки попал в тюрьму на 18 лет. При этом он по-прежнему отказывался предоставить ей «гет». Тогда специально по этому поводу был собран особый, «частный» суд, состоявший из трех ученых ортодоксов, не являвшихся «даянами» (религиозными судьями) и поэтому не опасавшихся за свою карьеру и продвижение (каковые в рамках системы раввинатских судов контролируются из-за кулис высокопоставленными раввинами).
Частный суд постановил в среду, что брак Городецких расторгается – на основании ряда технических галахических упущений в ходе заключения брака. Теперь она не нуждается в «гете», и может, в возрасте 54 лет, начать жизнь заново.
Почему государственный раввинатский суд не мог сделать то же самое? Тамошние судьи или слишком робки, чтобы взять на себя ответственность и провозгласить замужнюю женщину «свободной для брака с любым мужчиной» — или они боятся, что таким поступком навлекут на себя критику своих старших коллег. Да и почему, собственно, они должны быть гибкими? Ведь у Цвии Городецки не было выбора. Она не могла бы развестись каким-либо другим образом.
Раввинат в какой-то степени чувствителен к общественной критике, поэтому он устраивает грандиозное шоу по случаю наказания горстки неуступчивых мужей. Но пока он не утратит свою монополию и не будет вынужден бороться за те пары, которые хотят брака по еврейскому обычаю, но не хотят поддаваться диктату, он не проявит даже легких признаков гибкости.
Политики даже и не думают о том, чтобы бросить вызов этой гегемонии – из страха потерять коалиционную поддержку ультрарелигиозных партий. Поэтому единственный способ подорвать эту монополию – рост числа тех, кто предпочитает заключать брак вне рамок раввината. Это особенно важно для Израиля, где не существует легальной альтернативы, но в этом должны участвовать и евреи диаспоры, чтобы сделать подобные браки принятой нормой. Если вы хотите устроить свадьбу по правилам Галахи, вы можете найти ортодоксальных раввинов, которые проведут церемонию без участия раввината. И, в конце концов, согласно Галахе, вы вообще можете обойтись без раввина.
Единственный путь изменить положение, при котором женщины оказываются пленницами раввинатского суда, — это добиться того, чтобы как можно больше пар, к каким бы религиозным течениям они ни принадлежали, заключало брак по своему усмотрению. Брак без раввината – это, по сути, мицва.
Оригинал на сайте «Гаарец»

https://relevantinfo.co.il/ravvinat-women/

Странная и нездоровая парочка
Мракобесы и мракобесия по-израильски (5 статей)
В 1968 году на экраны кинотеатров вышла комедия «Странная парочка», мгновенно принесшая ее звездам – Уолтеру Мэттау и Джеку Леммону – мировую известность и всеобщую любовь зрителей. В целом, речь идёт об очередной ленте, где двое совершенно разных людей вынуждены терпеть друг друга, но в конце дружба побеждает. На экранах такое бывает часто, странные пары и тандемы там не редкость, ведь именно из мелких столкновении и нестыковок рождается здоровый смех.
В жизни бывают ситуации куда более дикие, чем в кино, но разница в том, что лента длится 90-120 минут, а жизнь, как правило, чуть дольше, и у настоящей жизни нет режиссера. Да и хэппи-энд на заказ не сварить, увы.
До сентября текущего года в Израиле должен быть принят новый закон о воинской повинности ультраортодоксов («харедим»). 14 июня министр обороны Авигдор Либерман (НДИ) заявил, что новый законопроект не соответствует его мировоззрению, а также не совпадает и с мировоззрением харедим, «но он полностью отвечает требования армии, и это самое главное. Нужно делать то, что необходимо армии», — сказал он. Однако в то время, как Либерман готов идти на определенные уступки, ультраортдокосы – не все, но самые упёртые, которые тянут за собой и более умеренных – готовы воевать. Не на поле боя, разумеется, а в кулуарах Кнессета.
В изобретательности им не откажешь, это я признаю. Фильм «Странная парочка» они вряд ли смотрели, но сумели сформировать такой тандем, при виде которого начинает что-то бурлить в животе. Толи смех зарождается, толи гнев, не поймёшь. Ортодоксы – прошу заценить это, господа и дамы – договорились с «Объединенным арабским списком». Те выйдут из зала перед голосованием, а харедим в благодарность не дадут провести «Закон о муэдзинах».
Помните такой законопроект? В нашей стране события сменяют друг друга с такой скоростью, что тяжело вспомнить о чём все ругались каких-нибудь два месяца назад. Закон говорит о запрете использования громкоговорителей для призыва на молитвы в мечетях, а точнее – ограничивает уровень громкости при подобных призывах. В своё время премьер-министр Биньямин Нетаниягу заявил, что «От этого шума страдают все — евреи, мусульмане, христиане. Я уже сбился со счету — сколько раз ко мне обращались с просьбой решить эту проблему».
Страдания простых людей мало волнуют ультраортодоксов, забившихся в свои кварталы и города. Им лишь бы в армии не служить, и при этом, желательно, ещё и деньги от государства получать. Для достижения своих целей они формируют такие союзы, в которые не поверили бы и самые смелые сценаристы, а продюсеры отказались бы выпускать подобные фильмы, уж слишком они неправдоподобны.
В жизни, как уже было сказано, хэппи-энд в безумных комедиях практически невозможен. Лицман и Уддэ, та самая «странная парочка», взялись за руки, чтобы нанести совместный удар как государству Израиль, так и рядовым израильтянам. Эти будут продолжать орать с минаретов по ночам, не давая спать соседям, а эти будут от армии косить целыми эшелонами. И те и другие считают, что Бог на их стороне, используя то, что светское население смотрит Чемпионат мира по футболу, и считает, что Бог гоняется за Лео Месси, не давая тому забивать…
п.с. Всё чаще израильские светские евреи, как и евреи диаспоры, ассоциируют иудаизм именно с партиями ШАС и «Яхадут ха-Тора», с постоянным шантажом министром, со скандалами по поводу общественного транспорта по субботам, закрытием магазинов, выбиванием миллиардов на колели и микве… Они стали синонимом иудаизма, и благодаря им – Арье Дери, Моше Гафни, Якову Лицману – само слово «иудаизм» вызывает отторжение у чересчур многих. Именно этого я не могу им простить.
Александр Гольденштейн.

http://haifainfo.com/?p=163387

Картина дня

наверх