На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

По прозвищу La Hire

По прозвищу La Hire

По прозвищу La Hire
Р. Райдингс в роли Ла Гира

В 1429 году во Франции неожиданно ярко вспыхнула звезда Жанны д`Арк. Сияла она, увы, недолго. В первый раз перед дофином Карлом Валуа 16-летняя девушка предстала 8 марта, через 2 месяца – 8 мая, была снята осада с Орлеана, 17 июля в Реймсе прошла коронация дофина, а уже 24 мая 1430 года Жанна попала в плен и 30 мая 1431 года была сожжена в Руане.


Жанна д`Арк, средневековая миниатюра

Успехи провинциальной крестьянки вызвали раздражение и недовольство аристократов. 8 сентября 1429 года во время штурма Парижа Жанна была ранена в ногу стрелой из арбалета, рядом находились войска герцога Алансонского Ла Тремуайя, но до наступления темноты девушка оставалась без помощи. В плен к бургундцам (союзникам англичан) она попала из-за того, что перед отступающим отрядом, в котором она находилась, был поднят крепостной мост.

Согласно обычаям того времени, воюющие стороны не имели права удерживать в плену воина, за которого предложен справедливый (соответствующий его положению) выкуп. Отпустили даже страшного для бургундцев и англичан Ла Гира (героя статьи). Но Карл VII не захотел выкупать фактически подарившую ему корону Жанну, а вот англичане предложили за неё 10 тысяч золотых ливров – цену, равную выкупу принца крови.

В декабре она была привезена в Руан, где ее судили и признали виновной… нет, не англичане, а высшие иерархи французской католической церкви и профессора Парижской Сорбонны. Девушку обвинили в нарушении завета о почитании родителей (поскольку она самовольно ушла из дома) и в том, что она «бесстыдно отринула приличия и сдержанность своего пола, приняла без стеснения позорное одеяние и обличье воинское».

Её объявили подстрекательницей к войнам, «злобно жаждущей крови людской и понуждающей к её пролитию». Кощунственными были объявлены слова Жанны о том, что «святые говорят по-французски, ибо они не на стороне англичан».

Кроме того, она была признана идолопоклонницей, вызывающей демонов и обвинена в ворожействе и предсказаниях будущего. А голоса, которые призывали Жанну д`Арк к защите отечества, были признаны принадлежащими не архангелу Михаилу и святым Екатерине и Маргарите, а демонам Велиалу, Бегемоту и Сатане – то есть спасала Францию она по наущению демонов самого высшего ранга.

И через два года после встречи с дофином Карлом (30 мая 1431 года), Жанна д’Арк была сожжена в Руане.


Руан, памятник на месте казни Жанны д`Арк

Посмертно оправдана она была 7 июля 1456 года – то есть на протяжении 25 лет спасительница Франции совершенно официально считалась в этой стране еретичкой и ведьмой. И лишь 16 мая 1920 года Жанна была канонизирована папой римским Бенедиктом XV.


Аллен Дуглас. Святая Жанна д`Арк в войне с англичанами

Но вернемся в май 1431 года.

Тогда во всем Руане лишь один человек проявил сочувствие к покинутой всеми несчастной 19-летней девушке. Это был оставшийся безымянным английский лучник, который во время казни бросился в огонь, чтобы передать ей самодельное деревянное распятие. А два, безусловно, преданных ей человека оказались тогда очень далеко и не сумели помочь.

Соратники Жанны д`Арк

Одним из безоговорочно преданных Орлеанской деве людей был Жиль де Монморанси-Лаваль, барон де Рэ, граф де Бриенн. На избалованного и распущенного аристократа встреча с Жанной произвела такое впечатление, что он неожиданно для всех превратился в героя, уже в 25 лет получил звание маршала Франции и право носить королевский знак Лилии.


