Свежие комментарии

  • Махамбет Толеугазин
    ... на лицо,  двойные  стандарты ...   советские евреи самые махровые, таки ...  самые еврейстые в мире ...Дмитрий Пострелов...
  • Давид Смолянский
    Правильно понимаете. Только поход на Запад  произошёл через 10 лет после смерти Чингисхана (в 1227 г). под руководств...Монгольский меч н...
  • Алексей Сафронов
    Интересные и даже грандиозные события, которые как я понимаю происходили незадолго до эпохального похода моголов под ...Монгольский меч н...

Превеза. (1, 2 статьи)

Превеза: сборы, споры, штурм, разведка

Весной – в начале лета 1538 года венецианский и римский (папский) контингентысосредоточились на Корфу и составили значительную часть собираемого Священной лигой для войны против турок войска. Однако первые стратегические удары в 1538 году нанёс султанат. С весны турки осаждали Наполи и Мальвазию, а 7 июня в море вышел флот Хайреддина Барбароссы. 9 июля султанское войско выдвинулось в главный поход года — на Молдавию и Венгрию. Правда, двигалось оно медленно, ожидая, очевидно, вестей о действиях лиги. Ещё одна османская морская экспедиция, выйдя 13 июня из Суэца, направилась в Индию «на помощь единоверному правителю (султану Гуджарата) против неверных (португальцев)».

Европа (в государственных границах около 1560 года) и военные действия летом 1538 года. Для императора Карла первоочередную важность имели «внутриимперские» морские пути в западном Средиземноморье, из Испании в Италию, для Венеции — восточное Средиземноморье. commons.wikimedia.org - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruЕвропа (в государственных границах около 1560 года) и военные действия летом 1538 года. Для императора Карла первоочередную важность имели «внутриимперские» морские пути в западном Средиземноморье, из Испании в Италию, для Венеции — восточное Средиземноморье.
commons.wikimedia.org

Долгие сборы Священной лиги

В июне – июле 1538 года корпус Хайреддина Барбароссы опустошил Кандию (Крит) и осадил главные крепости острова. Тем временем союзники на Корфу всё ещё дожидались появления имперского контингента и главнокомандующих.

Некоторые командиры даже начали предлагать увести флот в Мессину, где, как они полагали, находился Дориа. Другие же, преимущественно венецианцы, считали, что покинуть Корфу и тем самым бросить Адриатику и Залив (Венецианский) — «дело ни доброе, ни безопасное».

Андреа Дориа тем временем собирал имперский контингент и «готовил различные вещи, нужные флоту, оправдывая свою медлительность и перекладывая вину на других». Имперские чиновники в Неаполе «под надуманными предлогами и против статей лиги»чинили препоны венецианским капитанам, нанимавшим солдат для войны в Далмации, и препятствовали транспортировке зерна для союзного флота, стоявшего на Корфу. Деньги из Испании поступали с задержками. Историки, особенно апологеты Карла, упоминали многие объективные трудности. Действительно, император и его приближённые весной – летом 1538 года более всего были заняты мирными переговорами с французским королём. Как писал сам Карл, «две такие войны (с султаном и королём) вести не стану (ибо слишком трудно)».

Дориа, верный человек императора, бросил все прочие предприятия и в первую очередь занимался военно-морским обеспечением переговоров. Французский флот, в любое время способный вновь превратиться в неприятеля, в это время находился в Леванте вместе с «добрыми друзьями (короля Франциска) турками», и о его намерениях можно было лишь догадываться. Поэтому ещё в начале марта 1538 года адмирал приказал Джанеттино Дориа, своему наместнику и приёмному сыну, отремонтировать 28 галер, с которыми тот присоединился к флагманской галере в Барселоне. Вместе с испанскими галерами этот флот перевёз императора с его двором в Ниццу.

Встреча, которой не было. Созданная воображением художника Таддео Цуккаро личная встреча короля Франциска, императора Карла и папы Павла в Ницце при заключении перемирия - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruВстреча, которой не было. Созданная воображением художника Таддео Цуккаро личная встреча короля Франциска, императора Карла и папы Павла в Ницце при заключении перемирия

Однако вместо мира 18 июня в Ницце было подписано лишь 10-летнее перемирие. Взаимные неприязнь и недоверие никуда не делись, а встреча трёх владык — императора, папы римского и французского короля — так и не произошла. В Ниццу приехал только папа, император остался в Вилльфранш, а король — в Вильнёв.

Не помогало делу и то, что переговоры шли едва ли не в обстановке войны: бунтовали мещане Ниццы, куда прибыли ненавидимые ими имперские представители и испанцы. В июне 1538 года в городе был убит родственник Андреа Дориа. После этого великий адмирал назначил цену в 10 дукатов за каждого нисуаза, которого доставят к нему живым, — адмирал намеревался посадить его гребцом на галеры. После того, как та же участь постигла дворецкого маркиза Агвилара, имперского посла в Риме, представители императора предъявили городским властям ультиматум: прекратить враждебные выступления, иначе Ницца будет сожжена. И действительно, после этого заявления обстановка стала спокойнее.

В Ломбардии и на Сицилии волновалась испанская пехота, «ожидая, что после мира уволят их всех или большинство их». Солдат успокаивали тем, что они будут-таки нужны — «в Леванте». Примерно к этому же времени относится и «московский эпизод». В мае — видимо, десятого числа — в Вильяфранку пришли две французские галеры. Они привезли посольство к императору из Московского государства, «страны, расположенной за Польским королевством». Посольство отправилось в путь «за шесть месяцев до того», то есть в начале декабря 1537 года, но почти у самой цели, на морском переходе из Генуи в Ниццу, галеру захватили «турецкие» (вероятно, магрибские) фусты. Корабли ушли в Марсель, где король Франциск выкупил посла за 700 золотых.

Император отправился морем в Геную, где встретился с папой римским, а после этого отбыл в Барселону. По пути, договорившись с королём Франциском, он свернул в прибрежное местечко Эг-Морт, дабы встретиться с королём лично и обсудить общие интересы вдали от папы, чей «прозелитизм», как писал король, «слишком дёшев (вреден) для политических дел».

Флот Карла V вышел из Марселя 15 июля и вблизи от Эг-Морта попал в такой густой туман, что «с кормы галеры ничего не разглядеть у носа». Настала ночь, и сопровождавшие императора французские галеры, не оснащённые компасами, в отличие от кораблей испанского флота, потеряли ориентировку и рассеялись во все стороны. Имперский же флот сохранил верный курс. Но, хотя галеры и сигналили пушечными выстрелами, испанцы всё равно терпели многочисленные столкновения. Корма галеры, на которой пребывал Карл, была разбита ударом другой галеры. Лишь к полудню следующего дня туман расступился, и флагманская галера оказалась в 10 милях от Эг-Морта (морская миля равна 1 852 м), а основная часть флота — более чем в 30 милях. Флот бросил якорь лишь к восьми часам вечера. В этом эпизоде Дориа великолепно проявил себя как моряк и флотоводец.

