На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Как галерный раб стал Султаном Алжира. Или Арудж Барбаросса и Черное Солнце Берберского пиратства (2 статьи)

Как галерный раб стал Султаном Алжира. Или Арудж Барбаросса и Черное Солнце Берберского пиратства

Весной 1504 года в Тирренском море из Генуи в Чивитавекью шли две 48-весельные галеры Папского военного флота. По случаю везли некий дорогой груз. Которого оказалось на борту по самый планшир. А потому в порту отправления сняли половину солдат охранения.

Шли спокойно. Без особого напряжения и опасений. Расстояние между кораблями образовалось довольно приличное. Иногда даже теряли друг друга из виду.

Казалось, тревожные времена нападений берберских пиратов, базировавшихся на Африканском побережье, остались в прошлом. Испанцы, завершая Реконкисту, как могли, зачищали берег Магриба от баз, где размещались разрозненные морские разбойники. Османский флот нечасто выходил из Восточной части Средиземного моря. Где корсарам разных конфессий иногда было тесно.

Пираты, действующие под парусами, осененными крестами Госпитальеров, ничем не угрожали судам Рима. А любые мелкие корсары, промышляющие на свой страх и риск, каких бы конфессий они не придерживались, обходили мощные корабли регулярного флота стороной.

Потому, когда на одной из Папских галер увидели вдалеке небольшой 40-весельный галиот, то не придали ему особого значения. Ибо даже при наличии злого умысла нападать на более мощный корабль, да еще и два, было бы просто безумием. А таких море долго не терпит.

Второй раз незнакомца увидели, когда проходили Пьембино. Странное дело, но в десятикилометровом проливе между Эльбой и Италией галере и галиоту вдруг стало тесно. Они стремительно сближались. Пока папские моряки осознали, что происходит, абордаж уже начался.

На палубу взбирались загорелые, голые по пояс люди в ярких шароварах и разноцветных чалмах на голове. В ходе короткого, но очень ожесточенного боя неизвестные нападающие одержали верх. Но даже после того, как они установили полный контроль над большим военным кораблем, не стали скрываться за островом или на морских просторах. Наоборот. Организовали стремительное и не менее успешное нападение на вторую галеру.

Так за один день Военный флот Святого Престола лишился двух мощных кораблей. Средиземноморье на ближайшие триста лет приобрело Берберийских пиратов. А Оруч Реис, более известный как Арудж Барбаросса, что командовал отчаянным галиотом — пиратский приз в виде двух галер, заполненных неким ценным грузом, и почти четырех сотен рабов.

Под таким ярким прозвищем известен не он один. Пятью Итальянскими и Третьим Крестовым походом славен Король Германии и Император Священной Римской Империи Фридрих I Барбаросса. Южная Европа вообще и Италия в частности. А еще Палестина и Средиземноморье не раз испуганы Рыжебородыми.

Более того, и в XVI веке Арудж не был единственным Барбароссой. Точнее, при жизни его вообще так никто не называл. Это имя принадлежало его младшему брату Хайретдину. Всего же их было четверо. Все свою жизнь посвятили морю. Трое занялись пиратством, а затем двое перешли в каперство Османской империи.

Родиной Оруч Реиса был Лесбос. В сентябре 1462 года остров захватили войска Султана Мехмеда II. Часть коренного населения переселили в изрядно опустевший Константинополь и его окрестности. А их земли и предприятия начали распределять между ветеранами янычар, акынджи и сипахи в качестве тимара. То есть земельного надела или некоего ремесленного предприятия, которым занимались военнослужащие в мирное время. В случае войны они обязаны явиться “конно и оружно” в свой алай или полк, к которому были приписаны.

Арудж родился в 1474 году. Он и его братья были сыновьями Якуба Ениджердара. Османского сипахи, получившего за службу в иррегулярной кавалерии тимар в виде гончарного предприятия. Отец, вероятнее всего, происходил из албанцев, но юношей поступил на службу в Капыкулу. То есть стал государственным служащим по обязанности. А буквально — Рабом Дворца.

