На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Александра Самусенко. Биография

Александра Самусенко. Биография

Просто ис­то­рия:
По ин­тер­не­ту ходят под­бор­ки фо­то­гра­фий со­вет­ских женщин, во­е­вав­ших во время Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Почти всегда в этих под­бор­ках фи­гу­ри­ру­ет Алек­сандра Са­му­сен­ко – ко­ман­дир тан­ко­во­го ба­та­льо­на. Ка­за­лось бы – жен­щи­на в такой долж­но­сти на­столь­ко уни­каль­ный случай, что непре­мен­но должен быть описан, должна быть её био­гра­фия.

Однако, на удив­ле­ние, ин­фор­ма­ции про Алек­сан­дру Са­му­сен­ко в Ин­тер­не­те крайне мало. На­столь­ко мало, что из даты её рож­де­ния из­ве­стен только год, без числа и месяца. Тем не менее, что-то на­шлось.

Алек­сандра Са­му­сен­ко - ко­ман­дир взвода танков "Т-34", участ­ни­ца битвы на Кур­ской дуге, 1943г. Фо­то­граф Ана­то­лий Мо­ро­зов

Вот что го­во­рит Муза Ни­ко­ла­ев­на Огай, пред­се­да­тель бе­ло­рус­ской ко­мис­сии по уве­ко­ве­че­нию памяти по­гиб­ших в годы Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной воинов и пар­ти­зан про Алек­сан­дру Са­му­сен­ко:
"3 марта 1945 года в 70 ки­ло­мет­рах от Бер­ли­на по­гиб­ла Алек­сандра Са­му­сен­ко, Шу­роч­ка, тан­кист, уро­жен­ка Жло­бин­щи­ны. Войну она на­чи­на­ла ря­до­вым пе­хот­но­го взвода, потом окон­чи­ла учи­ли­ще тан­ки­стов. Под Бер­ли­ном, уже вы­пол­няя от­вет­ствен­ное за­да­ние как офицер раз­вед­ки, по­ги­ба­ла от пря­мо­го по­па­да­ния в танк, но успела вы­брать­ся из го­ря­щей машины и бро­сить в огонь план­шет с до­ку­мен­та­ми".
Итак, из этого со­об­ще­ния вы­яс­ня­ет­ся, что Алек­сандра Са­му­сен­ко ро­ди­лась в Бе­ло­рус­сии в Жло­бин­ском районе Го­мель­ской об­ла­сти. Войну начала ря­до­вым пе­хот­но­го взвода. Однако, Книги Памяти, со­дер­жа­щие ин­фор­ма­цию о по­гиб­ших в годы ВОВ, го­во­рят нам, что Алек­сандра Гри­го­рьев­на Са­му­сен­ко ро­ди­лась в городе Чите. Вот вы­держ­ки из этих трёх книг


Книга памяти о тех, кто не вер­нул­ся с войны. Чи­тин­ская об­ласть. Том 1

Книга памяти. Че­ля­бин­ская об­ласть. Том 2

Книга памяти по­гиб­ших и про­пав­ших без вести в Ве­ли­кой оте­че­ствен­ной войне. Том 11

Все три книги памяти (причём одна из них - Че­ля­бин­ской об­ла­сти) схо­дят­ся на том, что А.Г. Са­му­сен­ко ро­ди­лась в Чите в 1922 году. Воз­ни­ка­ет вопрос, почему М.Н. Огай го­во­рит, что она уро­жен­ка Жло­бин­щи­ны. Ведь, надо по­ла­гать, не зря пред­се­да­тель бе­ло­рус­ской ко­мис­сии по уве­ко­ве­че­нию памяти по­гиб­ших в годы Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной за­го­во­ри­ла про неё. Воз­мож­но, Алек­сандра Са­му­сен­ко ро­ди­лась там, а потом в мла­ден­че­ском воз­расте с ро­ди­те­ля­ми пе­ре­еха­ла в Читу, а может быть на­о­бо­рот - отсюда и такое за­яв­ле­ние Музы Огай. А может быть она что-то на­пу­та­ла и на самом деле Алек­сандра Са­му­сен­ко ро­ди­лась в Чите, и в Бе­ло­рус­сию ни­ко­гда не пе­ре­ез­жа­ла. То, что в одной из Книг Памяти местом за­хо­ро­не­ния ука­за­на Гер­ма­ния, а не Польша, объ­яс­ня­ет­ся тем, что до 1945 года г. Лобез входил в состав Тре­тье­го Рейха.
Из банка до­ку­мен­тов "Подвиг народа", где со­бра­ны на­град­ные до­ку­мен­ты на участ­ни­ков ВОВ, мы узнаём, что в РККА Алек­сандра Са­му­сен­ко ушла из Читы. Таким об­ра­зом версию о том, что она ро­ди­лась в Чите, а потом уехала в Бе­ло­рус­сию, можно от­бро­сить. Кстати, там же в на­град­ных листах ука­за­на на­ци­о­наль­ность Са­му­сен­ко - та­тар­ка, что весьма неожи­дан­но. И Са­му­сен­ко, и Да­ви­ден­ко (фа­ми­лия её матери - Ев­до­кии Ива­нов­ны) не яв­ля­ют­ся ха­рак­тер­ны­ми та­тар­ски­ми фа­ми­ли­я­ми, равно как и имя её отца - Гри­го­рий, тоже не ти­пич­но та­тар­ское.
Ин­те­рес­ную ин­фор­ма­цию о её юности даёт до­не­се­ние о по­те­рях (до­ку­мен­ты взяты из http://www.obd-memorial.ru).