Погрузка орудия на галеру. Рисунок в книге Джентилини «Совершенный бомбардир» 1626 года - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruПогрузка орудия на галеру. Рисунок в книге Джентилини «Совершенный бомбардир» 1626 года

В Эг-Морте Карл и Франциск достигли личного примирения, причём король, в обмен на обещание Миланского герцогства в будущем, посулил оставить без помощи своих друзей-англичан, союзников-протестантов и особенно добрых друзей-турок. Монархи обсудили планы союза против султана. Замышлявшийся удар, однако, должен был быть направлен против Алжира.

Лишь после этого, в последней декаде июля или даже в начале августа (по Гвильельмотти), Дориа наконец-то принялся непосредственно за подготовку флота лиги к отправке в Адриатику. Он вернулся в Геную и вышел в море со своей эскадрой и транспортами лишь в конце августа. Зайдя в Неаполь, адмирал прибыл в Мессину на Сицилии.

Рейд римской эскадры

Ещё находясь в Ницце, император обещал венецианцам, что очень скоро из Мессины на Корфу будет выслан флот под началом Эрнана Гонзаги: 30 неаполитанских галер и 50 судов с тремя тысячами испанской пехоты. После возвращения из Ниццы император обязался немедленно приказать Дориа поскорее присоединиться с его 32 галерами к союзному флоту.

Занта в «Островнике́» Бенедетто Бордоне (1534 год), p. 36o - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruЗанта в «Островнике́» Бенедетто Бордоне (1534 год), p. 36o

Наконец, в начале августа имперский контингент под началом Эрнана (Фернандо) Гонзаги, вице-короля Сицилии и нового главнокомандующего сухопутными силами вместо заболевшего герцога Урбино, пришёл на Корфу. Только вот в действительности — и именно по приказу императора — Гонзага привёл лишь галеры, бывшие тогда при нём, а транспорты оставались в итальянских портах «в ожидании погрузки запаздывающей пехоты».

Венецианский и римский командующие, имевшие к тому времени 30 тысяч бойцов, включая экипажи судов и гребцов, и до сотни галер, требовали перейти в наступление, чтобы хотя бы принудить османов снять осаду Канеи. Гонзага же не соглашался, указывая на то обстоятельство, что и для самих союзников небезопасно, и для чести императора урон — пускаться на какие-либо предприятия со столь малыми силами. Надо подождать хотя бы транспортов, а они уже вскоре прибудут.

Гримани, командующий римским (папским) контингентом, «будучи не в силах более терпеть унизительное ожидание» и пытаясь хоть как-то помочь Криту, самовольно подготовил и нанёс отвлекающий удар по Превезе. Он тайно перевёл свои корабли к мысу Сан-Николо (примерно к северо-западу от гавани Корфу) и в ночь на 11 августа 1538 года вышел в море с отрядом в 30 галер. По пути, как сообщают некоторые историки, Гримани встретил отряд Пасквалиго в 25 галер, шедший к Занте. Тот якобы предложил присоединиться к Гримани и «во всём ему помогать». Командующий однако не объяснял своих намерений и от помощи отказался. 11 августа «к часу вечерни», то есть к заходу солнца, римская эскадра подошла к Превезе.

Крепость и местечко Превеза на карте Коронелли 1707 года. Направление на север — влево-вниз, линейка в 100 венецианских саженей — 175 м. После модернизации появилась восьмая башня внутри расширенного до моря обвода стен. Сами башни имели коническую форму, с усиленными против артиллерии стенами. Зелёные прямоугольник и штриховка отмечают крепость и застройку - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruКрепость и местечко Превеза на карте Коронелли 1707 года. Направление на север — влево-вниз, линейка в 100 венецианских саженей — 175 м. После модернизации появилась восьмая башня внутри расширенного до моря обвода стен. Сами башни имели коническую форму, с усиленными против артиллерии стенами. Зелёные прямоугольник и штриховка отмечают крепость и застройку
Вид укреплений Превезы на гравюре по дереву 1538 года Франческо Дженезио. Возможно, изображение сильно стилизовано - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruВид укреплений Превезы на гравюре по дереву 1538 года Франческо Дженезио. Возможно, изображение сильно стилизовано

Превеза — город на территории современной Греции. В XVI веке это было местечко, названное венецианцами Аццио или Ацциако. Оно стояло на северном мысу, замыкавшем узкий, «не более 2–3 кораблей пройдут в ряд», проход в Артский залив. Сегодня залив известен под названием Амвракикос. Укрепления Превезы состояли из 4-сторонней стены с глубоким рвом и восемью круглыми башнями — по одной башне на каждую сторону плюс четыре угловые. Слабой стороной Превезы была застройка, спускавшаяся к самой воде и ничем не защищённая. Её-то и использовал Гримани, высаживая на мысу десант — четыре отряда по 200 человек под началом Томассоне, который захватил местечко. Внимание гарнизона было отвлечено, а римская эскадра прорвалась в залив и начала обстрел крепости. Гарнизон ответил сильным огнём. Несколько галер получили серьёзные повреждения. Сравнительно малочисленному десанту пришлось вести тяжёлый огневой бой с гарнизоном. Гримани выгрузил им в помощь три тяжёлых орудия, и в течение 12 августа осаждающим удалось приблизиться к воротам крепости со стороны моря.

13 августа стена была частично разрушена: Гримани позже писал о 900 выстрелах, сделанных из тяжёлых орудий, и о нехватке пороха. Во время двух приступов всем четырём пехотным отрядам удалось прорваться на стены крепости. Однако развить успех не получилось, поскольку на приступ могла отправляться лишь половина бойцов, а вторая их часть должна была охранять окопы и пушки. Потери десанта были велики и составили 120 убитых и раненых, в их числе были и офицеры. К османам подошли подкрепления, поэтому Гримани решил снять осаду и отступить.

К 14 августа турки собрали к Превезе из области Лепанто сильное войско — якобы в 12 тысяч пеших и конных — и перешли в наступление. Десант отступил, унося раненых и уводя артиллерию, прикрываемый артогнём с галер, которые выстроились у берега двумя отрядами и вели перекрёстный огонь. Десант успешно достиг этого «треугольника» и сел на корабли. Под огнём из крепости — лишь на флагманскую галеру пришлось пять попаданий, хотя и без серьёзного урона — эскадра отправилась на Корфу.

Превеза и вход в Артский залив на карте 1820 года. Зелёный прямоугольник — контур старой крепости в примерном масштабе, зелёная штриховка — примерная площадь старой застройки. Нижняя масштабная линейка — метрическая (подсвечен отрезок в 1 км) - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruПревеза и вход в Артский залив на карте 1820 года. Зелёный прямоугольник — контур старой крепости в примерном масштабе, зелёная штриховка — примерная площадь старой застройки. Нижняя масштабная линейка — метрическая (подсвечен отрезок в 1 км)

Эта незавершённая августовская операция имела свои последствия: подорванный ранее необъяснимым бездействием командования дух союзников воспрял. Хайреддин, боясь лишиться важного укреплённого пункта, снял войска с Крита и поспешил с флотом в Артский залив. Отметим, что образ, охотно используемый англосаксонскими авторами: «Барбаросса успел увидеть на горизонте паруса уходящей римской эскадры» — не более чем художественное преувеличение.

