На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Кампания 1943 года на Советско-германском фронте. 80 лет битве под Прохоровкой (2 статьи)

Кампания 1943 года на Советско-германском  фронте: ставка на «ничейный результат»Кампания 1943 года на Русском фронте: ставка на «ничейный результат»

Танки «Тигр» 2-й моторизованной дивизии СС «Дас Райх» на марше на Курской дуге

Генералы предлагают активную оборону

Приступая к военному планированию кампании 1943 года, германское верховное командование довольно трезво оценивало свои силы и средства. Было понятно, что вермахт уже не может проводить крупные наступательные операции с далеко идущими целями, как в ходе кампаний 1941–1942 гг.
Вооруженные силы понесли тяжелые потери в живой силе и технике. Восстановить штатную численность дивизий было крайне сложно. Остро встала проблема нехватки опытных командиров и технических специалистов. Стабильно ухудшалась ситуация на Западе. Была проиграна кампания в Северной Африке. Враг готовился к высадке в Италии. Это требовало наращивания сил в Средиземноморье. На деморализованных итальянцев, которых побили и в России, и в Ливии, надежды не было. В Италии шло брожение, направленное против Муссолини. Рим взывал о помощи. Была проиграна подводная война: американцы клепали транспорты, эсминцы и авианосцы конвейерным способом, восстанавливая тоннаж флота быстрее, чем волки адмирала Дёница их топили.

Была проиграна война в воздухе. Англо-американская стратегическая авиация достигла Берлина и самых отдалённых районов Германской империи. Крупные массированные налёты противника стали для рейха обыденностью. Правда, воевать с русскими эти налёты не мешали. Боевой потенциал вермахта не снизился. Промышленность ушла под землю, армия и народ были преданы фюреру. От бомбёжек страдало гражданское население.

Поэтому генералитет рекомендовал Гитлеру перейти к стратегической обороне на Советско-германском фронте и войне на истощение. Сокращать при необходимости линию фронта, маневрировать, проводить ограниченные наступательные операции и контрудары на отдельных участках фронта. Пользоваться более качественной боевой подготовкой вермахта. В итоге перемолоть Красную Армию, обескровить русских и сорвать предстоящее генеральное наступление противника. Затем перебросить сохранившиеся дивизии на Запад, для отражения возможного наступления англо-американских войск.

Так, Манштейн считал, что русские снова попытаются отбить Донбасс. Он предлагал сконцентрировать крупные силы в тылу северного крыла группы армий «Юг», дождаться удара русских на донбасском направлении, измотать врага упорной обороной, совершить запланированный и планомерный отход из Донецкого бассейна, пропустив врага к Азовскому морю и нанести внезапный мощный удар с северо-запада. Тем самым немцы могли разгромить сильную ударную группировку Красной Армии, и она на время утратила бы наступательные возможности. Понятно, что фюреру такая авантюра с оставлением Донбасса не понравилась.

Германские генералы уже не рассчитывали разгромить СССР, но надеялись, что русская армия истечёт кровью и утратит возможность проводить крупные наступления. Была надежда на «ничейные результат» и сепаратный мир со Сталиным. В крайнем случае, ряд генералов готов был пожертвовать фюрером, и заключить мир с Западом, и вместе воевать с большевизмом.

Танк Pz. Kpfw III дивизии СС «Дас Райх» и его экипаж на Курской дуге


Немецкие танкисты ремонтируют ходовую часть танка «Тигр» в ходе операции «Цитадель»

Курский выступ

Внимание Гитлера привлекла не реализованная до начала весенней распутицы идея Манштейна ликвидировать занятый русскими войсками, выдававшийся сильно на запад Курский выступ. Этот плацдарм удлинял немецкий фронт почти на 500 км и требовал крупных сил для удержания фронта на этом направлении. Кроме того, дуга перехватывала железные дороги, которые шли из района группы армий «Центр» в Харьков. Также выступ мог стать удобным плацдармом для наступления русских на северном фланге группы «Юг» и на южном фланге группы «Центр». С другой стороны, срезав этот выступ, немцы могли уничтожить крупные силы противника.