Вот фраг­мент одного до­не­се­ния:


А вот другое до­не­се­ние це­ли­ком:


Там на­пи­са­но, что она была вос­пи­тан­ни­цей в частях Крас­ной Армии с 1934 г. - то есть с 12 лет. Из на­град­но­го листа на орден Оте­че­ствен­ной войны I сте­пе­ни мы узнаём, что вос­пи­тан­ни­цей она была с 1934 по 1938, а с 1938 г., т.е. с 16 лет, в кадрах Крас­ной Армии.
Местом жи­тель­ства матери указан г. Москва. То есть, оче­вид­но, пе­ре­езд из Читы имел место быть. К со­жа­ле­нию, при каких об­сто­я­тель­ствах при живой матери Алек­сандра Са­му­сен­ко стала до­че­рью полка, не со­об­ща­ет­ся. Можно было бы пред­по­ло­жить, что мать была ре­прес­си­ро­ва­на, но вряд ли бы тогда А.Г. Са­му­сен­ко стала вос­пи­тан­ни­цей в частях РККА.
А вот что вспо­ми­на­ет фо­то­граф Ана­то­лий Мо­ро­зов (ин­тер­вью газете "Гудок" 8 мая 2003 года), ко­то­рый и сделал един­ствен­ную из­вест­ную в ин­тер­не­те фо­то­гра­фию Алек­сан­дры Са­му­сен­ко.
"Под Орлом мне уда­лось по­зна­ко­мить­ся с от­важ­ной де­вуш­кой, ко­ман­ди­ром тан­ко­во­го взвода гвар­дии стар­шим лей­те­нан­том Сашей Са­му­сен­ко. Тан­ко­вая бри­га­да, в ко­то­рой она слу­жи­ла, как раз вышла из боя. Глядя на ее жиз­не­ра­дост­ное лицо, трудно себе пред­ста­вить, что в свои два­дцать три года она успела столь­ко пе­ре­жить: много раз водила свой взвод в атаку, лично уни­что­жи­ла несколь­ко про­ти­во­тан­ко­вых орудий и много гит­ле­ров­цев, дважды горела, была ранена. За боевые за­слу­ги Алек­сан­дру на­гра­ди­ли ор­де­ном Оте­че­ствен­ной войны 1 сте­пе­ни, а вскоре ор­де­ном Крас­ной Звезды".
Итак, в 1943 году А.Г. Са­му­сен­ко, по утвер­жде­нию фо­то­гра­фа, было 23 года - как видим, это не со­от­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти - тогда ей был 21 год. По его же утвер­жде­нию во время битвы на Кур­ской дуге, Алек­сандра Са­му­сен­ко была ко­ман­ди­ром тан­ко­во­го взвода. Однако, в книге В.С. Му­ром­це­вой ничего не го­во­рит­ся, что она за­ни­ма­ла эту долж­ность. Утвер­жда­ет­ся, что она была просто ко­ман­ди­ром танка Т-34. В своей книге она при­во­дит за­мет­ку из фрон­то­вой газеты 1-й гвар­дей­ской тан­ко­вой бри­га­ды (впо­след­ствии 1-й гвар­дей­ской Черт­ков­ской тан­ко­вой бри­га­ды):

В. С. Мур­ман­це­ва. "Со­вет­ские жен­щи­ны в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войне". (М.: Мысль, 1974.)
"Ге­рой­ски сра­жа­лась на Кур­ской дуге и тан­кист­ка, ко­ман­дир Т-34 лей­те­нант Алек­сандра Са­му­сен­ко. Од­на­ж­ды под­раз­де­ле­ние, где слу­жи­ла Са­му­сен­ко, по­лу­чи­ло за­да­ние контр­ата­ко­вать ко­лон­ну танков про­тив­ни­ка. Ме­ха­ник-во­ди­тель Т-34, ко­ман­ди­ром ко­то­ро­го была Са­му­сен­ко, встре­тив на своем пути три "тигра", рас­те­рял­ся. Лей­те­нант Са­му­сен­ко спо­кой­но, но ре­ши­тель­но за­яви­ла: "Назад нам дороги нет". И во­ди­тель танка овла­дел собой. Первым же вы­стре­лом вра­же­ский танк был подбит. Осталь­ные про­дол­жа­ли идти на сбли­же­ние. Оже­сто­чен­ный бой про­дол­жал­ся несколь­ко часов, но победу одер­жал экипаж танка Алек­сан­дры Са­му­сен­ко. За отвагу, про­яв­лен­ную в этом сра­же­нии, она была на­граж­де­на ор­де­ном Крас­ной Звезды".


Алек­сандра Са­му­сен­ко. Фо­то­граф Михаил Савин

У нас есть скан на­град­но­го листа Алек­сан­дры Са­му­сен­ко, в ко­то­ром ука­за­но, за что именно она по­лу­чи­ла орден Крас­ной Звезды. Вот он:

Как видим, в нём на­пи­са­но, что она "свое­вре­мен­но обес­пе­чи­ва­ла связь и ин­фор­ма­цию о по­ло­же­нии частей и бри­га­ды, дей­ству­ю­щих в бою. Под непо­сред­ствен­ным огнём про­тив­ни­ка и бом­бёж­кой с воз­ду­ха вра­же­ски­ми са­мо­лё­та­ми по­став­ля­ла частям ука­за­ния даль­ней­ше­го раз­ви­тия успеха в бою". Ничего не ска­за­но о том, что она была ме­ха­ни­ком-во­ди­те­лем и под­би­ва­ла танки про­тив­ни­ка, не говоря уже о том, что она была ко­ман­ди­ром тан­ко­во­го взвода. Рас­ска­зы Ана­то­лия Мо­ро­зо­ва и В.С. Мур­ман­це­вой схо­дят­ся между собой в том, что Алек­сандра Са­му­сен­ко непо­сред­ствен­но под­би­ва­ла вра­же­скую тех­ни­ку, однако в на­град­ном листе об этом ни слова, и речь идёт только о том, что наша ге­ро­и­ня обес­пе­чи­ва­ла связь.
Это было лето 1943 года, битва на Кур­ской дуге. Алек­сандра Са­му­сен­ко тогда была в звании лей­те­нан­та. Пе­рей­дём к лету 1944 года Тут мы встре­тим нашу ге­ро­и­ню уже в звании ка­пи­та­на и долж­но­сти офи­це­ра связи.
О Алек­сан­дре Са­му­сен­ко вспо­ми­на­ет ар­тил­ле­рист Петр Ми­хай­ло­вич Де­ми­дов, про­шед­ший со своей ба­та­ре­ей от Ле­нин­гра­да до Бер­ли­на. Он на­пи­сал книгу «На службе у бога войны»(М.: Яуза, Эксмо, 2007). Ци­ти­ру­е­мый фраг­мент на­хо­дит­ся в главе "Львов­ско-Сан­до­мир­ская опе­ра­ция".
"Иногда, будучи на отдыхе, мы на­ве­ща­ли своих друзей из других частей нашего кор­пу­са. На этот раз решено было съез­дить к Володе Боч­ков­ско­му, ко­ман­ди­ру тан­ко­во­го ба­та­льо­на, став­ше­му в апреле 1944 года Героем Со­вет­ско­го Союза.
Комбат принял нас тепло, хле­бо­соль­но, а чтобы нам не было скучно в муж­ской ком­па­нии, при­гла­сил офи­це­ра связи ка­пи­та­на Сашу Са­му­сен­ко. В нашей армии это была един­ствен­ная жен­щи­на-тан­кист. Ей уже было лет два­дцать пять, о ней много шумела фрон­то­вая печать, рас­пи­сы­вая ее пат­ри­о­ти­че­ские порывы. В свое время, чтобы чего-то до­бить­ся в жизни, модно было писать письма Ка­ли­ни­ну. Вот и она решила стать тан­ки­стом и об­ра­ти­лась к пред­се­да­те­лю ВИК с прось­бой по­со­дей­ство­вать ей при по­ступ­ле­нии в тан­ко­вое учи­ли­ще. Ее прось­ба была удо­вле­тво­ре­на.
С Са­му­сен­ко Ги­лен­ков уже был знаком, видимо, по­это­му он и по­та­щил меня к Боч­ков­ско­му, под на­ча­лом ко­то­ро­го Саша слу­жи­ла. Меня же пред­ста­вил чест­ной ком­па­нии как своего луч­ше­го друга. Пока ком­ба­ты ба­ло­ва­лись тро­фей­ным вином и го­во­ри­ли об ар­мей­ских делах, мы с Сашей, как ве­ли­кие трез­вен­ни­ки, решили на время их по­ки­нуть и по­ды­шать свежим воз­ду­хом. Гуляли, как в мирное время, вели нето­роп­ли­вую «свет­скую» беседу, вспо­ми­на­ли учебу в школе, в учи­ли­ще. Неза­мет­но по­до­шли к машине, спе­ци­аль­но обо­ру­до­ван­ной для жен­щи­ны-тан­ки­ста. «Может, зай­дешь по­смот­реть, как я живу?» — пред­ло­жи­ла она. Я от­ка­зал­ся, со­слав­шись на то, что неудоб­но остав­лять друзей, чего доб­ро­го, еще оби­деть­ся могут.
По­го­стив у тан­ки­стов, мы воз­вра­ща­лись в свой ди­ви­зи­он. По дороге Ги­лен­ков все время рас­спра­ши­вал, где живет Са­му­сен­ко и как к ней можно «по­до­брать­ся». Только тогда я понял, что моему другу «гля­ну­лась» сим­па­тич­ная укра­ин­ка. У них потом за­вя­зал­ся фрон­то­вой роман, ко­то­рый длился почти до конца войны.
К со­жа­ле­нию, Саша по­гиб­ла в марте 1945 года при про­ве­де­нии Во­сточ­но-По­ме­ран­ской опе­ра­ции. По­гиб­ла нелепо, как многое бывает нелепо на войне. О ее смерти я узнал только после войны, встре­тив быв­ше­го ко­мис­са­ра Прош­ки­на. Он рас­ска­зал, как это слу­чи­лось. 1-я тан­ко­вая армия при­ни­ма­ла уча­стие в лик­ви­да­ции немец­кой груп­пи­ров­ки «Висла». 405-й особый ди­ви­зи­он со­вер­шал ночной марш, дви­га­ясь за 1-й тан­ко­вой бри­га­дой. Дорога, раз­би­тая тан­ко­вы­ми гу­се­ни­ца­ми, еле про­смат­ри­ва­лась, а тут еще немцы начали об­стрел ко­лон­ны. Са­му­сен­ко сидела с бой­ца­ми на танке. Когда на­чал­ся об­стрел, она на ходу со­ско­чи­ла с машины и, укры­ва­ясь от оскол­ков за ее бортом, шла рядом. Неожи­дан­но танк стал раз­во­ра­чи­вать­ся. Ме­ха­ник-во­ди­тель в тем­но­те не за­ме­тил идущих людей. Под гу­се­ни­цы попала только Саша.