После этого, однако, обе стороны заняли выжидательную позицию. Хайреддин не имел сил для решительных действий, союзники ожидали имперских подкреплений. Самого же Гримани за этот самовольный набег в декабре 1538 года на императорском совете оценили как «адмирала, для командования вовсе негодного».

Корфу — Занта: перемещения венецианцев

С середины июля два венецианских судна — галеон под началом Алессандро Бондумьеро, капитан-генерала Залива, и барза Николо Тривизано — с 600 пехотинцами при поддержке отряда в 12 галер прикрывали остров Занта. По 50 человек пехоты оставалось на кораблях, остальные высадились на остров. Через какое-то время мелкий парусник (barche — «ба́рка»), посланный наместником Кандии, принёс на Занту сведения, что часть османского флота замечена вблизи Майны (к северо-западу от мыса Матапан). Направлялись эти корабли к Корону и Модону. На Занту дополнительно отправился отряд галер наместника Пасквалиго: «12 галер без его собственной», то есть всего 13. Видимо, именно с этим отрядом встретилась папская эскадра 10–11 августа на пути к Превезе. Поэтому те 25 галер, о которых говорилось в позднейших «отдельных сообщениях», — это общая численность отряда галер на Занте.

22 августа 1538 года вблизи Занты был замечен отряд из 13 османских фуст — вероятно, разведывательный. Венецианские галеры вышли в преследование, но отряд укрылся в Модоне. Одна фуста, выкрашенная в чёрный цвет, была найдена выброшенной на берег Занты. Команду перебили местные крестьяне.

Посадка испанских войск на корабли на картине Андреаса ван Артевельде (1630‑е годы). Соответственно, костюмы и парусное вооружение представлены в реалиях первой четверти XVII века - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruПосадка испанских войск на корабли на картине Андреаса ван Артевельде (1630‑е годы). Соответственно, костюмы и парусное вооружение представлены в реалиях первой четверти XVII века

29 августа на Занту пришла фуста с Корфу с приказом Капелло возвращаться на остров. Галеон и барза ушли, оставив свою пехоту, согласно приказу, в помощь гарнизону крепости. Это были 200 пехотинцев под началом Джакопо ди Нучера. Ночью, в штиль, корабли встретились к западу от мыса Скинари с отрядом галер Пасквалиго. Утром 30 августа галеон и барза перехватили близ Спартии на острове Кефалония большой скираццо, перевозивший хлеб, колёса к пушкам и разные боевые припасы. Венецианцы добычу перегрузили, транспорт уничтожили. Утром 31 августа у острова Теаки (античная Итака), недалеко от Кефалонии, с галеона заметили отряд Пасквалиго. Галера привезла новости: весь османский флот приближался с востока к проливу Занты. Требовалось немедленно возвращаться на Корфу, поэтому Бондумьеро снялся с якорей и поднял паруса. Но его отряд на целый день попал в мёртвый штиль недалеко от Занты. Выгодный юго-восточный ветер поднялся лишь в конце дня, и отряд Бондумьеро смог вернуться на Корфу. Вероятнее всего, это произошло 1 сентября.

Корфу: адмирал Дориа и военный совет

28 августа Дориа привёл в Мессину 20 «своих» и две папские галеры. На следующий день из Генуи пришли галеон и «остальные суда, бывшие в Генуе» — то есть галеры и транспорты. 30 августа «после полудня» Андреа Дориа вышел из Мессины на Корфу. 3 сентября на остров пришёл отряд Пасквалиго, видевший османский флот у Кефалонии, а 4 сентября на Корфу узнали, что османский флот, пройдя Санта-Мауру, прибыл в Превезу.

5 сентября «на закате солнца» в проливе Корфу появился флот Дориа в 50 галер. «Парусники, бывшие при его светлости», однако, рассеялись в пути из-за штормов и прибыли на Корфу с опозданием и врассыпную. Часть транспортов опаздывала, а последние из них пришли только 22–23 сентября.

6 сентября «все галеры», находившиеся на Корфу, вышли навстречу галерам Дориа. Встреча сопровождалась торжественным движением флотов с артиллерийским салютом. 9 сентября Дориа провёл манёвры: вывел флот к Риле (Арилла в современной Греции) на албанском берегу напротив южной оконечности острова, в 30 милях от порта Корфу, а к закату солнца отвёл корабли в залив Гоменица (ныне Игуменица), где они дожидались отставших.

Транспортные нефы в гавани Венеции в 1500 году. Фрагмент рисунка Джакопо де Барбари - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruТранспортные нефы в гавани Венеции в 1500 году. Фрагмент рисунка Джакопо де Барбари

На военном совете, устроенном 10 сентября, мнения разделились. Большинство ратовало за выход в море и уничтожение неприятеля. Гонзага настаивал на ударе по Превезе. Причём, не доверяя случайностям морской битвы, он предлагал повторить тунисский вариант: заблокировать в заливе флот Барбароссы и высадить сильный десант, а по возможности и захватить корабли.

«Неожиданно и необъяснимо, один против всех» выступил Андреа Дориа. Он взял на себя полную ответственность за поздний приход имперского контингента, указал на бесчисленные трудности морских битв и подробно объяснил особенности ветров, проливов и течений, а также бурь в сезон равноденствия. В конце концов адмирал «с неопровержимой логикой»доказал, что искать следует не врага, а базу для флота. Вместо удара по Превезе Дориа предложил ни больше ни меньше как завоевание Мореи (западного Коринфа), а начать советовал с Патраса и Лепанто. Другие командующие возражали: пройти к Патрасу и Лепанто можно лишь мимо Превезы, где выжидал со своим флотом Барбаросса. Было бы неплохо выманить его на битву: уничтожив вражеский флот, куда проще заниматься вражескими крепостями. Дориа, имевший личный опыт деблокировки Корона в 1533 году, не нашёл что возразить. Подготовка к операции началась.

Корфу: сборы и интриги

Две недели между военным советом и выходом флота в море Гвильельмотти считал необъяснимой и непростительной задержкой. В данном случае известный историк несколько погорячился. Прибыв на Корфу с огромным опозданием, Дориа задержал выход не по своей прихоти: необходимо было дождаться постепенно подтягивавшуюся имперскую пехоту, без которой теряла смысл вся операция. Правда, в современных англоязычных историях транспорты с пехотой приходят на Корфу чуть ли не все и сразу. Свою роль, как увидим дальше, играли штормы и непогода.

Как сообщал Гвильельмотти, при подготовке флота к выходу из гавани между союзниками возникли трения. Дориа рекомендовал посадить на «слабые пехотой» венецианские галеры по 25 испанских пехотинцев. Венецианский командующий Капелло на словах соглашался с этим предложением — «двусмысленным, даже подозрительным»: а не хотят ли имперцы захватить венецианский флот? — но без одобрения сената «сделать такого не мог». Пока же он предлагал усилить свою пехоту местными силами, в том числе из гарнизонов Корфу и Занты. И действительно, около тысячи ополченцев с Корфу пополнили пехоту венецианского флота: 400 человек направились на галеон, а прочие распределились по галерам.