Якуб-Ага поселился в Митилини, крупнейшем городе Лесбоса. И вскоре женился на гречанке Екатерине. Вдове православного священника. Всю жизнь отец был мусульманином, а его супруга — православной христианкой. Двух дочерей она воспитывала в своей религиозной традиции. Одна из них даже стала монахиней. А отец четырех сыновей — в своей. Таковы законы веротерпимости в ранней Османской империи.

Должно быть, мать была достаточно грамотным человеком. Она смогла дать довольно приличное образование детям. Старший сын Исхак управлял финансами в довольно успешном гончарном, а затем торговом предприятии отца. И он, и его братья Оруч, Хизир и Ильяс владели турецким и греческим, как родными. А так же, хорошо разговаривали на арабском и итальянском.

Сипахи Якуб оказался достаточно успешным бизнесменом. Его гончарное производство процветало. Продукцию поставляли по всему Восточному Средиземноморью. Так пришлось обзавестись своим небольшим торговым флотом. Постепенно коммерция стала основной деятельностью семьи. Оруч и Ильяс занимались международными перевозками. А возможно, и не только.

Традицией того времени стало сочетание морской торговли с разбоем. Зачастую не сразу можно было разобраться, кого вы встретили на водных просторах. То ли купца, то ли пирата. Кто он сегодня? Больше коммерсант, чем корсар? А может, наоборот? Работорговля приносила огромные прибыли.

Бандитизм стал занятием благородным. Служил великому делу цивилизационного противостояния. Борьбе Востока и Запада. Этаким доводам в споре Христа и Мухаммеда на море. Мусульмане грабили христиан. Ну а те тоже второй щеки не подставляли. Разбойничали в ответ. Похищенным торговали все.

В одном из рейсов в Триполи, примерно в 1495 или 1496 годах, на одномачтовую каракку под управлением братьев напали каперы Госпитальеров. Ильяс погиб в абордажном бою, а Оруча захватили в плен. Его поместили в Бодрумский замок. До 1523 года эта часть побережья Малой Азии контролировалась Крестоносцами. В основном Иоанитами.

Около трех лет Арудж провел в плену и рабстве у воинственных монахов. За это время ему довелось посидеть в тюрьме и побывать рабом на галере “Родос”, перевозившей невольников. Существуют различные версии его освобождения. От выкупа неизвестным благодетелем до дерзкого побега с убийством одного или множества госпитальеров.

За годы плена Аруджа умер его отец, и семейное предприятие разорилось. Таким образом, не только у родственников не было денег, но и интереса для кого-либо, имевшего капитал, галерный раб не представлял. Успешный побег с галеры с боем — тоже, вероятнее всего, из области легенд о великом реисе, мореходе и славном шахиде. Скорее всего, он бежал или после кораблекрушения, или во время оного. К этому склоняются большинство Барбароссоведов.

Галера Сувере́нного вое́нного гостеприи́много о́рдена Свято́го Иоа́нна, Иерусали́ма, Ро́доса и Ма́льты. Открытые источники.

Он оказался в некоей прибрежной деревне, где прожил десять дней. Там его подобрал Али Реис, служивший шкипером на одном из пиратских галиотов принца Коркута. Нецарствующего сына султана, то есть Шехзаде. Некоторое время Арудж служит на разных должностях в пиратском флоте османов.

С 1491 года Шехзаде Коркут — Санжак-бей, или Губернатор Сарухана, то есть Манисы. Более известной как Магнезия. В порту Измира располагается его галерный флот. Основной задачей которого - противостояние госпитальерам и морской разбой против купцов. Желательно не мусульман.

Примерно в 1501 году Оруч становится в этом флоте Реисом, то есть капитаном. А на следующий год по его началом уже несколько галер. Он совершает рейды по Восточному Средиземноморью. Захватывает купеческие суда и сражается с Иоанитами. Участвует в нападении Османского флота на побережье Апулии.

Во время этого рейда его галиоты штурмуют два форта и захватывают три галеры Неаполитанского Королевства. А на обратном пути у острова Эвбея его призом становятся еще две. Но в этот раз уже ненавистных ему госпитальеров. По возвращению в Измир Арудж узнает, что внутриполитическая ситуация в Османской Империи изменилась. И положение Шехзаде Коркута стало шатким.