Ехав­ший сзади ко­лон­ны Прош­кин в свете фар увидел на дороге обез­об­ра­жен­ное че­ло­ве­че­ское тело. Каково же было его удив­ле­ние, когда узнал ка­пи­та­на-тан­ки­ста. Саша уми­ра­ла. По­след­ние ее слова были об­ра­ще­ны к Ги­лен­ко­ву. Она про­си­ла: «Ге­ор­гий Ни­ко­ла­е­вич, пе­ре­дай­те Юре, что я его очень люблю».
За­пом­ним, что Пётр Де­ми­дов утвер­жда­ет, что Алек­сандра Са­му­сен­ко по­гиб­ла под гу­се­ни­ца­ми соб­ствен­но­го танка.
В книге Ю.А. Жукова «Люди со­ро­ко­вых годов. За­пис­ки во­ен­но­го кор­ре­спон­ден­та» (Изд. 2-е, пе­ре­ра­бо­тан­ное и до­пол­нен­ное. — М., «Со­вет­ская Россия», 1975.) на­пи­са­но, что Алек­сандра Са­му­сен­ко яв­ля­лась ве­те­ра­ном боёв в Ис­па­нии и Фин­лян­дии, а на момент гибели была зам­ко­ман­ди­ра 1-го тан­ко­во­го ба­та­льо­на. Про то, что она яв­ля­лась ве­те­ра­ном боёв в Ис­па­нии, опро­вер­га­ет­ся в ни­же­сле­ду­ю­щем от­рыв­ке из книги Фа­би­а­на Гарина - да и по воз­рас­ту она там не могла во­е­вать. А вот в Фин­лян­дии, как видно из при­ве­дён­но­го выше на­град­но­го листа, она дей­стви­тель­но во­е­ва­ла. Тогда ей было 17 лет (если она попала на войну в конце 1939 г.), или, если у неё день рож­де­ния в начале года, а попала она на зимнюю войну начале 1940-го - 18 лет. То, что она по­гиб­ла в долж­но­сти зам­ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на, тоже со­мни­тель­но - до­ку­мен­ты ОБД "Ме­мо­ри­ал" это не под­твер­жда­ют. Со­вер­шен­но точно можно ска­зать, что ко­чу­ю­щая по ин­тер­не­ту ин­фор­ма­ция, что Алек­сандра Са­му­сен­ко была ко­ман­ди­ром тан­ко­во­го ба­та­льо­на, не со­от­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти.
Вот что пишет о гибели Алек­сан­дры Са­му­сен­ко пи­са­тель-фрон­то­вик Фабиан Гарин в своей книге «Цветы на танках»(М.: Со­вет­ская Россия, 1973). Фабиан Гарин в звании майора служил в 1-й тан­ко­вой армии.
"Стар­ше­го лей­те­нан­та Шуру Са­му­сен­ко, при­быв­шую в бри­га­ду еще месяц назад, на­пра­ви­ли к Жукову[на­чаль­ник ба­та­льо­на].
— При­смот­рись к ней,— на­ка­зал Темник,— если де­ло­вая и ребята из-за нее не пе­ре­ссо­рят­ся, оста­нет­ся твоим замом.
Жуков по­мор­щил­ся. Он не со­мне­вал­ся, что Лида, узнав о заме в юбке, рас­стро­ит­ся, чего доб­ро­го — начнет рев­но­вать. Воз­ра­зить не посмел, ведь у Са­му­сен­ко три боевых ордена!
— Бабе под­чи­нять­ся не буду,— пре­ду­пре­дил Ро­зен­берг.
— Дурак, еще влю­бишь­ся, — под­миг­нул Жуков, — деваха кра­си­вая. И, видать, сво­бод­ная.
— Ты за меня не болей. Такая в Одессе не ко­ти­ру­ет­ся. После войны на одного тан­ки­ста при­дет­ся трид­цать девчат. Ас­сор­ти­мент боль­шой.
Шура была изящна, с тонкой талией, а косы, уло­жен­ные на за­тыл­ке, при­да­ва­ли ей жен­ствен­ность, но война на­ло­жи­ла на нее свой от­пе­ча­ток: то бран­ное слово со­рвет­ся с языка, и курила больно много. Ре­бя­там она по­нра­ви­лась, но под­чи­нять­ся ей никто не хотел, счи­та­ли обид­ным.
Шура чув­ство­ва­ла ледок недо­ве­рия тан­ки­стов и ста­ра­лась не при­ка­зы­вать, даже не вме­ши­вать­ся в воз­ни­кав­шие споры. Она стояла с нами на борту танка, под­ста­вив лицо ветру и дождю. О чем она думала? Мы не знали, как она очу­ти­лась на фронте, за какие по­дви­ги на­граж­де­на ор­де­на­ми. Когда ее спро­си­ли, за что она по­лу­чи­ла первую звез­доч­ку, Шура ла­ко­нич­но от­ве­ти­ла:
— За вы­пол­не­ние го­су­дар­ствен­но­го за­да­ния.
— За такой ответ учи­тель ставит двойку с ми­ну­сом,— бурк­нул Ро­зен­берг.
Шура даже не улыб­ну­лась, она про­пу­сти­ла шутку ко­ман­ди­ра роты мимо ушей. А на другой день Ба­лан­дин уверял Жукова, что Шура во­е­ва­ла в Ис­па­нии.