Gilles de Laval, sire de Rais. Таким мы видим его на портрете работы Элуа Фирмена Ферона (Версаль, Галерея маршалов)

А это кадр фильма Люка Бессона «Жанна д'Арк», в роли Жиля де Рэ В. Кассель (на самом деле де Рэ был совсем молодым человеком), а сзади слева стоит герой статьи – Ла Гир.


В мае 1431 года Жиль де Рэ во главе собранного им на свой страх и риск отряда наемников пытался прорваться к Руану, но опоздал. После казни Жанны он покинул короля и поселился в замке Тиффож. Известно, что он потратил 80 тысяч экю на постановку «Орлеанской мистерии» (Mystere d’Orleans), в которой, помимо актеров и музыкантов, участвовали 140 статистов. Но главным его увлечением стали занятия магией и алхимией.

Делами бывший маршал не интересовался, и вскоре многие его имения оказались заложены, что и сыграло роковую роль в его судьбе. Именно кредиторы и оклеветали Жиля де Рэ, который в итоге был приговорен к повешению и сожжению трупа. Соратника Жанны д`Арк обвинили в похищении и убийстве 140 детей, оскорблениях святынь, служении дьяволу, богоотступничестве и ереси.


Казнь Жиля де Рэ

В справедливость приговора никто не поверил, в хронике Монстреле можно прочитать, что

«большинство дворян Бретани… пребывало в величайшей печали и смущении от позорной смерти Жиля де Рэ, знаменитого, как доблестнейший из рыцарей».

У могилы «серийного маньяка» кормящие матери стали молиться о ниспослании им обилия молока. Уже через 2 года Жиль де Рэ был реабилитирован королем Франции. Тем не менее именно Жиль де Рэ считается прототипом герцога Синяя борода.

Кстати, в 1992 году де Рэ оправдал Сенатский трибунал, созданный по инициативе литератора Жильбера Пруто. Однако вердикт судебной коллегии не является действительным, так как собранный состав суда не обладал полномочиями пересматривать дела XV века.

Но сегодня мы подробно поговорим о другом поклоннике и стороннике Жанны д`Арк – гасконце Этьене де Виньоле, который после казни Жанны д`Арк несколько лет мстил бургундцам и англичанам.

Этьен де Виньоль, La Hire

Герой сегодняшней статьи отличался неукротимым и свирепым нравом, его даже называют человеком, наиболее ярко воплотившим в себе холерический темперамент. Он родился то ли в 1380, то ли в 1390 году в городе Прешек-де-Бэн (современный департамент Южные Пиренеи), хотя некоторые исследователи считают, что произошло это в Сен-Годенсе (Верхняя Гаронна).


Герб Этьена де Виньоля: «из песка с тремя гроздьями серебряных лоз, помещенными вторым и первым, каждая гроздь сопровождается листом».

Однако гораздо более известно прозвище этого человека – La Hire (Ла Гир, де Ла Ир). Многие считают, что произошло оно от ire – «гнев», «ярость», другие полагают, что Ла Гир получил прозвище от слова herisson – «Еж».

Его называли «богом найма», а кое-кто – «отпетым висельником» и «любимцем Дьявола».

Этьен был неграмотным богохульником и неисправимым сквернословом, о чем в поэме «Орлеанская девственница» не преминул иронично упомянуть Вольтер:

«В совете воинов и мудрецов
Лились потоки благородных слов,
Спасать отчизну слышались призывы;
Особенно Ла Гир красноречивый
И хорошо, и долго говорил».

В России читатели обычно на эти строки особого внимания не обращают, а вот французы данный отрывок считают одним из самых смешных в этой пародийной поэме.

Именно Ла Гира «заставил» Вольтер убить юную возлюбленную одного из англичан:

«Шла молодая Розамор с ним рядом,
В руке лилейной острый меч держа,
Забралом, каской, воинским нарядом
Напоминая стройного пажа...
Она бесстрашно шла вперед,
Шепча ему чуть слышно: «Мой желанный»…
И роковой удар наносит он
Прекрасной Розамор.
Она упала,
Открылась грудь, два нежные цветка,
Высокий лоб блеснул из-под забрала,
Рассыпались ее кудрей шелка,
И взор, синеющий ясней сапфира».