Галера в цветах Мальтийского ордена XVII века - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruГалера в цветах Мальтийского ордена XVII века

Испанец Дуарте рассказывал иное: утром 10 сентября на имперские, неаполитанские и сицилийские галеры были распределены 1 300 человек испанской пехоты из числа 3 тысяч уже прибывших из Апулии. Орденские галеры — «галеры с Родоса» — не нуждались в таком подкреплении. Маркиз де Агвилар от усиления снаряжённых за его счёт галер сначала отказался «за ненадобностью», но позже усилил их итальянскими наёмниками. 12 сентября военный совет решил вернуть на Корфу все венецианские и папские галеры и дополнительно посадить на них по 40–50 солдат, «зная, что у Барбароссы на каждой галере по 50 янычар кроме обычных бойцов». Кроме того, хотя у венецианцев «и гребцы сражаются», они могут быть и уставшими. На венецианские галеры направились 1 500 пехотинцев. На венецианских парусниках уже находилось около 2 500 человек пехоты Валерио Урсино и прочих капитанов. Поэтому на девять венецианских кораблей распределили по 80–100 солдат — кроме галеона и «каракки», куда направлены по 150 человек, и двух парусников, куда направлено по сотне воинов. На папские галеры на усиление отданы «600 самых лучших (испанских) солдат», причём на флагман папской эскадры и на их транспорт с боеприпасами — по 50 испанцев.

Флот не стоял без дела: днём 10 сентября Дориа и Гонзага возглавили отряд имперских и орденских галер, который вышел с Корфу, чтобы добыть сведения о флоте Барбароссы. В 15–20 милях от острова они встретили один из транспортов с пехотой, попавший в шторм и потерявший рею. Союзники узнали, что в пути на Корфу находились ещё несколько транспортов, попавших из-за шторма на Кефалонию. Они едва успели оттуда уйти, не без помощи разведывательного отряда галер Джанеттино Дориа, перед набегом на Кефалонию флота Хайреддина.

Тогда же на Корфу вернулся отряд галер Джанеттино Дориа. Он принёс сведения о том, что у Барбароссы «140 галер и 45 галиотов и фуст», но людей мало, и среди них болезни и смертность, и что ходят почти все галеры Барбароссы плохо, кроме 10–12 галиотов на 27–28 скамей, которые сильно обгоняли все прочие галеры, и до 30 галер с хорошим экипажем. Также разведка донесла, что Хайреддин спешно чинил и усиливал крепость Превезы и что держал он там множество пеших и конных — тех самых, что были собраны на отражение набега Гримани. Снабжением флота Хайреддина занимались 30–40 его галер, которые ходили за припасами в Лепанто.

Вероятнее всего, 12 сентября «все галеры» вышли в море. Они вели на буксире 22 имперских и венецианских парусника, а также «сколько-то скираццо с припасами», чтобы запереть флот Хайреддина в Артском заливе и прикрыть идущие на Корфу транспорты. Однако в тот же день разразился шторм, «каких и в декабре не бывает», и не стихал до ночи 17 сентября.

14 сентября на разведку к Превезе отправился отряд в 11 «отборных» галер Джанеттино Дориа. Утром следующего дня отряд обнаружил в Артском заливе «до 100 галер». Языка взять не удалось, и отряд вернулся обратно. 18 сентября с той же целью к Превезе собрался испанский капитан Сигала «на галере «Патрона», доброй под вёслами и под парусом».

Далматинская бергантина XVII века - Превеза: сборы, споры, штурм, разведка | Военно-исторический портал Warspot.ruДалматинская бергантина XVII века

В тот же день на Корфу пришёл орденский командор (comendador) Ордас на «доброй бергантине с Родоса», который весь минувший месяц по приказу гроссмейстера следил за флотом Барбароссы. На Кефалонии командор укрыл бергантину в заводи, а сам всю ночь провёл «не далее аркебузного выстрела от места, где те (османы) были», то есть на месте их высадки и стоянки. Ордас сообщал о «200 кораблях или более». 18 сентября 1538 года командование всё ещё ждало девять транспортов с оставшимися 2 500 пехотинцами из Апулии.

Тайные переговоры

Главные действующие лица Священной лиги не могли не замечать, что всё это время Гонзага и Дориа от имени императора вели тайные переговоры с Хайреддином, которые имперская сторона начала ещё в 1537 году. 20 сентября 1538 года «на острове Парга близ Корфу» — видимо, имелся в виду Паксос — состоялась встреча двух заинтересованных сторон. Хайреддин потребовал вернуть ему трон Туниса.

Трудно сказать, действительно ли имперцы надеялись переманить на свою сторону заклятого врага, предлагая ему вместо Туниса на выбор Бугию, Бону или Триполи. Гораздо более очевидна мотивация Хайреддина. В обмен на ничего не стоившие разговоры он получал выигрыш во времени и ослаблял решимость противника. Например, французские дипломаты в Константинополе полагали, что Хайреддин «более мусульманин, чем Мухаммед», а переговоры он вёл лишь для вида. Такой его расчёт вполне оправдался в сентябре 1538 года: флот лиги оказался готов к походу лишь в конце навигационного сезона в Средиземноморье. Времени у него почти не оставалось.


Литература:

  1. Ермолаев, Г. Г. Морское судовождение. Москва, 1970.
  2. Ágoston, G. Early Modern Ottoman and European gunpowder technology // Multicultural science in the Ottoman empire. Brepols, 2003. P. 13—27.
  3. Angelucci, A. I cannoni veneti di Famagosta l' Armeria dell' Arsenale ed il Museo Civico di Venezia // Archivio Veneto. 1874. Vol. 8. P. 5—24, 378.
  4. Candiani, G. Une tradition différente: La construction des navires de guerre à voile à Venise du milieu du XVIIe siècle au début du XVIIIe siècle // Cahiers de la Méditerranée. 2012. Vol. 84. P. 293—307.
  5. Cerezo Martínez, R. La táctica naval en el siglo XVI // Revista de historia naval. 1983. Vol. 1. P. 23—61.
  6. Crowley, R. The empires of the sea: the siege of Malta, the battle of Lepanto, and the contest for the center of the world. Random House, 2008.
  7. De Laiglesia, F. Cómo se defendian los españoles en el siglo XVI. Madrid, 1906.
  8. Dotson, J. E. Foundations of Venetian naval strategy from Pietro II Orseolo to the battle of Zonchio 1000—1500 // Viator. 2001. V. 32. P. 113—125.
  9. Eliav, J. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery // The Mariner's Mirror. 2013. Vol. 99. P. 398—409.
  10. Giustiniani, P. Le historie Venetiane. Venetia, 1576.
  11. Gravière, J. de la. Doria et Barberousse. Paris, 1886.
  12. Guazzo, M. Historie di tvtte le cose degne di memoria… Venetia, 1544.
  13. Guerazzi, F. D. Vita di Andrea Doria. Vol. 1. Milano, 1864.
  14. Guglielmotti, A. La guerra dei pirati e la marina pontificia dal 1500 al 1560. Vol. 2. Firenze, 1876.
  15. Guilmartin, J. F. The weapons of sixteenth century warfare at sea // Gunpowder and galleys: changing technology and Mediterranean warfare at sea in the sixteenth century. Rev. ed. United States Naval Institute, 2003.
  16. Iovius, P. Historiarvm sui temporis. T. 2. Florentiae, 1552.
  17. Káldy-Nagy, Gy. Suleimans Angriff auf Europa // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 1974. Vol. 28. P. 163—212.
  18. Lamb, H. Suleiman the Magnificent: Sultan of the East. Doubleday, 1951.
  19. Lane, F. C. Venetian naval architecture about 1550 // The Mariner's Mirror. 1934. Vol. 20. P. 24—49.
  20. Madunić, D. The Adriatic Naval Squadron (1645—1669): Defense of the Adriatic during the War for Crete // Historical contributions = Historische Beiträge. 2013. Vol. 45. P. 199—234.
  21. Marmora, A. Della historia di Corfv. Venetia, 1672.
  22. Morton Nance, R. The ship of the Renaissance // The Mariner's Mirror. 1955. Vol. 41. P. 180—192.
  23. Morton Nance, R. The ship of the Renaissance // The Mariner's Mirror. 1955. Vol. 41. P. 281—298.
  24. Norwich, J. J. A history of Venice. Penguin Press, 1982.
  25. Norwich, J. J. The Middle Sea: a history of the Mediterranean. Random House, 2006.
  26. Pantera, P. L'armata navale. Roma, 1614.
  27. Paruta, P. [Paruta 1605] Historia vinetiana. Vinetia, 1605.
  28. Paruta, P. [Paruta 1658] The history of Venice ; transl. by Henry, Earl of Monmouth. London, 1658.
  29. Sagredo, G. Memorie istoriche de monarchi ottomani. Venetia, 1673.
  30. The history of the maritime wars of the Turks. Translated from the Turkish of Haji Khalifeh by James Mitchell. Chapters I. to IV. London, 1831.

https://warspot.ru/10304-preveza-sbory-spory-shturm-razvedka

Превеза: план и импровизация

На военном совете союзников по Священной лиге 10 сентября 1538 года было принято решение выманить Хайреддина Барбароссу на битву, уничтожить вражеский флот и после этого заняться турецкими крепостями — корабли лиги нуждались в надёжной базе. Адмирал Андреа Дориа выступал за то, чтобы начать с завоевания Лепанто (современный греческий город Нафпактос). Добраться туда с Корфу, где находился флот и командование союзников, можно было лишь мимо крепости Превеза, принадлежавшей в то время Османской империи. В заливе у крепости стоял флот Барбароссы. Столкновение казалось неизбежным.

Южная оконечность острова Корфу, Превеза и Санта-Маура (ныне Левкас) на топографической карте конца XIX века. На легенде обозначены 1 и 2 морские мили как дальности часового перехода средиземноморской галеры в боевом строю. 4 морские мили — типичная средняя скорость галеры на переходе - Превеза: план и импровизация | Warspot.ru Южная оконечность острова Корфу, Превеза и Санта-Маура (ныне Левкас) на топографической карте конца XIX века. На легенде обозначены 1 и 2 морские мили как дальности часового перехода средиземноморской галеры в боевом строю. 4 морские мили — типичная средняя скорость галеры на переходе

Флот Священной лиги

22 сентября 1538 года в проливе Корфу появились последние ожидаемые транспорты (aggiunsero tutte le naui). Флот получил приказ пополнить запасы, «дабы можно было выйти в море при первой необходимости». Утром следующего дня корабли сосредоточились в гавани Гоменицы, а ближе к вечеру туда пришли те самые последние девять транспортов с 1 800–1 900 человек пехоты из Котрона (ныне итальянский город Кротоне) и Таранто. 24 сентября поднялся штормовой ветер, и флот не смог выйти в море. В ожидании подходящей погоды между кораблями перераспределялись припасы, солдаты получали недостающие пики, пули, порох и фитиль и т. п.

Флот шёл под флагами семи государей и государств: императора, папы, венецианской и генуэзской республик, ордена иоаннитов, испанского и португальского королевств. Флот лиги был организован следующим образом. Галеры объединялись в отряды: имперский («княжеский», то есть подчинявшийся Дориа), венецианский и римский (папский). Большие парусники были разделены на два отряда. Первый — под началом Франко Дориа, кузена Андреа Дориа и адмиральского наместника — включал галеон Франко Дориа и 40 имперских парусников. Второй — под началом Алессандро Бондумьеро — состоял из венецианских галеона и барзы (у испанцев и в некоторых других историях она называется «большой караккой»), всех прочих венецианских, единственного римского (папского) и 17 имперских парусников.

Испанская пехота в бою в Тунисе в 1535 году - Превеза: план и импровизация | Warspot.ruИспанская пехота в бою в Тунисе в 1535 году

Пехота — 11 тысяч испанцев и 5 тысяч итальянцев — в основном была набрана из имперских опытных солдат, собранных в Италии и Африке: «один полк — старая пехота из Ломбардии, Флоренции и наша (имперская) с Сицилии под началом Франсиско Сармиенто, Хуана Варгаса, Альваро де Санде, второй — пехота из Неаполя под началом Санчо де Аларсона, третий — наша (имперская) итальянская пехота и авантюристы и греки и люди папы под началом Агустина Эспинолы». То есть итальянские добровольцы–авантюристы были сведены в три отряда, все добровольцы из числа греков и албанцев — в один отряд, присоединённый к 2-тысячному итальянскому пехотному контингенту под началом Агустино Эспинолы. В командование союзных сил вошёл капитан Альфонсо де Аларсон, представлявший императора на переговорах с Хайреддином и «знавший личность» османского адмирала.

Численность союзного флота определяется по-разному. Марко Гуаццо, чья «История» впервые вышла в 1544 году, подробнейше перечислял галеры и крупные парусники по их названиям или капитанам, но непонятно, к какому моменту относится его перечень. Всего Гуаццо насчитал более 250 «парусов» (vele — единицы, вымпелы), включая транспортные суда. По его подсчёту во флоте было 150 галер: 45 имперских, 27 папских, 74 венецианские и 4 орденские. Далее 71 крупный парусник, из них 21 венецианский (в их числе галеон Алессандро Бондумьеро, барза Николо Тревизано, большой неф «Корнара», вооружённый на средства Гримани, неф «Корнара» Стефано Таработто и семь транспортов с припасами) и 50 имперских (в их числе галеон Франко Дориа и 14 крупных кораблей, называемых Гуаццо по названиям, владельцам или капитанам). Кроме того, «множество фуст больших и малых, бергантин (бригантин), фрагатов, а также много малых судов, вооружённых на Корфу (местными) авантюристами».