13 марта 1943 года фюрер подписывает оперативный приказ № 5 об упреждающем ударе по врагу. Гитлер предлагал «упредить их наступление в отдельных местах с целью навязать им, хотя бы на одном из участков фронта свою волю». Такой участок был на фронте группы армий «Юг». На остальных участках главная задача сводилась к обескровливанию наступающего противника. Группа армий «Север» готовила операцию на ленинградском направлении, группы «Центр» и «Юг» – планировали разгромить русских на Курском выступе. Группа армий «А» удерживала Кубанский плацдарм и позволяла высвободить силы для других фронтов.

Предварительно Гитлер хотел провести ряд частных операций на южном направлении. 22 марта командование группы «Юг» получило указание разработать план «Ястреб», чтобы силами 1-й танковой армии и группы «Кемпф» ударом на Купянск разгромить советский Юго-Западный фронт. Через два дня фюрер дал Манштейну указание продумать более масштабный вариант под кодовым названием «Пантера» с целью разгрома советских войск в районе юго-восточнее Харькова силами 1-й и 4-й танковых армий, а также разрушения русского фронта на линии Северского Донца.

Между тем среди высшего командования рейха не было единого мнения, а нужно ли вообще наступать на Востоке. Начальник штаба сухопутных войск (ОКХ) генерал Цейтцлер, разрабатывающий план Курской операции, был всецело за и доказывал, что успех гарантирован, для этого нужно всего 10–12 танковых дивизий. Командование группы «Юг» также поддерживало эту операцию. Штаб верховного командования вермахта (ОКВ) в лице начальника оперативного отдела Йодля выражал сомнения. Он считал, что большое наступление без особой пользы сожжёт резервы, которые нужны для обороны во Франции и на Средиземноморском театре.

Немецкие солдаты готовят к бою бронетранспортер Sd. Kfz. 251/7 Ausf. C. В кадре бронетранспортеры Sd. Kfz. 250/5 Ausf. A. Слева два командирских танка Pz. Bef. Wg. III Ausf. H. Операция «Цитадель»

Гитлеру, который рассматривал военные планы с точки зрения большой стратегии, политики и экономики, была нужна громкая победа, чтобы укрепить пошатнувшийся авторитет рейха, вдохновить союзников, испугать врагов, подкрепить веру армии и народа в непобедимость рейха и непогрешимость фюрера.

15 апреля 1943 года немецкая ставка приняла окончательное решение, отдав оперативный приказ № 6. 28 апреля войска групп «Центр» и «Юг» должны были быть приведены в 6-дневную готовность к проведению операции «Цитадель». Первоначальный срок операции был назначен на 3 мая. Немцы понимали, что фактор времени играет против них: русские подтягивали тылы, восполняли потери, создавали новые соединения и крепили оборону. Они надеялись поймать врага на «стадии слабости», заставить бросать в бой не завершившие формирование и пополнение подвижные соединения.

Наступлению немцев придавалось решающее значение. Оно должно было завершиться быстрой и решительной победой. Поэтому на направлении главных ударов планировали использовать лучшие соединения, командиров и оружие, большое количество боеприпасов. Для взлома обороны русских «одним ударом» проводилось максимальное массирование ударных сил на узком участке, чтобы создать подавляющее превосходство в силах и средствах.

Уже на четвёртый день операции немецкие дивизии должны были встретиться восточнее Курска, окружив основные силы русских Центрального и Воронежского фронтов. В случае такого успеха немедленно начиналась бы операция «Пантера» – удар от Курска на юго-восток с целью уничтожения Юго-Западного фронта. Затем следовала бы операция «Охота на медведя» – удар немцев на Ленинград.

Тотальная мобилизация

На бумаге всё выглядело красиво. Но требовалась огромная работа: наклепать лучшее оружие, много боеприпасов и набрать солдат.