Тем удивительнее, что именно Ла Гир первым признал боговдохновенность Жанны д`Арк, под её влиянием он даже стал ходить к причастию.

Правда, «обращение» Ла Гира носило весьма специфический оттенок, вполне соответствующий его характеру. Жанна всегда клялась «древком своего знамени», подражая ей, Ла Гир тоже стал клясться «древком», но не знамени, а «своим собственным» – тем, что отличает мужчину от женщины.

Ла Гиру приписывается молитва такого содержания:

«Милый Господь Бог, прошу Тебя, поступай с Ла Гиром так, как Ла Гир поступал бы с Тобой, если б Ты был Ла Гир, а он – Бог».

Марк Твен потом отмечал в примечаниях к своему (весьма достоверному с исторической точки зрения) роману «Личные воспоминания о Жанне д'Арк Сьера Луи де Конта»:

«Молитва эта была многократно и многими народами похищаема в продолжение последних 460 лет».

(Луи де Конт – земляк и сподвижник Жанны д'Арк, свидетель на процессе ее реабилитации в Париже в 1455 году, его показания под присягой, занесены в протокол и, наряду с другими документами той эпохи, используются историками в качестве первоисточника).

История сохранила и другие слова Ла Гира:

«Будь Господь солдатом, он бы тоже грабил!»

А вот еще один его афоризм:

«Хочешь уцелеть – бей первым».

И вот такой человек стал беспрекословно подчиняться Жанне д`Арк – весьма хрупкой и благочестивой девушке, о которой камергер дофина Карла Персеваль де Буленвилье писал (в июне 1429 года) миланскому герцогу Филиппо Висконти:

«Дева сия сложением изящна; держится она по-мужски, говорит немного, в речах выказывает необыкновенную рассудительность; у неё приятный женский голос. Ест она мало, пьёт ещё меньше».


Жанна д'Арк на рисунке секретаря Парижского парламента Клемана Фокомбера, датированного 10 мая 1429 года: не мощная мужеподобная «бой-баба», а очень худая субтильная девушка

Сила личности Орлеанской девы действительно была велика, и в упоминавшемся романе Марк Твен имел право писать о ней:

«Богом она послана или нет, но в ней есть нечто такое, что возвышает её над воинами, над всеми воинами Франции, что воодушевляет их на подвиги, превращает сборище трусов в армию храбрецов, и они обретают в её присутствии бесстрашие».

А также:

«Она была велика своим умением открывать способности и таланты, где бы они ни таились; велика своим чудесным даром говорить убедительно и красноречиво; непревзойденно велика умением воспламенять сердца разуверившихся, вселять в них надежду и страсть; умением превращать трусов в героев, толпы лентяев и дезертиров в батальоны храбрецов».

На момент встречи с Жанной Этьен де Виньоль считался чуть ли не стариком – около 40 лет, мало кому из постоянно сражающихся солдат удавалось тогда дожить до такого возраста. Ниже вы видите его идеализированный портрет, написанный в 1835 году Луи-Фелисом Амьельем:


Однако на самом деле красавцем он не был (скорее, наоборот), к тому же сильно хромал, поскольку в 1421 году в одном из постоялых домов на его правую ногу упала печная труба, и сломанная кость, видимо, срослась неправильно.

К армии дофина Карла он и его друг Жан Потон де Сентрайль (Jean Poton de Xaintrailles) присоединились еще в 1418 году. В том же году Этьен захватил контролируемый бургундцами замок Куси, после чего взял девиз:

«Не король я, не принц, не герцог я, не граф; я – сеньор де Куси».

Однако уже на следующий год какая-то горничная освободила пленных бургундцев, которые вновь захватили замок.

Ла Гир и де Сентрайль воевали в Вермандуа, Лануа и в Лотарингии, где входили в состав наемного отряда, сформированного кардиналом де Баром.