Модель венецианского галеона, построенного Матео Брессаном в 1526–1530 годах. Будучи «достойным повторения», галеон был обмерян при сдаче его на слом в 1547 году: длина корпуса между перпендикулярами составляла 47,2 м, длина по килю — 34,8 м, наибольшая ширина — 13,1 м. На модели три мачты, хотя в истории говорится о четырёх (как на следующем рисунке) - Превеза: план и импровизация | Warspot.ruМодель венецианского галеона, построенного Матео Брессаном в 1526–1530 годах. Будучи «достойным повторения», галеон был обмерян при сдаче его на слом в 1547 году: длина корпуса между перпендикулярами составляла 47,2 м, длина по килю — 34,8 м, наибольшая ширина — 13,1 м. На модели три мачты, хотя в истории говорится о четырёх (как на следующем рисунке)

Гильельмотти в своём исследовании полагал флот лиги состоявшим к 10 сентября из:

  • 140 боевых галер (41 имперская, 72 венецианских, 27 папских вместе с четырьмя, снаряжёнными на деньги маркиза Агвилара);
  • 51 большого парусника (30 имперских, 20 венецианских вместе с галеоном, отдельно посчитан большой неф «Корнара» — возможно, папский);
  • 37 тысяч бойцов и 22 тысячи гребцов;
  • до 2 600 орудий.

Гвильельмотти считал орудия по 10–11 на большую и 5–7 на лёгкую галеру и по 30 на любой парусник, по 150 гребцов на галеру, бойцов — по 75 пехотинцев на венецианских и по 100 на прочих галерах, моряков — по 50 на любой корабль. Кроме того, десять венецианских галер не входили в большой флот и несли сторожевую и разведывательную службу в Адриатике.

Участник битвы Миниато Риччи, клиент дома Гримани и высокородный искатель приключений в составе папской эскадры, говорил о несколько меньших силах союзников — видимо, имея в виду корабли, действительно вышедшие в поход: 141 галера и «60 или более» парусников, среди них «три галеона, на коих 450 бронзовых орудий (всех калибров; «bocche d'artiglieria di bronzo»), из них более 100 тяжёлых («cannoni»)». Однако далее в своём письме Риччи говорил уже о 139 галерах.

В донесении от 1 октября «генерала его святейшества» Марко Гримани, командующего папским контингентом, упомянуты 140 галер и 72 парусника «с прямыми парусами» (velas quadras). Существуют и другие подсчёты, включая явно преувеличенные, как у американца Лэмба, османского историка XVII века Халифе и других.

Португальский галеон на рисунке 1540 года. Два яруса прямых парусов и четыре мачты - Превеза: план и импровизация | Warspot.ruПортугальский галеон на рисунке 1540 года. Два яруса прямых парусов и четыре мачты

Относительно галеонов можно полагать, что наверняка имелся один настоящий галеон (венецианский), вторым был крупный парусник под личным командованием Франко Дориа (возможно, транспортный галеон), третьим считали венецианскую барзу, которая имела сильную артиллерию и действовала в июле – августе совместно с галеоном, а значит имела сравнимые ходовые качества. В данном случае под barza понимается быстрый пред-галеонный тип крупного парусника, в 1 500–2 000 т. Этот же корабль называют также «большой караккой». «Пятьдесят галеонов» у Норвича, очевидно, ошибка рукописи или набора.

Встреча противников

25 сентября 1538 года, до рассвета, имперский и орденский отряды галер (45+4) вышли из Гоминицы на Паргу, в 20 милях на юго-восток (морская миля равна 1 852 м): поступили сведения, что османы намеревались это венецианское владение разрушить. Венецианские и папские галеры выдвинулись следом из Гоминицы, ведя на буксире парусники. После встречи у Парги ветер позволил флоту поднять паруса. На закате, около 6 часов вечера (в донесении Гримани — «23½ часа» по итальянскому счёту часов) союзники подошли к Превезе и остановились «в полумиле от устья». Ветер, сильное волнение на море, узкий и плохо разведанный проход в залив вынудили флот провести ночь на якорной стоянке.

Превеза и вход в Артский залив на карте 1820 года. Зелёный прямоугольник — контур старой крепости в примерном масштабе, зелёная штриховка — примерная площадь старой застройки. Также отмечены мыс Пантократор («северный»), примерное расположение союзного флота на стоянке 25–26 сентября 1538 года и предполагаемый район высадки «в 2 венецианских милях от крепости» (3,5 км). За час галера в боевом строю могла пройти 2–3,5 км. Нижняя масштабная линейка — метрическая (подсвечен отрезок в 1 км) - Превеза: план и импровизация | Warspot.ru Превеза и вход в Артский залив на карте 1820 года.
Зелёный прямоугольник — контур старой крепости в примерном масштабе, зелёная штриховка — примерная площадь старой застройки. Также отмечены мыс Пантократор («северный»), примерное расположение союзного флота на стоянке 25–26 сентября 1538 года и предполагаемый район высадки «в 2 венецианских милях от крепости» (3,5 км). За час галера в боевом строю могла пройти 2–3,5 км.
Нижняя масштабная линейка — метрическая (подсвечен отрезок в 1 км)

Передовой отряд, состоявший из венецианского галеона и пяти галер, обнаружил за «северным мысом» (имеется в виду мыс Пантократор) у входа в Артский залив дозорные османские галеры — и ещё несколько, шедших по проливу в море. Турки отходили в залив, не вступая в бой. Подтянувшиеся союзные силы блокировали залив и стали на якорь у мыса Пантократор: галеон в центре позиции, «на 24 (венецианских) саженях глубины» (около 43 м), галеры ближе к берегу, парусники мори́стее (то есть дальше от берега). Весь день и ночь на 26 сентября держался свежий восточный ветер («от залива»), море было бурным.

На рассвете, когда ветер несколько стих, а море успокоилось, пять галер — четыре венецианские и одна орденская — заметили три османских судна у выхода из Артского залива и обстреляли их. Те же, сделав несколько выстрелов в ответ, отвернули к проливу. Далее за ними, ближе к крепости, обнаружился большой отряд османских галер, от 25 до 50. «Весь (союзный) флот» открыл огонь. Эти галеры тоже отступили в залив.

Гуаццо полагал, что Хайреддин на этот момент имел 140 галер, из них много лёгких (фуст). Те же 140 галер называл Риччи. В донесении Гримани отмечено 120 единиц (velas): 80 галер и 40 фуст и галиотов. Испанец Дуарте, представитель вице-короля (comendador) Леона при союзном командовании, сообщал о 152 единицах: 87 галерах, 30 галиотах и 35 фустах. Османский автор Халифе указывал численность в 122 «лёгкие» галеры. Серезо-Мартинес насчитал 122 галеры, 336 орудий и 6 тысяч личного состава.