Ещё в январе 1943 года фюрер вынужден был начать тотальную мобилизацию: все мужчины в возрасте с 16 до 60 лет и женщины от 17 до 45 лет должны были пройти регистрацию для работ военного значения. То есть Гитлер хотел пополнить немецкими рабочими армию, а на их место призвать остальных граждан и гражданок, которые до этого времени не имели отношения к ВПК и работали или служили в гражданском секторе. Путём перераспределения трудовых ресурсов, значительного увеличения занятости женщин, освобождались мужчины для фронта, расширялось военное производство. В результате этой мобилизации до конца марта было взято на учёт 3,1 млн человек (большая часть – женщины).

Также массово стали использовать в промышленности и сельском хозяйстве иностранных рабочих, массово угоняемых с оккупированных областей «остарбайтеров» (нем. Ostarbeiter – «работник с Востока»), и военнопленных. Начался усиленный призыв с оккупированных территорий. На фронт бросали поляков, чехов, словаков, вербовали военнопленных (власовцев). Численность формирований «восточных войск» и «добровольцев вспомогательной службы» достигла 450 тыс. человек.

Панцергренадеры в укрытии за подбитым советским танком Т-34 на Курской дуге

Германию наконец-то, на пятый год Второй мировой войны (с 1939 г.), ставили на военные рельсы. Шла мобилизация военно-экономических ресурсов, перераспределение промышленных мощностей, сырья, топлива и энергии в интересах ВПК. Сворачивались многие отрасли мирного времени. Если в 1942 году доля военной продукции составляла 26 % всего промышленного производства, то в 1943 году – выросла до 38 %.

Требование безоговорочной капитуляции, которое выдвинули в Касабланке в январе 1943 года англосаксы, вызвало большое возмущение немецкого общества и армии. Немцы поняли, что враг будет вести войну до полной оккупации Германии, и теперь намеривались сражаться до конца.

Принятые меры по мобилизации людских и материальных ресурсов позволили Германии восстановить мощь ВС. В первом полугодии 1943 года сухопутным и военно-воздушным силам удалось сформировать 50 дивизий. По сравнению с 1942 годом производство танков возросло почти в 2 раза, самолетов – в 2,2, орудий и минометов – в 2,3 раза. Увеличился выпуск зенитных и противотанковых пушек, пулеметов, подняли производство боеприпасов.

Немецкий танк «Пантера» Pz. Kpfw. V Ausf. D 51-го танкового батальона (Pz. Abt. 51), подбитый в ходе боев на Курской дуге. Машина была подбита попаданием 76-мм бронебойных снарядов в левый бронелист башни. Танк находится на сборном пункте аварийных машин перед отправкой на переплавку. Район Карачева

Танки Pz. Kpfw. V Ausf. D «Пантера» 51-го танкового батальона, брошенные на сельской улице под Курском. Батальон входил в состав 39-го танкового полка 10-й танковой бригады. Во время операции «Цитадель» 10-я танковая бригада была придана панцергренадерской дивизии «Великая Германия»

Бойцы РККА на броне немецкого тяжелого танка «Тигр», подбитого на Курской дуге

Продолжение следует…

Автор: Самсонов Александр Использованы фотографии: https://ru.wikipedia.org/http://waralbum.ru/ https://topwar.ru/221034-kampanija-1943-goda-na-russkom-fronte-stavka-na-nichejnyj-rezultat.html

80 лет битве под Прохоровкой80 лет битве под Прохоровкой

Брошенные под Прохоровкой выведенные из строя немецкие танки Pz. Kpfw. V «Пантера» из состава 10-й «пантербригады» (танкового полка фон Лаухерта)

Западные мифы

По мнению западных, в частности немецких исследователей, в Прохоровском сражении никакой победы Советских войск не было. Более того, Красная Армия якобы потерпела сокрушительное поражение. Так, даже сообщается, что только вечером 12 июля 1943 года русские потеряли около 235 машин, а вермахт всего 5 (!). То есть немецкие танкисты просто расстреливали противника, как мишени в тире. А русские не отвечали, либо всё время били мимо.