— Когда она вер­ну­лась на Родину, ей вру­чи­ли в Кремле орден Крас­ной Звезды и на­учи­ли от­ве­чать на во­про­сы лю­бо­пыт­ных.
— Ты откуда знаешь? — недо­вер­чи­во спро­сил Жуков.
— У меня ав­то­мат­чик Колька, вот такой пацан, — Ба­лан­дин поднял ладонь с рас­то­пы­рен­ны­ми паль­ца­ми на метр от земли,— он про всех все знает, в ку­бан­ке ходит. Ребята его зовут ка­зач­ком. По­до­шел он к ней и го­во­рит: «Вот где нам выпало встре­тить­ся, то­ва­рищ стар­ший лей­те­нант. Кто бы мог по­ду­мать! Я вас видел еще под Уэской... Но па­са­ран!» А она от­ве­ча­ет: «Я тебя не при­пом­ню». А ка­за­чок на­сту­па­ет дальше: «Вас, го­во­рит, сам ге­не­рал Лукач пред­ста­вил к на­гра­де. Ми­ро­вой был ге­не­рал». Как на мушку взял!
— А он откуда знает?
— По­ду­ма­ешь, три слова сказал: Уэска, ге­не­рал Лукач, но па­са­ран. Их всякий школь­ник знает. Из газет вы­чи­тал. Но он так ловко ввер­нул эти слова, что она себя выдала.
— Чего ей скры­вать?— развел руками Жуков.
— Не знаю, но почему-то многие не хотят со­знать­ся, что во­е­ва­ли в Ис­па­нии.
Миндлин рас­стал­ся с бри­га­дой, уйдя на полк тя­же­лых танков, но сердце свое он оста­вил в бри­га­де. Был бы сво­бод­ный день — слетал бы по­ви­дать тех, кого любил, с кем делил тяготы и ра­до­сти. Чего греха таить, ему очень нра­ви­лась Шура Са­му­сен­ко, но что-то удер­жи­ва­ло его, не поз­во­ля­ло при­знать­ся ей. Только од­на­ж­ды, остав­шись с Шурой на­едине, он, утра­тив на­чаль­ни­че­ский тон, сказал ей:
— Я очень прошу тебя не курить и не пить.
Са­му­сен­ко округ­ли­ла глаза и удив­лен­но спро­си­ла:
— Почему это вас вол­ну­ет?
Миндлин хотел от­ве­тить, но в горле ком. Он лишь опу­стил голову.
— Может, влю­би­лись?— за­дор­но спро­си­ла она.
Он закрыл лицо руками. Шура бес­шум­но под­ня­лась, осто­рож­но сняла с него пи­лот­ку, по­це­ло­ва­ла в голову и ушла. С того дня никто не видел в зубах у Шуры па­пи­ро­су, а от фляги она во­ро­ти­ла нос, будто ей пред­ла­га­ли ка­стор­ку. Встре­ча­ясь с Миндли­ным, она крас­не­ла.
По­ки­дая бри­га­ду, Миндлин вызвал к себе Са­му­сен­ко.
— Я пе­ре­ве­ден на гвар­дей­ский полк тя­же­лых танков, — вы­да­вил он на­ко­нец из себя.
— Знаю,— тоск­ли­во от­ве­ти­ла она.
Неожи­дан­но он осме­лел.
— Так знай, что я люблю...— и не до­го­во­рил.
— Я тоже.
Он обнял ее. Они рас­ста­лись, но верили, что скоро встре­тят­ся.
...Каждый день в раз­вед­ку ухо­ди­ли ав­то­мат­чи­ки. Под­пол­ков­ник дал наказ: если встре­тят­ся тан­ки­сты из Первой гвар­дей­ской тан­ко­вой бри­га­ды, то со­об­щить им его ко­ор­ди­на­ты. Од­на­ж­ды ему со­об­щи­ли: на окра­ине де­рев­ни Цюль­це­фирц об­на­ру­же­на под де­ре­вом свежая могила. На хол­ми­ке — неза­тей­ли­вый крест с при­креп­лен­ной к нему фо­то­гра­фи­ей де­вуш­ки в шле­мо­фоне.
— Где это фото? — спро­сил взвол­но­ван­но под­пол­ков­ник.— Почему не при­нес­ли?
Один из раз­вед­чи­ков снял с себя пи­лот­ку и достал из­мя­тую фо­то­гра­фию.
— Шура! — про­сто­нал под­пол­ков­ник.— Фа­ши­сты есть в этой де­ревне?
— Есть, то­ва­рищ гвар­дии под­пол­ков­ник.
Через час тан­ко­вая рота с двумя бро­не­транс­пор­те­ра­ми выбила фа­ши­стов из Цюль­де­фир­ца. Раз­вед­чи­ки под­ве­ли под­пол­ков­ни­ка к могиле, он с трудом про­чи­тал на­пи­сан­ные чер­ниль­ным ка­ран­да­шом рус­ские слова: «Здесь по­хо­ро­не­на Алек­сандра Са­му­сен­ко. По­хо­ро­ни­ла Аг­нес­са Бауман».
— Разы­щи­те в де­ревне Аг­нес­су Бауман, — хрип­лым го­ло­сом по­про­сил он.
Ветром сду­ну­ло раз­вед­чи­ков. Через десять минут они при­ве­ли жен­щи­ну лет трид­ца­ти пяти. Руки она дер­жа­ла на груди, и все тело со­дро­га­лось, будто сзади ее неза­мет­но трясли.
— Вы Аг­нес­са Бауман? — спро­сил под­пол­ков­ник.
— Да! — от­ве­ти­ла жен­щи­на по-русски.
— Вы знаете рус­ский язык?
— Я всю жизнь жила на Укра­ине, муж мой укра­и­нец и погиб на фронте, а меня фа­ши­сты на­силь­но эва­ку­и­ро­ва­ли, как немку, когда от­сту­пи­ли. Судьба за­бро­си­ла меня и моих детей в эту де­ре­вуш­ку.