Погрузка на баркасы и высадка имперских войск во время Тунисской операции (1535 год). Гобелен по рисункам Вермейена, входивший в наследство венгерской королевы Марии в 1555 году. Размеры кораблей по сравнению с людьми несколько условны - Превеза: план и импровизация | Warspot.ruПогрузка на баркасы и высадка имперских войск во время Тунисской операции (1535 год). Гобелен по рисункам Вермейена, входивший в наследство венгерской королевы Марии в 1555 году. Размеры кораблей по сравнению с людьми несколько условны

В любом случае понятно, что флот Хайреддина численно был слабее союзного. Людей у Хайреддина было мало, и союзники об этом хорошо знали. Именно нехватка личного состава стала основной слабой чертой османской стороны. Некоторые историки приписывали союзному флоту двукратное превосходство — «людей и кораблей в половину наших (союзных)». Под стенами Кандии Барбаросса потерял четыре тысячи янычар. Османский лагерь понёс большие потери от чумы: «погибли почти все христианские невольники-гребцы». Хайреддин пополнял корабельные команды из жителей Крита. Обо всём этом императору Карлу стало известно ещё в конце августа от французского посла в Константинополе.

Попытка высадки у Превезы

«Несколько после полуночи» 26 сентября главнокомандующий и капитан-генерал над сухопутными силами Гонзага и адмирал Дориа уточнили ранее составленный план высадки десанта и захвата крепости Превезы. Если позволят место высадки и погода, на все лодки, имперские баркасы и галеры авангарда будет погружена пехота с трёхдневным рационом «хлеба, сыра и вина», «а вино в стеклянных флягах, какие в нашем (испанском) флоте». Все парусники, а также венецианский и римский отряды должны прикрывать высадку. Пехоте будут приданы 20–25 «добрых эсмерилей (по испанской мере — орудие 1–2 фунта) со всем нужным (станками, порохом, ядрами и прочим)», кои снимут с княжеского галеона Франко Дориа, а к каждому эсмерилю дадут по два пушкаря. Венецианцы и папские галеры выделят 800 человек для сапёрных работ, по десять человек с каждой. К ним присоединятся ещё 200 человек сапёров из имперского контингента с железными лопатами, кирками, заступами, корзинами и топорами для всех осадных работ. От места высадки до крепости около 2 миль (примерно 3,2 км), дорога ровная, и «даже конницы не стоит бояться», учитывая численность и опыт высаживаемой пехоты. Саму же высадку планировалось провести за два дня.

Превеза. Современный вид крепости Пантократора, построенной в начале ХІХ века. panoramio.com - Превеза: план и импровизация | Warspot.ruПревеза. Современный вид крепости Пантократора, построенной в начале ХІХ века.
panoramio.com

На предполагаемое место высадки отправилась разведка. Ещё до рассвета Андреа Дориа письменно приказал Бондумьеро и Франко Дориа собрать с парусников баркасы покрупнее «для пехоты и фальконетов», а баркасы поменьше для припасов, чтобы высадить войска, «где прикажет господин вице-король сицилианский».

На восходе солнца 26 сентября, примерно в 6:20 по местному времени, капитаны готовили высадку, а Дориа послал следующий письменный приказ капитанам парусников: после отправки десанта всем парусникам следовать к мысу Дукато на Санта-Мауре, причём сигнал трубой к выходу должны дать Бондумьеро и Франко Дориа. Два галеона и барза должны были оставаться в арьергарде и прикрывать этот переход. Ветер, довольно слабый (poco di venticello), в это время дул «со стороны залива».

Пока парусные отряды готовились к переходу, османы выслали из залива отряд в 16 больших фуст и галиотов. Отряд, держась у самого берега, отгонял барки и фрагаты десанта ружейным огнём. Галеры прикрытия бросились к берегу и, в свою очередь, оттеснили османские корабли за северный мыс, однако далее их не преследовали, а вернулись к флоту вместе с десантными судами. Разведчики быстро выяснили, что в планируемом месте быстро и массированно высадить пехоту и артиллерию не выйдет.

Адмирал Дориа указал также на то, что у турок близ Превезы собрано много войска из области Лепанто после недавнего набега эскадры Гримани. Кроме того, господствовавшие в этих местах ветры с востока могли отогнать флот в море, оставив десант без поддержки. Поэтому лучше высадиться в месте, более пригодном для фуражировки и не столь сильно защищённом — например, у того же Лепанто. Это решение и было принято к действию.

Большой бой галер и крепости у устья Артского залива. Рисунок 1540 года, фактически показывающий события 26 сентября 1538 года — и преувеличивающий их - Превеза: план и импровизация | Warspot.ruБольшой бой галер и крепости у устья Артского залива. Рисунок 1540 года, фактически показывающий события 26 сентября 1538 года — и преувеличивающий их

Флот Барбароссы 26 сентября выжидал в Артском заливе, надёжно прикрытый крепостью и узким устьем. Время от времени из прохода появлялись мелкие отряды османских галер, перестреливались с такими же отрядами союзников по лиге, выходившими на перехват, и возвращались в залив.

Примерно в то время, когда возвращался десантный отряд, ветер стих — «около полдня», по донесению Гримани, — и почти полное безветрие держалось «весь тот день (26 сентября) и всю последующую ночь». Дориа определил галеры на буксировку парусников — по одной, по две или по три в зависимости от величины корабля. Галера его княжеской светлости Дориа буксировала галеон Франко Дориа. Венецианский же галеон оказался слишком тяжёлым для такой буксировки, поэтому всё равно остался почти без хода.

В донесении Гримани начало буксировки относится к вечеру (noche), возможно, уже после наступления темноты около 7 часов вечера. Продолжалась буксировка до момента «за два часа до рассвета», то есть около 4:00–4:20 по местному времени, когда поднялся ветер — видимо, тот самый «ветер с восточного направления», о котором идёт речь у Гуаццо и авторов XIX века. Завершилась эта операция в «10-м часу», о чём говорится у Риччи — по итальянскому счёту это были те же 4:00–4:20 утра. Парусники набрали ход и двинулись в направлении мыса Дукато, оторвавшись на 5–6 миль (9–11 км) от галер, вытащенных на пляжи, чтобы гребцы могли отдохнуть.

Превеза и Санта-Маура, приблизительная схема движения союзников ночью 26–27 сентября 1538 года. Обозначены стоянка османского флота в заливе и дневное построение союзников у устья залива в примерном масштабе. Буксировка союзных парусников показана как 10 часовых переходов по 1 морской миле (возможно, что скорость была на 15–20% выше). Движение парусников, поймавших ветер около 4 часов утра, условно показано как два часовых 4-мильных перехода к южной оконечности Санта-Мауры. Движение галеона — также условно, как два часовых 4-мильных перехода к северной оконечности Санта-Мауры - Превеза: план и импровизация | Warspot.ru Превеза и Санта-Маура, приблизительная схема движения союзников ночью 26–27 сентября 1538 года. Обозначены стоянка османского флота в заливе и дневное построение союзников у устья залива в примерном масштабе. Буксировка союзных парусников показана как 10 часовых переходов по 1 морской миле (возможно, что скорость была на 15–20% выше). Движение парусников, поймавших ветер около 4 часов утра, условно показано как два часовых 4-мильных перехода к южной оконечности Санта-Мауры. Движение галеона — также условно, как два часовых 4-мильных перехода к северной оконечности Санта-Мауры

Таким образом, союзный флот ушёл от Превезы к юго-западу, вышел поздно и двигался медленно. На якоре у устья залива оставался отряд прикрытия. Флот первым делом направился к Кефалонии (в оригинале: «к Калафигере (Calaphigera)»), «в 30 милях от Превезы», дабы пополнить запасы воды и пищи.