В числе фундаментальных работ следует назвать 10-томное официальное издание «Германский рейх и Вторая мировая война». В его написании принимали участие профессиональные историки Военно-исторического института ВС ФРГ. Событиям на советско-германском фронте в период с лета 1943 до конца 1944 года посвящен 8-й том данного труда под редакцией известного немецкого историка Карла-Хайнца Фризера. Так, Фризер утверждает, что отличительной чертой ведения боевых действий Красной Армии были лавинообразные массированные атаки без учета потерь. Русские наступали как «безумные» и в состоянии опьянения.

Приводятся кадры аэрофотосъемки со скопищами подбитой советской техники, сделанной самолетами люфтваффе. Эти фотографии с Советско-германского фронта британский историк Бен Уитли обнаружил в архивах США. Хотя эти кадры довольно легко объясняются. Значительную часть танков, которые повреждены в бою, можно восстановить ремонтниками в ближнем тылу или на ремонтных заводах. Немцы вывозили свою технику в тыл. После 1 августа на немецких ремонтных предприятиях в Белгороде, Харькове и Богодухове скопилось такое количество неисправной техники, что даже для мелкого ремонта танки и САУ приходилось отправлять в Киев. В Курской битве взяла вверх Красная Армия, и многие подбитые немецкие танки были позже захвачены на станциях и ремонтных базах противника.

Главная цель подобных мифов на Западе – это переписывание мировой истории в целом и истории Второй мировой войны в частности. Договорились там уже до того, что Гитлер, оказывается, нанёс превентивный удар по большевистским ордам, которые готовились к вторжению в Европу. Что якобы не было никаких великих побед Красной Армии, что немцев «трупами завалили», что не было освобождения Европы, а была «Советская (Русская) оккупация». Что Европу якобы освободили британцы и американцы. Что нами правил «кровавый тиран» Сталин, убивший десятки – сотни миллионов людей и т. д. Что у русских якобы не было никаких побед: ни Ледового побоища, ни Сталинграда, ни Прохоровки.

Когда в это поверит молодежь, Запад сможет превратить русских в «этнографический материал», из которого можно лепить всё что угодно. Вроде нынешних русских-украинцев (малороссов), которых сделали «русскими янычарами» и бросили убивать своих же братьев.

Советские танки Т-34 идут на марше в 30 км от Белгорода, направляясь к станции Прохоровка

Прохоровка

Прохоровское сражение было частью Курской битвы, которая началась 5 июля и продолжалась до 23 августа 1943 года. Битва состоялась на южном фасе Курского выступа, в полосе Воронежского фронта под началом генерала Ватутина. Здесь вермахт 5 июля 1943 года начал наступление на двух направлениях – на Обоянь и Корочу. Германское командование, развивая первый успех, наращивало усилия по линии Белгород – Обоянь. 2-й танковый корпус СС к исходу 9 июля прорвался к третьей полосе обороны 6-й гвардейской армии и вклинился в неё примерно на 9 км юго-западнее Прохоровки. Но вырваться на оперативный простор немецкие танки не смогли.

10 июля 1943 года фюрер приказал командованию группы армий «Юг» добиться решительного перелома в битве. Убедившись в неудаче прорыва на обоянском направлении, командующий Манштейн решил изменить направление главного удара и вести наступление на Курск окружным путем, через Прохоровку, где наметился успех. В это же время вспомогательная ударная группировка наносила удар по Прохоровке с юга. На Прохоровку наступали элитные дивизии «Рейх», «Мёртвая голова» и «Адольф Гитлер» из состава 2-го танкового корпуса СС и части 3-го танкового корпуса.
Обнаружив движение противника, командование Воронежского фронта выдвинуло на это направление части 69-й армии, затем и 35-й гвардейский стрелковый корпус. В это же время Советская Ставка усиливает Ватутина за счёт стратегических резервов. 9 июля командующему Степным фронтом Коневу приказали выдвинуть на курско-белгородское направление 4-ю гвардейскую, 27-ю и 53-ю армии. В подчинение Ватутину также передавались 5-я гвардейская и 5-я гвардейская танковая армии. Войска Воронежского фронта должны были остановить наступление, нанести мощный контрудар по врагу на обоянском направлении.