Предвосхищая падение своего покровителя, Оруч со своими людьми на двух галиотах бежит в Каир. Где получает поддержку Султана Мамлюков Кансуха аль-Гаври. К двум своим кораблям он получает еще один и совершает рейды вдоль берегов Египта. Но воды Восточного Средиземноморья несут больше опасностей, чем пиратских призов. Его манит более “плодородная” акватория на Западе.

В 1503 году на трех своих галиотах Оруч Реис отбывает в Тунис. Он договаривается с местным Халифом Абу Абдаллахом Мухаммадом IV о весьма выгодном для обеих сторон деле. Власть отдает ему в аренду порт Ла-Гулет на Джербе.

А это означало, что под контролем Аруджа оказался весь остров. Примерно в это время к нему присоединяется его брат Хизир, известный как Хайретдин Барбаросса. Со своей стороны, пираты должны отчислять треть своей добычи в халифскую казну.

С этого события начинается новая история Берберского пиратства. Все торговые пути, пролегающие в Центральной и Западной части Средиземного моря, становятся опасными. Так, весной 1504 года в проливе между Эльбой и Италией Оруч Реис захватывает две галеры Папского флота.

Уже через несколько месяцев в районе Липарских островов братья Барбаросса добыли корабль Сицилийского королевства “Кавалерия”. На его борту плыли 60 идальго и 380 испанских солдат. Большая часть из них поступила на крупнейший региональный рынок рабов, организованный на Джербе.

1505 год. Арудж и Хайретдин совершают рейд вдоль побережья Калабрии. Под их командованием находится флотилия из двух галиотов и трех галер. Они захватывают каждое судно, которое встречается им на пути. Кроме того, надают на прибрежные города. Рынки рабов Магриба пополняются товаром.

Слава братьев Барбаросса гремит по всему региону. В 1509 году к Аруджу и Хайретдину присоединяется старший брат Исхак. Вообще в Ла-Гулетту стекаются желающие посвятить себя делу морского разбоя. Далеко не все из них исповедовали Ислам. Не менее половины, а иногда и большая часть корсаров Аруджа, прозванных Берберскими, были ренегатами. То есть теми, кто совершил переход из одной религии в другую.

В данном случае они переходили в Ислам. И в качестве присяги на верность Оручу Реису католики и православные произносили шахаду. Таким образом свидетельствовали, что нет богов, кроме Единого. И Мухаммед Его пророк и посланник. После этого кандидаты становились братьями по вере остальным корсарам. И занимали должность во флоте братьев Барбаросса. Соответственно опыту и знаниям.

К 1512 году база Берберских пиратов на Джербе насчитывает не менее 12 галер. Из них 8 принадлежали братьям Барбаросса, а остальные — другим османским реисам, присоединившимся к ним. Константинополь в борьбе за Средиземноморье начинает делать ставку на корсаров Магриба.

Галеры в бою. Открытые источники.

Так, в августе 1512 года Оруч Реис атаковал испанский гарнизон крепости Биджаи, что на территории современного Алжира. Таким образом, он начинает отвоевывать побережье Северной Африки, захваченное Кастильским Королевством после Реконкисты. Во время штурма канониры Барбароссы разрушили часть крепостной стены. Но штурм испанцы отбили. В ходе боя Арудж был ранен в левую руку.

В таких случаях лекари того времени принимали, как правило, одно решение. Конечность ампутировали. Довольно скоро искусные мастера из Алеппо изготовили для Оруч Реиса серебряный протез. С довольно сложным механизмом на пружинах. По этому случаю его прозвали Гюмуш Коль. Что значит Серебрянная Рука.

В этом же году братья Барбаросса совершают рейд по побережью Западной части Средиземного моря. Они разоряют побережье Андалусии. Захватывают остров Менорке у побережья Испании. Далее направляются на Северо-Восток. Под ударом оказалась Лигурия. Разграблению подвергается множество небольших городов.

Так же, как и испанцы, итальянцы, захваченные корсарами, становятся рабами. Их продают на рынках Алжира. Геную Оруч Реис штурмовать не рискнул. Но на протяжении нескольких месяцев он со своим флотом перехватывал почти все суда, что следовали в ее порт.

Могущественная Генуя направила корабли для снятия фактически морской блокады. Но ее флот был разгромлен в открытом бою. Более того, Оруч Реис захватил флагманскую галеру противника. И с призом в 23 судна и тысячи рабов, не считая захваченные грузы, ушел на Берберийский берег.