На Лепанто

В тот день Хайреддин попал в тяжёлое положение: выйти из залива и дать битву при имевшемся соотношении сил представлялось немыслимым — как и выйти из залива узким проходом на виду у развёрнутого флота союзников. Барбаросса фактически не имел опыта командования в битве больших флотов, что он и сам наверняка понимал. Поэтому многие авторы, ещё с XVI века, полагали, что не только Дориа, но и Хайреддин желал избежать большой битвы. Притом оба делали вид, что они её ищут.

Но затянувшееся выжидание, пусть даже и сохранявшее флот, для Хайреддина было по-своему опасно. После войны 1537 года султан Сулейман ясно дал понять своим известным «перемешиванием кадров»: он крайне недоволен нерешительными командующими. Высокой должности лишился султанский свояк Лютфи-паша. «Евнух Монуко (или Монух)», «чауш Высокой Порты» и султанский наблюдатель при Хайреддине, лично командовавший отрядом в 60 галер, прямо требовал от Барбароссы вести флот в бой: «Наш господин не дал ли тебе довольно кораблей, и больше, чем ты спрашивал, людей и пушек?» Мол, не для того, чтобы прятаться от христиан. Многие капитаны османского флота — Салех, Синан, Айдин «Чёртов охотник» и «подававший большие надежды новичок» Торгут (Драгут) — «упрашивали» адмирала выйти в море.

Превеза. (1, 2 статьи)«Сигнал к отправлению», гравюра 1750 года. По выстрелу пушки экипажи бросаются из береговых квартир на корабли

Несомненно, напоминание о султанском гневе сыграло свою роль. Но окончательно предопределило исход дела выдвижение флота лиги к Морее (Коринфу). После этого Хайреддин просто вынужден был преследовать союзников. У Гуаццо даже сказано, что Монуко, не добившись действий от Хайреддина, самовольно начал выводить свой отряд из залива, после чего адмиралу оставалось лишь возглавить операцию. На заходе солнца, то есть около 6–7 часов по местному времени (у Гвильельмотти «около полуночи» — видимо, время выхода замыкающих), османский флот вышел из залива и, отогнав дозорных, направился вслед за кораблями союзников.


Литература:

  1. Ермолаев, Г. Г. и др. Морское судовождение. Москва, 1970.
  2. Ágoston, G. Early Modern Ottoman and European gunpowder technology // Multicultural science in the Ottoman empire. Brepols, 2003. P. 13—27.
  3. Angelucci, A. I cannoni veneti di Famagosta l' Armeria dell' Arsenale ed il Museo Civico di Venezia // Archivio Veneto. 1874. Vol. 8. P. 5—24, 378.
  4. Candiani, G. Une tradition différente: La construction des navires de guerre à voile à Venise du milieu du XVIIe siècle au début du XVIIIe siècle // Cahiers de la Méditerranée. 2012. Vol. 84. P. 293—307.
  5. Cerezo Martínez, R. La táctica naval en el siglo XVI // Revista de historia naval. 1983. Vol. 1. P. 23—61.
  6. Crowley, R. The empires of the sea: the siege of Malta, the battle of Lepanto, and the contest for the center of the world. Random House, 2008.
  7. De Laiglesia, F. Cómo se defendian los españoles en el siglo XVI. Madrid, 1906.
  8. Dotson, J. E. Foundations of Venetian naval strategy from Pietro II Orseolo to the battle of Zonchio 1000–1500 // Viator. 2001. V. 32. P. 113—125.
  9. Eliav, J. Tactics of Sixteenth-century Galley Artillery // The Mariner's Mirror. 2013. Vol. 99. P. 398–409.
  10. Giustiniani, P. Le historie Venetiane. Venetia, 1576.
  11. Gravière, J. de la. Doria et Barberousse. Paris, 1886.
  12. Guazzo, M. Historie di tvtte le cose degne di memoria… Venetia, 1544.
  13. Guerazzi, F. D. Vita di Andrea Doria. Vol. 1. Milano, 1864.
  14. Guglielmotti, A. La guerra dei pirati e la marina pontificia dal 1500 al 1560. Vol. 2. Firenze, 1876.
  15. Guilmartin, J. F. The weapons of sixteenth century warfare at sea // Gunpowder and galleys: changing technology and Mediterranean warfare at sea in the sixteenth century. Rev. ed. United States Naval Institute, 2003.
  16. Iovius, P. Historiarvm sui temporis. T. 2. Florentiae, 1552.
  17. Káldy-Nagy, Gy. Suleimans Angriff auf Europa // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae. 1974. Vol. 28. P. 163—212.
  18. Lamb, H. Suleiman the Magnificent: Sultan of the East. Doubleday, 1951.
  19. Lane, F. C. Venetian naval architecture about 1550 // The Mariner's Mirror. 1934. Vol. 20. P. 24—49.
  20. Madunić, D. The Adriatic Naval Squadron (1645–1669): Defense of the Adriatic during the War for Crete // Historical contributions = Historische Beiträge. 2013. Vol. 45. P. 199—234.
  21. Marmora, A. Della historia di Corfv. Venetia, 1672.
  22. Morton Nance, R. The ship of the Renaissance // The Mariner's Mirror. 1955. Vol. 41. P. 180—192.
  23. Morton Nance, R. The ship of the Renaissance // The Mariner's Mirror. 1955. Vol. 41. P. 281—298.
  24. Norwich, J. J. A history of Venice. Penguin Press, 1982.
  25. Norwich, J. J. The Middle Sea: a history of the Mediterranean. Random House, 2006.
  26. Pantera, P. L'armata navale. Roma, 1614.
  27. Paruta, P. [Paruta 1605] Historia vinetiana. Vinetia, 1605.
  28. Paruta, P. [Paruta 1658] The history of Venice ; transl. by Henry, Earl of Monmouth. London, 1658.
  29. Sagredo, G. Memorie istoriche de monarchi ottomani. Venetia, 1673.
  30. The history of the maritime wars of the Turks. Translated from the Turkish of Haji Khalifeh by James Mitchell. Chapters I. to IV. London, 1831.
  31. Von Engerth, E. Nachtrag zu der Abhandlung über die im Kaiserlichen Besitze befindlichen Cartone, darstellend Kaiser Karls V. Kriegszug nach Tunis, von Jan Vermayen // Jahrbuch der Kunsthistorischen Sammlungen des Allerhöchsten Kaiserhauses. 1889. Bd. 9. S. 419—428.

https://warspot.ru/10314-preveza-plan-i-improvizatsiya

Картина дня

наверх