11 июля нанести упреждающий контрудар не удалось. В этот день гитлеровцы вышли на рубеж, на котором должны были развернуться советские подвижные соединения. При этом ввод в бой четырех стрелковых дивизий и двух танковых бригад 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова позволил остановить немцев в 2 км от Прохоровки. То есть первые бои под Прохоровкой начались уже 11 июля 1943 года.

12 июля началось масштабное встречное сражение, и советские войска, и противник атаковали на Прохоровском направлении по обе стороны железной дороги Белгород – Прохоровка. При этом все планы были разрушены: Красная Армия не смогла нанести предусмотренный мощный авиационный и артиллерийский удар. Развернулась ожесточённая битва. Главные события происходили юго-западнее Прохоровки.

Северо-западнее Прохоровки на Яковлево наносили удар части советских 6-й гвардейской и 1-й танковой армий. С северо-востока, из района Прохоровки, в том же направлении атаковали части 5-й гвардейской танковой армии с двумя приданными танковыми корпусами и 33-й гвардейский стрелковый корпус 5-й гвардейской армии. На белгородском направлении в наступление переходила 7-я гвардейская армия.

Утром 12 июля после короткого артналёта 18-й и 29-й танковые корпуса армии Ротмистрова с приданными ей 2-м танковым и 2-м гвардейским танковым корпусами начали наступление на Яковлево.

Ещё раньше на р. Псёл в полосе обороны 5-й гвардейской армии начала наступление германская танковая дивизия «Мёртвая голова». При этом танковые дивизии «Рейх» и «Адольф Гитлер», непосредственно противостоящие армии Ротмистрова, остались на занятых рубежах и приготовились к обороне. В результате на довольно коротком промежутке фронта произошло лобовое столкновение двух танковых ударных группировок. Крайне ожесточенная битва продолжалась целый день.

Командир 3-го танкового батальона 2-го танкового полка штурмбанфюрер Йоахим Пайпер, который занял позицию позади противотанкового рва на высоте 252,2, так описывал бой:
«Мы почти не спали, когда русские вдруг при поддержке авиации бросили на нас все свои танки и мотопехоту. Это был ад. Они были вокруг нас, над нами и между нами. Мы сражались друг против друга».
В итоге ни одна из сторон не смогла выполнить поставленные задачи.

Гитлеровцы не прорвались к Курску, а Советские войска – не вышли к Яковлеву. Однако наступление основной ударной группировки противника на Курск было остановлено.

Наступавший на Прохоровку с юга немецкий 3-й танковый корпус в этот день смог потеснить войска 69-й армии, продвинувшись на 10–15 км. Обе стороны понесли большие потери.

Немецкое командование не сразу отказалось от идеи прорыва к Курску в обход Обояни с востока. А войска Воронежского фронта пытались выполнить поставленную им задачу. Поэтому Прохоровское сражение продолжалось до 16 июля.

Успехи обеих сторон были частичными, бои велись на тех же рубежах, которые войска занимали. Обе армии обменивались атаками и контратаками, сражались днем и ночью.

16 июля войска Воронежского фронта получили приказ перейти к обороне. 17 июля немецкое командование начало отвод войск на исходные позиции. Войска Воронежского фронта перешли в наступление и 23 июля вышли на позиции, которые занимали до начала вражеского наступления.

3 августа началось наступление Красной Армии на Белгород и Харьков.

Причины высоких потерь

Советское командование совершило ошибку, когда начало наступление в лоб, а не во фланг ударной группировке противника. Командование фронта имело возможности осуществить удар в основание германского танкового клина, что позволяло нанести поражение противнику или даже окружить его. Вермахт проиграл Курскую битву, но сражался очень умело, сказывалось относительное превосходство немецкого умения управления войсками и тактики.