На Джербе братья Барбароссы строят судовую верфь и даже завод по производству пороха. С 1513 года рейды по всему Западному Средиземноморью становятся регулярными. Берберские пираты под руководством Аруджа и Хайретдина топят, захватывают и уводят на Африканский берег почти любой корабль или судно, что встречается им на пути.

Берберские пираты. Открытые источники.

Их добычей становятся испанские, французские и даже английские корабли и торговые суда. Набегам подвергаются почти все небольшие города, расположенные на побережье. В 1513 году корсары Оруча Реиса напали даже на Валенсию.

Дело братьев разрастается до огромных масштабов. В 1514 году они обосновываются в Алжире. Их базой становится Шершель, к Западу от города Алжира. Сам Алжир в то время был захвачен испанцами. Несмотря на то, что Халифу Туниса уже давно никто не платил Трети от добытого, Джерба оставалась базой корсаров Аруджа.

В 1515 году Султан Османов Селим I прощает все прегрешения Берберских пиратов перед Сиятельной Портой и фактически делает Оруча, Хайретдина и других реисов офицерами своего флота и представителями империи в Магрибе. В знак особых отношений им присланы несколько галер. До 2 000 янычар и наградное оружие, украшенное золотом и бриллиантами.

25 января 1516 года умер Король Кастилии Фердинанд II Арагонский. Умер один. Да здравствует другой. Но жители города Алжира посчитали иначе. Посчитали и подняли мятеж. Хуане I Безумной они отказались присягать. Чем воспользовался местный шейх Селим Аль-Туми. Его то и избрала городская умма, то есть религиозная община, Султаном.

Понимая, что сил у Алжира противостоять испанцам нет, он не нашел ничего лучшего, как прибегнуть к помощи Оруч Реиса. Весной его корсарские войска и флот совместными действиями с Османскими янычарами взяли Джиджель, Миджу и вошли в Алжир. В связи с тем, что захватить крепость Пеньон д’Архель пиратам не удалось, то Арудж остался в городе со своими берберийцами.

Немало было разных качеств у Оруч Реиса. Отвага и жестокость соседствовали с умением договариваться и находить союзников. Расчетливость и жадность прекрасно сочетались организаторскими способностями. Потому было бы странным, если бы Арудж после захвата практически всего побережья современного нам Алжира взял бы и ушел оттуда. Или вдруг начал бы платить аренду за город и порт Шершель.

Рассказывают, что в дом новоявленного народного Султана Алжира Селима Аль-Туми он входил как к себе. Арудж был больше, чем гость в этом дворце. Он союзник. Более того, союзник более могущественный, чем тот, кому он помогал в борьбе. А Макиавелли считал, что нет никого опаснее, чем такой друг.

Оруч Реис флорентийского мыслителя не читал. Хотя мог. Итальянский он знал с юности. Но “Государь” будет опубликован лишь в 1532 году. А поступил Берберийский пират именно так, как описывал Николо Макиавелли. Однажды Арудж прибыл в гостеприимный дом Селима Аль-Туми и, даже чаю не попив, зарезал его собственноручно в бассейне с прохладной водой, расположенном в тенистом углу султанского дворца.

Восхождение на престол Султана Оруч Реиса, он же Баба Оруч, он же Арудж Барбаросса, народы Алжира, что города, что его вассалов восприняли с благосклонностью. Ведь их никто не спрашивал.

Берберийские пираты. Источник: https://yandex.ru/images/search?from=tabbar&img_url=https%3A%2F%2Fbeedle.club%2Fuploads%2Fposts%2F2023-05%2F1684639609_beedle-club-p-berberskie-pirati-fentezi-instagram-2.jpg&lr=65&pos=1&rpt=simage&text

Тем более, что силы мощнее, чем корсары Аруджа, в этой части Магриба не было. А если учесть, что его поддержала Сиятельная Порта, то говорить вообще не о чем. Ну, разве что о том, как над Средиземным морем надолго взошло Черное Солнце Берберского пиратства.

https://dzen.ru/a/ZPrU4ImAcRkCYkTf

Черное Солнце над Магрибом. Гибель Оруч Реиса. И да здравствует Хайретдин Барбаросса

Плохой знак. Настолько плохой, что хорошо лишь одно — он есть. Значит, надо готовиться. Алжир шелестел. Всюду слышен шепот. Даже обычно крикливый базар, и тот, озираясь, тихо обсуждал, что Селим Ат-Туми умер не сам. Что Султана прежнего убил новый. И что Оруч Реис лично то ли зарезал его, то ли задушил. Но непременно в бассейне и уж точно во дворце. Во истину. Все мы принадлежим Всевышнему. К Нему и вернемся.