— Это вы по­хо­ро­ни­ли? — Он обер­нул­ся к могиле.
— Я!
— Когда она по­гиб­ла? При каких об­сто­я­тель­ствах? Вы что-нибудь знаете?
Бауман, роняя слезы, рас­ска­за­ла:
— Три дня назад в де­рев­ню въехал бро­не­вик. Кто там сидел — я не знаю. Немцы уже ушли, остал­ся почему-то один танк, может, он был неис­прав­ный,—тоже не знаю. Но только из танка вы­стре­ли­ли, бро­не­вик за­го­рел­ся. Я уви­де­ла, как вы­ско­чил парень, бросил в огонь свою сумку (так она на­зва­ла план­шет­ку) и вы­хва­тил ре­воль­вер... И тут же упал. Когда танк ушел, я по­до­шла к парню и по лицу узнала, что это де­вуш­ка. Она была в штанах. В гим­на­стер­ке я нашла фо­то­гра­фию и про­чи­та­ла на обо­ро­те ее имя и фа­ми­лию... Могила неглу­бо­кая, моим детям трудно было рыть землю.
— До­стать лопаты! — при­ка­зал под­пол­ков­ник. Больше он не плакал, но лицо его по­чер­не­ло, осу­ну­лось.
Тело Са­му­сен­ко вы­ко­па­ли, увезли в Лабес и по­хо­ро­ни­ли на цен­траль­ной пло­ща­ди у па­мят­ни­ка Виль­гель­му I.
Уже спустя много вре­ме­ни Ожо­жен­ко, по­встре­чав Миндли­на, спро­сил у него:
— Правда ли, что Шура во­е­ва­ла в Ис­па­нии?
— Ни­ко­гда она там не была, а ордена за­ра­бо­та­ла в боях на со­вет­ской земле.
— Значит, Ба­лан­дин­ский Колька трепал языком?
— Точно!
— То­ва­рищ под­пол­ков­ник, на­пле­вать на то, что он тре­пал­ся, но только вы брось­те уби­вать­ся. Мы с вами почти од­но­лет­ки, нам жизнь по­да­рит еще не одну деваху. Важно самим дожить до победы.
— От­ста­вить этот раз­го­вор! Лучше Шуры не будет.
— Будет! — под­миг­нул Ожо­жен­ко и по­про­щал­ся".
Аг­нес­са Бауман даёт другую кар­ти­ну гибели Алек­сан­дры Са­му­сен­ко - ве­ро­ят­но, от вра­же­ской пули.
И есть ещё третья версия гибели нашей ге­ро­и­ни. В газете "Крас­ная звезда" от 27 апреля 1995 г. Ви­та­лий Скри­жа­лин при­во­дит слова за­ве­ду­ю­ще­го музеем-ди­о­ра­мой в г. Орёл пол­ков­ни­ка в от­став­ке А.Жу­ти­ко­ва:
"Более из­вест­но о ее по­след­них часах жизни. За два месяца до конца войны, 3 марта 1945 года, гвар­дии ка­пи­тан Са­му­сен­ко, вы­пол­няя боевое за­да­ние как офицер связи, вблизи поль­ско­го города Лобез на­ско­чи­ла на про­ры­ва­ю­щих­ся из окру­же­ния эсэсов­цев. При­ш­лось при­нять бой.
Во­ди­тель бро­не­ви­ка Виктор Кузь­мен­ко был сразу убит. Бросив по­ле­вую сумку с до­ку­мен­та­ми в го­ря­щую машину, Алек­сандра про­дол­жа­ла от­би­вать­ся от на­се­дав­ших врагов из ППШ. И только когда гу­се­ни­цей пу­щен­ной против нее са­мо­ход­ки ей раз­да­ви­ло ноги, немцам уда­лось взять от­важ­ную де­вуш­ку-офи­це­ра в плен. Алек­сан­дру до­пра­ши­ва­ли, пытали и, ничего не до­бив­шись, рас­стре­ля­ли.
Тела по­гиб­ших пре­да­ла земле на месте боя укра­ин­ская жен­щи­на, угнан­ная фа­ши­ста­ми на чуж­би­ну. Позже их пе­ре­за­хо­ро­ни­ли на цен­траль­ной пло­ща­ди Лобеза".
Укра­ин­ская жен­щи­на, угнан­ная фа­ши­ста­ми на чуж­би­ну - это, видимо, Аг­нес­са Бауман. Однако в её рас­ска­зе, ко­то­рый привёл Гарин, ничего не ска­за­но про то, что она столк­ну­лась именно с эсе­сов­ца­ми и что её взяли в плен. Из текста, ко­то­рый при­во­дит Гарин, ясно сле­ду­ет, что Алек­сандра Са­му­сен­ко умерла быстро и в плен её никто не брал - "Когда танк ушел, я по­до­шла к парню и по лицу узнала, что это де­вуш­ка". При этом рас­сказ А. Жу­ти­ко­ва пе­ре­кли­ка­ет­ся с вос­по­ми­на­ни­я­ми Петра Де­ми­до­ва в той части, что Са­му­сен­ко попала под гу­се­ни­цы. Только у Де­ми­до­ва это был наш танк, а у Жу­ти­ко­ва - немец­кая са­мо­ход­ка.
Ин­фор­ма­ция о месте за­хо­ро­не­ния в г. Лабес под­твер­жда­ет­ся Кни­га­ми Памяти и при­ка­зом об ис­клю­че­нии из спис­ков. Кстати, город Лабес на­хо­дит­ся более чем в 200 км. от Бер­ли­на, так что вряд ли де­рев­ня Цюль­це­фирц на­хо­дит­ся в 70 км. от Бер­ли­на, как об этом го­во­рит М.Н. Огай.