Кроме того, на ряде участков немцы успели подготовиться к обороне, которая оказалась эффективной и была прорвана несколько позже. Стоит отметить также то, что советские танки несколько уступали немецким в эффективности ведения огня на дальних дистанциях и (особенно) в качестве оптики. На равнинном ландшафте это давало немцам определенные преимущества.

Вообще о сравнении матчасти участвовавших в Курской битве танков написаны целые тома, и подходить однозначно и в общем к этому вопросу нельзя. С обеих сторон участвовала самая разная техника, и отдать пальму первенства просто нельзя. Да, наш Т-34 уступал "ТИгру", что было нормально, средний танк уступает тяжелому во всем, кроме скорости. Но тот же Т-III со своим 75-мм "Окурком" (короткоствольная пушка) не имел никаких шансов против советского танка ни на средней, ни на дальней дистанции.

В целом стороны использовали всю матчасть, находившуюся в распоряжении "на всю катушку". Отсюда большие потери.

В Прохоровском сражении наши войска, по данным Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генштаба ВС РФ, потеряли 60 % машин (500 из 800), немцы – 75 % (300 из 400). Естественно, что немцы занизили свои потери, сообщив о 80–100 потерянных танках.

Современный российский историк, специалист по Курской битве Валерий Замулин сообщает, что 12 июля армия Ротмистрова потеряла больше половины техники – 340 танков и 19 САУ сгорели или были подбиты (часть можно было восстановить). В период с 12 по 16 июля 1943 года потери 5-й танковой армии составили: 2 440 человек убитыми, 3 510 раненых, 1 157 пропавших без вести, выбыли из строя 225 средних танков Т-34 и 180 легких танков Т-70, 25 САУ.

Однако стоит отметить прекрасно налаженную логистику советской армии, сформировавшей запас боевых машин на железнодорожных узлах и оснащение их экипажами вышедших из строя танков и САУ.

Точных данных по немецким потерям нет, документов по потерям 2-го танкового корпуса СС на 12 июля также нет. Понятно, что сказки про потерю пяти танков – это бред.

Член военного Совета Воронежского фронта Никита Сергеевич Хрущев и командующий 5-й гвардейской танковой армией генерал-лейтенант танковых войск Павел Алексеевич Ротмистров (в центре). Воронежский фронт. Июль 1943 г.

Тактическая ничья и стратегическая победа Советских войск

В яростной битве, которая началась 11 июля и продолжалась до 16 июля, наши войска отразили сильный удар германской ударной группировки. Элитные немецкие бронетанковые дивизии не смогли взять Прохоровку, разгромить наши соединения и прорваться дальше, как планировалось. Видя, что дальнейшие атаки перспектив не имеют, гитлеровцы разумно отступили. В ночь на 17 июля немецкие дивизии стали отводить назад.

Советская разведка обнаружила, что враг отходит, и Красная Армия перешла в контрнаступление, именно благодаря тому, что было на чем наступать и кем. То есть итоговая победа была за нами. Немцы оставили поле боя и отступили.

Вскоре наши войска перешли в масштабное наступление и освободили Белгород.

С другой стороны, контрудар войск Воронежского фронта, включая армию Ротмистрова, к выполнению поставленной задачи не привёл. Два вражеских танковых корпуса уничтожить не удалось. Враг не был разгромлен в Прохоровском сражении, хотя и понес значительные потери.

Для нас Прохоровское сражение – одно из сражений великой Курской битвы, в ходе которой завершился коренной перелом в войне. Красная Армия окончательно перехватила стратегическую инициативу в Великой войне.

Поэтому Прохоровка – это один из символов нашей Великой Победы, за которую наш народ заплатил дорогую цену.

Советские солдаты осматривают немецкий танк Pz. Kpfw. V «Пантера», уничтоженный во время боев под Прохоровкой

Автор: Самсонов Александр Использованы фотографии: https://ru.wikipedia.org/http://waralbum.ru/ https://topwar.ru/221318-jeto-byl-ad-mif-o-sokrushitelnom-porazhenii-russkih-v-prohorovskom-srazhenii.html

Картина дня

наверх