А еще в порту говаривали, что старейшины, богатейшие торговцы и влиятельные муллы договорились между собой. А это не часто случалось. Более того, они нашли общий язык с теми, против кого восстали ранее. Вроде как сговорились с испанцами, что засели в почти непреступном Пеньон д’Археле.

В форте, который так и не взял новый Султан Алжира Оруч Реис. Цитадель расположилась на скалистом островке, то есть пеньоне. Что находится прямо напротив Алжирской крепости и таким образом надежно запирает вход в бухту. Да, гарнизон в 200 солдат невелик. Но если к нему в помощь поднять весь Алжир, то 6000 корсаров Баба Аруджа скоренько отправятся к Создателю. На все воля Его. Во веки веков.

Без перебежчиков мир мог стать совсем иным. Даже, может быть, погрузился бы в хаос и не знал порядка уже никогда. Или знал, но другой. Вот у Селима Ат-Туми такого доброжелателя не было. И что он? Где он? По нему, покойному, пропели Джамаза-Намаз. Ведь Азраил уже месяц, как тому вытянул его падшую душу из его же лысеющего темени. Так пожелал Господь.

Вот к Оруч Реису такой человек пришел. Ну как человек? Так. Раб. Из пленных христиан. И за обещание свободы сообщил детали заговора. О них он узнал, прислуживая своему хозяину. Местному Кади, то есть исламскому судье. Не было в Алжире более вооруженной силы, чем корсары братьев Барбаросса. Так их еще и предупредили. У заговорщиков совсем не осталось шансов. Если Творец того пожелает, конечно.

В Благословенный день, то есть пятницу. Сразу после полуденной молитвы или Джума-Намаза, высокие двери одноименной Соборной мечети распахнулись. Во дворе стояли вооруженные люди Оруч Реиса и приданные ему Султаном Османов Селимом I Грозным янычары.

Большинство правоверных свободно выпустили в город. Но по требованию нового Султана часть молящихся осталась в Джума-мечети. Это была лучшая часть Аль Джазаира. Точнее, власть и деньги имущая. Та самая, что составила заговор против Берберийцев и их лидеров — братьев Барбаросса.

Там даже боя не было. Невзирая на возраст, положение в обществе и прежние заслуги каждого перед уммой и Всевышнем, всех смутьянов избили и связали их же чалмами. Прямо в мечети пролили первую кровь. Особенно ловко управлялись янычары. Именно они вытащили пленных заговорщиков на улицу.

Там привязали их за ноги к лошадиным седлам и протащили по всему Алжиру в назидание горожанам. На побережье, ввиду форта Пеньон д’Археле всем отрубили головы. После насадили их на пики и водрузили устрашающей шеренгой вдоль пляжа.

Испанцы должны знать, что будет с врагами Оруч Реиса и его брата Хайретдина. Теперь они не просто пираты и враги государства. Теперь они и есть государство. Долго еще тела, выброшенные на свалку, напоминали Алжиру запахом тлена о тщетности сопротивления Берберийцам. Нет мощи, кроме как от Господа.

“Там, где закат”. Именно так переводится Магриб. Точнее “Эль Магриб”. Еще с 1497 года испанцы проявляли деятельный интерес к побережью Северной Африки. На протяжении нескольких десятилетий они отправляли экспедицию за экспедицией. Захватывали крепости чужие и возводили свои.

Реконкиста с Запада и падение Византийской Империи на Востоке согнали с мест простоянного проживания миллионы человек. Теперь для них не было угла, что можно было бы назвать домом. Сотни тысяч из них искали счастья и покоя с оружием в руках. А десятки тысяч — на палубах пиратских шебек, галиотов или галер. К ним присоединялись тысячи искателей приключений, адреналина и больших денег. Вне зависимости от конфессии и национальности.