Ла Гир и Потон де Сентрайль на миниатюре XV века

В 1421 году Этьен де Виньоль принял участие в битве при Боже, в которой французы в союзе с шотландцами разгромили отряд англичан. В сентябре 1427 года он находился в армии, которая сняла осаду с северофранцузского города Монтаржи. В октябре 1428 Ла Гир и де Сентрайль оказались у осажденного англичанами Орлеана, о чем сообщается в «Дневнике осады Орлеана и поездки в Реймс» (Le journal du siege d’Orleans et du voyage de Reims), написанном неким клириком Пьером Суданом:

«Прибыли многие благородные сеньоры, рыцари, капитаны… и Этьен де Виньоль по прозвищу Ла Гир, чья слава чрезвычайно велика, а с ним другие отважные люди».

Вольтер писал:

«Разумных мер принять не забывали
В опасности Ла Гир, как и Потон.
Их каждый шаг был взвешен и решен,
И все они предвидели и знали».

Ла Гир постоянно участвовал в стычках с неприятельскими отрядами, ездил к дофину с просьбами о подкреплениях, в архивах хранится документ, согласно которому по поручению казначея Шинона Пьера де Фонтениля Этьену де Виньолю было выдано «сто экю золотом и 825 турских ливров», а затем – еще 512 ливров.

Участвовал Ла Гир и в бою, который состоялся близ Руврэ (к северу от Орлеана) 12 февраля 1429 года. В английском обозе, который вел к Орлеану Джон Фастольф, находились 300 телег с продовольствием и воинским снаряжением. Увидев превосходящие силы французов графа Карла Бурбона, Фальстаф распорядился выстроить из повозок вагенбург и обнести его «заостренными колами и палисадом, оставив для входа единственный длинный и узкий проход».

Но у французов имелись артиллерийские орудия, с помощью которых они могли буквально в щепки разнести это импровизированное укрепление англичан. Фальстаф попытался договориться о проходе за выкуп, но уверенный в победе Карл Бурбон отверг это предложение. Французские пушки разбили повозки с селедкой, которая высыпалась на землю – и потому это небольшое сражение вошло в историю под странно звучащим названием «Битва селедок».

Все шло к тому, что англичане будут разбиты, даже не сумев вступить в бой, однако союзные французам шотландцы Джона Стюарта самовольно атаковали вагенбург, из-за чего пришлось прекратить его обстрел. Наступающие шотландцы понесли большие потери от английских лучников, неудачной была и атака французских кавалеристов.

Затем англичане контратаковали противника и обратили его в бегство. Джон Стюарт погиб, в числе раненых оказался знаменитый Жан де Дюнуа (Бастард Орлеанский). Командовавший одним из конных отрядов Ла Гир отвел своих людей, не вступив в ставшую бессмысленной схватку. Впрочем, некоторые утверждают, что отступил он потому, что неправильно понял приказ Карла Бурбона.


«Битва селедок» на миниатюре Ф. де Мазероля, рукопись Жана Шартье «Хроники Карла VII», 1470-е гг.

«Битва селедок» оказала большое и неожиданное влияние на дальнейший ход событий. Дело в том, что, по сообщению анонимного автора «Хроники Девы», находившаяся в Вокулёре Жанна д`Арк предсказала поражение французов ещё 8 февраля – за 4 дня до начала битвы при Руврэ.


Эжен Ленепве. Жанна д’Арк в Вокулере

На капитана Робера де Бодрикура это сбывшееся пророчество произвело такое впечатление, что он, наконец, согласился отправить Жанну к Карлу Валуа: 8 марта она встретилась с дофином, узнав его в толпе придворных (которых, как утверждают, было 300 человек). Здесь эта 17-летняя девушка познакомилась и с самыми верными соратниками – Жилем де Рэ и Этьеном де Виньолем.

А далее произошло что-то неслыханное: после многочисленных проверок (и богословских, и на девственность), 17-летней девушке выдали оружие, которое, согласно преданию, принадлежало самому Карлу Мартеллу, королевское знамя и поставили во главе армии.