Вот ин­фор­ма­ция из при­ка­за об ис­клю­че­нии из спис­ков:




Как видим, в одном из них местом рож­де­ния указан г. Чкалов (так на­зы­вал­ся Орен­бург с 1938 по 1957 г.). Видимо, ма­ши­нист­ка пе­ре­пу­та­ла Читу с Чка­ло­вым. Долж­ность Алек­сан­дры Са­му­сен­ко ука­за­на как офицер связи штаба бри­га­ды. Воз­мож­но, её или не успели офи­ци­аль­но на­зна­чить зам­ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на, или вообще решили не на­зна­чать ("если де­ло­вая и ребята из-за нее не пе­ре­ссо­рят­ся, оста­нет­ся твоим замом" - цитата из вы­ше­при­ве­дён­но­го от­рыв­ка из книги Фа­би­а­на Гарина).

А вот на­град­ной лист на на­граж­де­ние её вторым по счёту ор­де­ном Оте­че­ствен­ной войны I-й сте­пе­ни, по­смерт­но:


Однако, на этом наше рас­сле­до­ва­ние не за­кан­чи­ва­ет­ся. Вер­нём­ся в лето 1944 года.
6 июня 1944-го, когда вы­сад­кой в Нор­ман­дии от­крыл­ся Второй фронт, аме­ри­кан­ский сер­жант Джозеф Бай­ер­ли де­сан­ти­ро­вал­ся из са­мо­ле­та под ура­ган­ным огнем про­тив­ни­ка. Прыгая из люка, он видел, как взо­рвал­ся битком на­би­тый од­но­пол­ча­на­ми транс­порт­ник всего лишь в паре сотен метров по­одаль: немец­кая зе­нит­ка по­ра­зи­ла цель.
Остав­шись один, Бай­ер­ли взо­рвал несколь­ко объ­ек­тов про­тив­ни­ка, после чего попал в плен. Трижды бежал, два раза его ловили. В третий раз он бежал из лагеря Альт-Древиц в Польше в начале января 1945 года, и в фев­ра­ле 1945 года вышел в рас­по­ло­же­ние со­вет­ских частей.
В статье Юрия За­ха­ро­ви­ча "Мой аме­ри­кан­ский то­ва­рищ", опуб­ли­ко­ван­ной на сайте "Рус­ский мир", го­во­рит­ся сле­ду­ю­щее:
"На­ко­нец, рус­ские вышли на него сами: к сараю, где он пря­тал­ся от немец­ких пат­ру­лей, по­до­шли со­вет­ские танки. Бай­ер­ли шагнул нав­стре­чу сол­да­там, подняв руки, в одной из ко­то­рых держал свою по­след­нюю пачку «Лаки Страйк», аме­ри­кан­ских си­га­рет. Об­ща­ясь с рус­ски­ми плен­ны­ми в Альт-Дре­ви­це, он на­учил­ся несколь­ким фразам. Выходя нав­стре­чу рус­ским, он кричал: «Я – аме­ри­кан­ский то­ва­рищ!»
Бай­ер­ли по­вез­ло: по­лит­рук тан­ко­во­го ба­та­льо­на по­ни­мал немно­го по-ан­глий­ски. Он помог ему объ­яс­нить­ся с ко­ман­ди­ром – жен­щи­ной в май­ор­ских по­го­нах, по­те­ряв­шей в войну мужа и всю семью. Хотя имя ее он не за­пом­нил, так и на­зы­вал ее: Майор. В 80–90-х Джозеф и его сын Джон пы­та­лись найти этот ба­та­льон и его ко­ман­ди­ра, но без­успеш­но.
По­пот­че­вав «аме­ри­кан­ско­го то­ва­ри­ща» водкой и сол­дат­ской кашей, Майор ска­за­ла, что эва­ку­и­ру­ет его в тыл, откуда Бай­ер­ли с дру­ги­ми осво­бож­ден­ны­ми из немец­ко­го плена аме­ри­кан­ца­ми от­пра­вят в Одессу, а затем в Штаты. Вы­слу­шав пе­ре­вод, Бай­ер­ли по­ста­вил стакан на стол. «Я – не осво­бож­ден­ный из плена. Я – бе­жав­ший из плена. Я бежал, чтобы выйти к вам и бить с вами гит­ле­ров­цев. Мы со­юз­ни­ки, да? Значит, должны вместе во­е­вать». В ба­та­льоне стояли на во­ору­же­нии по­лу­чен­ные по ленд-лизу аме­ри­кан­ские танки «Шерман». При­ве­дя в по­ря­док уста­нов­лен­ную на них рацию и обес­пе­чив связь, Джозеф окон­ча­тель­но сломал ледок недо­ве­рия. Когда же ока­за­лось, что он от­лич­ный ди­вер­сант-под­рыв­ник и пу­ле­мет­чик, его при­над­леж­ность к ба­та­льо­ну стала вос­при­ни­мать­ся как само собой ра­зу­ме­ю­ща­я­ся. Джо воевал как все. Въехал на своем «Шер­мане» с со­вет­ским ав­то­ма­том ППШ в руках в лагерь Альт-Древиц осво­бож­дать то­ва­ри­щей по плену".
Джозеф Бай­ер­ли неод­но­крат­но по­се­щал Со­вет­ский Союз, а потом и Россию и пы­тал­ся разыс­кать од­но­пол­чан. Ту самую жен­щи­ну-майора он не нашёл. В честь 65-летия Ве­ли­кой Победы посол США в Москве Джон Бай­ер­ли в Сверд­лов­ском кра­е­вед­че­ском музее открыл вы­став­ку "Герой двух наций", по­свя­щен­ную судьбе его отца - того самого Джо­зе­фа Бай­ер­ли. В за­мет­ке об этой вы­став­ке "Рос­сий­ская газета" со­об­щи­ла, что только недав­но уда­лось найти жен­щи­ну-майора. Ока­за­лось, что это наша ге­ро­и­ня:
"Из Пе­тер­бург­ско­го военно-ме­ди­цин­ско­го архива со­об­щи­ли, что Алек­сандра Са­му­сен­ко ро­ди­лась в Чите в 1922 году, начала во­е­вать в пехоте, потом за­кон­чи­ла тан­ко­вое учи­ли­ще, по­гиб­ла в Польше в марте 1945-го".
Итак, если верить вос­по­ми­на­ни­ям Джо­зе­фа Бай­ер­ли, по­лу­ча­ет­ся, что Алек­сандра Са­му­сен­ко, во-первых, в фев­ра­ле 1945-го была май­о­ром, во вторых, во время войны по­те­ря­ла "мужа и всю семью". В име­ю­щих­ся у нас до­ку­мен­тах из ОБД "Ме­мо­ри­ал" про её род­ствен­ни­ков го­во­рит­ся только в одном - "Списке без­воз­врат­ных потерь", при­ве­дён­ном в начале этого ма­те­ри­а­ла. В списке род­ствен­ни­ков ука­зы­ва­ет­ся только мать Алек­сан­дры Са­му­сен­ко, про­жи­ва­ю­щая в Москве. Про мужа ничего не ска­за­но, впро­чем, если он на тот момент был убит, то и не должно было го­во­рить­ся. Однако, в ме­му­а­рах её со­слу­жив­цев, ко­то­рые мы при­во­дим, о том, что у неё когда-то был муж, тоже не ска­за­но. В любом случае, "всю семью" во время войны Алек­сандра Са­му­сен­ко не теряла, т.к. как ми­ни­мум её мать была жива.
Май­о­ром, как сле­ду­ет из того же "Списка без­воз­врат­ных потерь", наша ге­ро­и­ня тоже не стала, по­гиб­нув в звании ка­пи­та­на. Впро­чем, эту пу­та­ни­цу можно от­не­сти на то, что аме­ри­ка­нец плохо раз­би­рал­ся в со­вет­ских во­ин­ских зва­ни­ях.
Однако, если пред­по­ло­жить, что Джозеф Бай­ер­ли ничего не на­пу­тал, и жен­щи­на-ко­ман­дир дей­стви­тель­но была май­о­ром и дей­стви­тель­но по­те­ря­ла во время ВОВ "мужа и всю семью", то по­лу­ча­ет­ся, что данные, со­об­щён­ные Пе­тер­бург­ским военно-ме­ди­цин­ским ар­хи­вом не верны и Бай­ер­ли об­щал­ся не с Алек­сан­дрой Са­му­сен­ко. Со­мне­ний до­бав­ля­ет и тот факт, что, со­глас­но при­ка­за об ис­клю­че­нии из спис­ков, наша ге­ро­и­ня по­гиб­ла в долж­но­сти офи­це­ра связи штаба 1-й тан­ко­вой бри­га­ды, т.е. не имела пол­но­мо­чий рас­по­ря­жать­ся судь­бой Джо­зе­фа Бай­ер­ли.
С другой сто­ро­ны, женщин-тан­ки­стов в то время в прин­ци­пе было очень немно­го, многие до 1945 года не дожили, и из всех из­вест­ных больше всего на роль "майора" под­хо­дит как раз Алек­сандра Са­му­сен­ко. Более того, име­ет­ся и цитата из вы­ше­при­ве­дён­ных ме­му­а­ров Фа­би­а­на Гарина ка­са­тель­но на­зна­че­ния Алек­сан­дры Са­му­сен­ко в тан­ко­вую бри­га­ду - "если де­ло­вая и ребята из-за нее не пе­ре­ссо­рят­ся, оста­нет­ся твоим замом". Воз­мож­но, что зам­ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на она всё-таки стала, хоть это и не отоб­ра­же­но в при­ка­зе об ис­клю­че­нии из спис­ков.
***
Алек­сандра Са­му­сен­ко, 1922 г. р. Уро­жен­ка Читы. Вос­пи­тан­ни­ца в частях Крас­ной Армии с 12 лет. Войну она на­чи­на­ла ря­до­вым пе­хот­но­го взвода. На­пи­са­ла письмо Ка­ли­ни­ну с прось­бой по­со­дей­ство­вать ей при по­ступ­ле­нии в тан­ко­вое учи­ли­ще. Успеш­но его окон­чи­ла. Участ­ник Кур­ской битвы и Львов­ско-Сан­до­мир­ской опе­ра­ции. Во­е­ва­ла в со­ста­ве Гвар­дей­ской Тан­ко­вой Черт­ков­ской Ордена Ленина Крас­но­зна­мён­ной Ордена Су­во­ро­ва Ордена Бог­да­на Хмель­ниц­ко­го бри­га­ды. За­ни­ма­ла долж­ность офи­це­ра связи. На­граж­де­на двумя ор­де­на­ми Оте­че­ствен­ной войны 1 сте­пе­ни и ор­де­ном Крас­ной Звезд. Как ми­ни­мум дважды горела в танке, была ранена. По­гиб­ла в звании ка­пи­та­на на долж­но­сти офи­це­ра связи, и, воз­мож­но, зам­ко­ман­ди­ра ба­та­льо­на 3 марта 1945 года в де­ревне Цюль­це­фирц ок. города Лобез Ще­цин­ско­го во­е­вод­ства в Польше".
Даниил Иванов
Ис­точ­ник: http://www.statehistory.......
Начало читать здесь:
http://skaramanga-1972.l...
ЧАСТЬ 9. В ТАН­КО­ВЫХ ЧАСТЯХ
АЛЕК­САНДРА БОЙКО
http://skaramanga-1972.l...
ИРИНА ЛЕВ­ЧЕН­КО
http://skaramanga-1972.l...
МАРИЯ ОК­ТЯБРЬ­СКАЯ
http://skaramanga-1972.l...
МАРИЯ ЛА­ГУ­НО­ВА
http://skaramanga-1972.l...
НИНА БОН­ДАРЬ
http://skaramanga-1972.l...
АЛЕК­САНДРА РА­ЩУП­КИ­НА
http://skaramanga-1972.l...
ВА­ЛЕН­ТИ­НА БАР­ХА­ТО­ВА
http://skaramanga-1972.l...
ЕКА­ТЕ­РИ­НА ПЕТЛЮК
http://skaramanga-1972.l...
http://skaramanga-1972.l...
https://aftershock.news/?q=nod... https://cont.ws/@grand/759678

Картина дня

наверх