Средиземноморье стало ареной геополитического и цивилизационного противостояния. Готовившегося столетиями и длящегося по сей день. А пиратство как одна из форм вооруженной борьбы в рамках этого конфликта. И до братьев Барбаросса корсары с Северо-Африканского побережья совершали набеги на Испанские города. Перехватывали торговые, а порой и военные корабли европейских государств.

Активно развивающаяся на Востоке Османская империя не могла не оставить без внимания узаконенное пиратство. Кемаль Реис стал первым капером Сиятельной Порты. С другой, Западной стороны Региона невероятную силу набирала Испания.

Взоры Кастильских Королей простирались далеко в сторону Индии и Китая. Которые манили не меньше, чем Царствие Небесное.

Но пути в Рай Шелка и Пряностей были надежно перекрыты Османами. А Средиземное море постепенно наполнялось пиратскими шебеками и галиотами. Собственно, экспедиция Колумба во многом была спровоцирована именно активностью недружественных европейцам флотов.

В начале XVI века Испанская держава долго и довольно успешно воевала на море и на Африканском берегу. К 1510 году Адмирал-наемник Педро де Велес захватил ряд городов и крепостей Магрибинского побережья. Пали Бужи и Триполи. Шершель, Мостаганем и Тенес платили дань. Алжир, или Аль Джазаир, то есть буквально “Острова”, возникший на руинах римского порта Икосиум, присягнул на верность Кастильской Короне.

И вот на тебе! 1516 год. Оруч Реис стал Султаном Алжира. Оставлять который в смуглых руках никак нельзя. Испанцы прекрасно осознавали грядущую опасность. В сентябре к городу была направлена экспедиция под командованием адмирала Диего де Вера.

Тот уверенно считал, что удел его предстоящих врагов — гонять коз в Атласском предгорье, а не бродить по морю. Тем более, что они просто не приспособлены ставить паруса и командовать гребцами. Что уж там говорить об обороне крепостей. Может он и пощадит кого, но только в случае если эти недочеловеки сдадутся сами.

30 сентября артиллерия форта Пеньон д’Археле и галер испанского адмирала начали обстрел стен Алжира. Затем десант пехоты пошел на штурм города. Но Оруч Реис в ответ атаковал из города и напал с тыла на лагерь осаждавших одновременно. Диего де Вера пришлось отступить.

Через несколько дней он получил подкрепление — более 3 000 человек пехоты. А 4 октября у Уэд-эль-Хараш Диего де Вера вновь был атакован корсарами Султана Аруджа. Берберийцы перебили почти всех. В рабство продали более 400 испанцев. Адмирал бежал. Ему чудом удалось спастись.

Оруч Реис не только разгромил врага. Он победил всемогущих Испанцев. Он одержал победу не только над Диего де Верой, но и над Карлосом I, Королем Кастилии и Арагона. Корсар с Лесбоса приобретал привычку побеждать. Он становился символом борьбы с христианский агрессией в Магрибе. Символом Священной войны   за Веру.

Потому новый Султан Алжира потребовал, чтобы все властители побережья, остававшиеся под контролем Испании, открыли ему свои порты, признали вассальную зависимость от Алжира и начали платить налог. Но главное, чтобы разорвали отношения с Кастильским Королевством. Далеко не все согласились с требованиями Берберского пирата.

В декабре 1516 года Оруч Реис возле Уэд-Джер разгромил войска хозяина Тенеса Мулая Абу Абдаллаха и вскоре взял город. До февраля 1517 года его корсары и османские янычары захватили Медею, Милтану, Дахру и Титтери. А также установили контроль над долиной Шелиффа. Испания теряла побережье современного Алжира. За этим стоял сын гончара с острова Лесбос, берберийский пират, а ныне Султан Арудж Барбаросса.

В январе 1517 года к Оруч Реису обратились представители элиты Телемсена с просьбой взять их под свое покровительство и избавить от испанской зависимости. В прошлом году умер их правитель Султан Абу Абдал Мухаммед. С его решениями они еще были согласны. И понимали, что тогда сопротивляться Кастильской Короне они не могли. Но не сейчас.