Кстати, позже на допросах Жанна заявила, что знамя для неё было важнее меча, которым она ни разу не воспользовалась по назначению.

Рядом с Жанной д`Арк

Как мы уже отмечали, Этьен де Виньоль первым признал Жанну д`Арк боговдохновенной и будущей спасительницей Франции. Он находился рядом с ней во время похода на Орлеан, а затем – во время знаменитой Луарской операции, в ходе которой с 12 по 16 июня 1429 года были одержаны три победы над англичанами и освобождены города Жаржо, Мён-сюр-Луар и Божанси.

У Жаржо о шлем Жанны раскололся, не причинив ей вреда, камень, брошенный кем-то из англичан, что было воспринято, как чудо.

18 июня в битве при Пате Ла Гир и его друг Потон де Сентрайль командовали авангардом французской армии, который опрокинул английских лучников и захватил в плен неприятельского полководца Джона Тальбота, после чего в беспорядке бежали части, возглавляемые Фальстафом – тем самым, что недавно одержал победу в «Битве селедок».

Многие исследователи считают, что именно из-за этого бегства при Пате объявленный на родине трусом Джон Фальстаф и стал незадачливым и комичным персонажем трех пьес Шекспира.


Битва при Пате на миниатюре из рукописи Жана Шартье «Хроники Карла VII»

16 июля перед армией Девы открыл двери Реймс, в соборе которого на следующий день был коронован дофин Карл Валуа.

Но в ноябре французы были разбиты под Ла-Шарите.

В роковой день пленения Жанны д'Арк в отъезде был Жиль де Рэ, а Ла Гир в это время находился в Дурдане в плену у бургундцев – позже он будет выкуплен королём.

После смерти Жанны Жиль де Рэ и Этьен де Виньоль моментально «спустились с неба на землю» и превратились в людей, которыми были до встречи с ней: первый снова стал богатым барином-самодуром, второй – бандитом с большой дороги.

Ла Гир мстил за Жанну д'Арк и, надо полагать, эта месть приносила ему большое удовольствие, так как позволяла заниматься любимым делом – грабить, насиловать, убивать. Он прославился чрезвычайно смелыми и даже дерзкими рейдами по французским владениям англичан Нормандии и даже был назначен Карлом VII генеральным капитаном еще оккупированной Нормандии. В 1434 году Ла Гир стал маршалом Франции. А в 1435 году Этьен де Виньоль и Потон де Сентрайль разбили английскую армию при Жерберуа.

Роковым для Ла Гира стало ранение, полученное в одной из стычек в 1442 году. Оправиться от него он так и не сумел, а потом еще и заболел, и умер в Монтобане 11 января 1443 года.

Посмертная жизнь Этьена де Виньоля по прозвищу Ла Гир

С ростом популярности карточных игр «фигурные» карты в Европе стали отождествлять с полулегендарными либо известными реальными людьми.

Так, король треф, например, олицетворял Александра Македонского, а дама пик – Афину Палладу либо Минерву.

По поводу бубнового валета общего мнения не было: некоторые считали, что он символизирует героя знаменитой «Песни о Роланде», погибшего в Ронсевальском ущелье в 778 году, другие говорили о троянце Гекторе.

Пиковый валет стал отождествляться с Ожье Арденнским (Датчанином) – рыцарем Карла Великого, о котором в «Песне о Роланде» говорится:

«Вовеки мир бойца не видел лучше».

Трефовый валет отождествляли с Ланселотом – рыцарем легенд о короле Артуре.

А Ла Гир стал символом валета червей (масть «черви» во Франции символизировала рыцарские щиты).


Валет червей, картон, ксилография, раскрашенная по трафарету. Французская карта (1816–1840 гг.)

Кроме того, он является второстепенным персонажем многих произведений, повествующих о
жизни Жанны д'Арк.

Картина дня

наверх