Наследный принц и сын покойного Абу Хамму III, вместо того, чтобы поднять мятеж против власти испанского губернатора Орана маркиза де Комареса, опять присягнул на верность Карлосу I. Султану Аруджу предлагалось посадить на трон стратегически важного Телемсена, брата почившего владетеля Абу Зайяна. Племянник водворил его в местную тюрьму. Крепость этого города была как важна, так и непреступна. Потому не воспользоваться такой возможностью было нельзя.

Уже в марте корсарская армия берберов во главе с Оруч Реисом с присоединившимися к ним повстанцами двинулась на столицу Абдальвадидов. В сражении под Сиди-Бель-Аббесом пираты разгромили девятитысячную армию Абу Хамму III. Тому удалось скрыться в Оране под защитой испанцев.

Барбароссы вступили в Телемсен. Горожане встречали Султана Алжира как освободителя и борца за Веру. Даже несмотря на то, что Абу Зайяна никто из тюрьмы не освободил. Вместо этого его вместе со всеми семерыми сыновьями, семью же десятками эмиров повесили на зубцах стен Мешавара. Телемсенского детинца. Или кремля. Если хотите. Остальные родственники были утоплены в дворцовом бассейне. По привычке, должно быть.

Вместо старого султаната было создано такое же корсарское государство, что и в Алжире. Регентство, зависимое от Османской Империи и одновременно независимое ни от кого. Пиратская вольница под сенью Ислама и Сиятельной Порты.

Ведь Оруч Реис добровольно отказался от титула Султана Алжира. И предложил завоеванный им берег Селиму I Явузу или Грозному, Султану Османов. Вместо этого он был назначен Беем Алжира и Телемсена. А кроме того, Бейлербеем Магриба, то есть губернатором. В течении последующих 300 лет обе пиратские державы наводили ужас на Средиземноморские государства и их население.

Оруч Реис с братом Хайретдином и их городами государствами стали реальной и очень ощутимой опасностью для Кастильской Короны. Надо учесть, что пиратские галиоты и галеры почему-то не всегда нападали на суда Королевства Франции и Венецианской Республики. Зато постоянно и, главное, нещадно грабили купцов Испании и Генуи.

Берберские пираты братьев Барбаросса стали невероятно важной частью узла противостояния в Средиземном море. Карлос I не мог оставить все так, как сложилось. Ведь иначе экспансию Оруча Реиса было не остановить на побережье современных Алжира и Туниса.

В декабре 1517 года дон Диего де Кордова, известный как Губернатор Орана маркиз де Комарес, получил от Карлоса I до 10 000 пехоты и три десятка галер. Так же в его подчинении были бедуины Абу Хамму III, которые партизанскими действиями практически перерезали сообщение Телемсена с Алжиром.

В январе 1518 года у Каала Бени Рашид в бою с войсками Абу Хамму III погиб старший брат Оруча Реиса Исхак. А сам он находился в осаждаемом Диего де Кордовой Телемсене. Как раз в том самом Мешаваре, где вешал и топил местных аристократов в прошлом году.

В мае 1518 года он с боями вышел из крепости. По дороге на Айн-Темушент Оруч Реис выставлял арьергарды. Отряды, обреченные на гибель. У реки Саладо отступающим практически удалось оторваться. Но в какой-то момент Баба Арудж вдруг бросился обратно и присоединился к тем, кто прикрывал отход основных сил.

Берберский пират. Открытые источники.

Говорят, что под ним убило коня. А сам он дрался как лев. Когда Оруча Реиса пригвоздили копьем к земле, знаменосец дон Гарсия де Тинео лично отрубил ему голову. Посаженная на древко знамени, она была отправлена Карлосу I. И, как и окровавленный цветной кафтан Барбароссы, хранилась в Кордове. В монастыре Святого Иеронима.

Телемсен пал. Кастильская Корона восстановила свою власть на Магрибинским берегом. Но лишь над частью. И лишь на время. Ведь Черное Солнце Берберского пиратства зашло не навсегда. Вскоре оно снова было в зените. На морях Средиземноморья и берегах Северной Африки воцарился брат покойного Хайретдин Барбаросса. Лучи славы которого оказались не менее знойными.

https://dzen.ru/a/ZQQFrkXHQlyNEQ6-

Картина дня

наверх