«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях

«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала.

«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях

Часть первая.
Сакральное место: Вильнюс в планах Литвы и Польши.


Как известно из истории, во время Первой мировой войны Литва была оккупирована Германией. Это дало возможность литовским политикам начать процесс образования независимого государства, который бы охватывал исторические земли Великого княжества Литовского вместе с Вильнюсом и Каунасом.

Еще в 1913–1914 гг. скептикам было легко говорить о невозможности провозглашения независимости с учетом того, что в то время на литовских землях господствовала Российская империя. Но кроме русификации, ещё в большей степени, литовскому движению угрожала полонизация, прежде всего на уровне элиты. Тогда ещё была свежа память про общее историческое прошлое, да и одинаковая религия делала литовцев легкой целью для польского идеологического влияния.

«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях

Наивысшая точка польско — литовской дружбы — Грюнвальдская битва 1410 г.

Те, кого обошла полонизация, понимали, что борьба за литовский язык и, вообще, пропаганда независимости невозможна без активной борьбы с польским влиянием. А отсюда и росли корни будущего польско — литовского конфликта, центром которого стал город Вильнюс и Виленская область.
Названый поляками Вильно, а литовцами — Вильнюс, город был многоязычным, где переплетались разные культуры и политические позиции. Для литовцев Вильнюс был символом государственного величия как давняя столица Великого княжества Литовского. Для поляков — важный центр их культуры и общественной жизни. Тут уживались по соседству поляки, евреи, россияне, белорусы, литовцы, татары, а также эмигранты из Европы.


В соответствии с российской (1897 г.) и немецкой (1916 г.) переписями Вильно населяли преимущественно поляки и евреи. Так, по немецкой переписи 1916 г., из 140 тысяч населения поляки составляли 50,1%, а литовцы — 2,1%.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях

Данные о численности населения Вильнюса по годам (источник: Википедия)

Однако, несмотря на эти цифры, с согласия немцев, 18 — 23 февраля 1917 г. в Вильнюсе состоялась конференция, по результатам которой был сформирован Совет Литвы (Тариба) из 20 представителей. Литовская Тариба избрала Президиум во главе с председателем Антанасом Смятоной, и стала единственной организацией, деятельность которой была направлена на восстановление государственности Литвы.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Государственный Совет Литвы ТАРИБА. 1918 г.

В решении о политическом будущем Литвы выдвигалась идея независимого Литовского государства в его этнографических границах и на демократических принципах. Во втором решении излагались союзнические отношения такого государства с Германией. 11 декабря 1917 г. Литовская Тариба провозгласила «Акт о восстановлении Литовского государства». В нем говорилось не о независимой, а о самостоятельной Литве, связанной союзническими узами с Германией. Союзнические узы закреплялись «военной конвенцией, конвенцией сообщения, общностью таможенного дела и валюты».

Вскоре после этого, 16 февраля 1918 г., Литовская Тариба в исторической столице Вильнюсе, в доме по ул. Диджиойи в 12 час. 30 мин. единогласно приняла постановление о восстановлении независимого Литовского государства. В законном порядке был провозглашен суверенитет национального государства. Новая республика сразу же заявила о своих претензиях на бывшую Виленскую губернию и на её главный город Вильно.

Справка.
Новая Декларация (вполне публичная, официально разосланная правительствам России, Германии и ряда других стран и подписанная полным составом Тарибы) была провозглашена день в день с заявлением немецкого командования о том, что оно прекращает перемирие с 12 часов дня 18 февраля. В декларации от 16 февраля 1918 г. говорилось о «восстановлении Независимости Литовцев» («a restauration de l' Etat de Lithuanien Independent. Здесь обращает на себя внимание использование глагола «restauration» («a restauration de l' Etat de Lithuanie») — реставрация, восстановление. Это явная заявка на то, что новое государство является прямым потомком и наследником Великого Княжества Литовского со всей его историей и землями (см. Присоединение Вильнюса к Литве. Литовский взгляд — сайт portalostranah.ru).
Впрочем, пока о границах Литовского государства речи не шло (упоминалось только, что столицей будет Вильна). В Тарибе чётко понимали, что вопрос будет решаться не ими. Немцы уже достаточно чётко обрисовали территории, которые они готовы отдать «независимой» Литве, объединив военные управления «Литва» и «Белосток-Гродно». Возможные же претензии на земли к востоку от предложенной в Брест-Литовске границы, подкреплённые «выраженной волей народов», нужны были им, скорее, как способ давления на Совнарком, а не как повод расширить Литву — Германию куда больше интересовала Лифляндия и Эстляндия, чем Минщина.

«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Копия Акта про независимость Литвы от 16.02.2018 г.

Перевод Акта на русский:
Постановление
Совет Литвы на заседании 16 февраля 1918 года единогласно решил обратиться к правительствам России, Германии и других государств со следующей декларацией:
Совет Литвы, как единственный представитель литовской нации, основываясь на признанном праве народов на самоопределение и на принятой Вильнюсской конференцией резолюции 18–23 сентября 1917 года, провозглашает восстановление независимого, на демократических принципах основанного Литовского государства со столицей в Вильнюсе и отделение этого государства от всех государственных связей, которые когда-либо имели место с другими нациями.
Совет Литвы также объявляет, что основы Литовского государства и его отношения с другими государствами подлежат окончательному установлению как можно скорее созванным учредительным сеймом, выбранным демократическим способом всеми жителями государства.
Совет Литвы, информируя об этом правительство ………………… просит признания независимого государства Литва.
В Вильнюсе, 16 февраля 1918 года
Казис Бизаускас
Д-р Йонас Басанавичюс Салямонас Банайтис Миколас Биржишка Пранас Довидайтис Юргис Шаулис
Степонас Кайрис Йокубас Шернас
Пятрас Климас Антанас Сметона
Донатас Малинаускас Йонас Смилгявичюс
Владас Миронас Юстинас Стаугайтис
Станислав Нарутович Александрас Стульгинскис
Алфонас Петрулис Йонас Вайлокайтис
Казимерас Стяпонас Шаулис Йонас Вилейшис

11 июля 1918 г. Литовская Тариба на основе правового акта, по которому Германия признала государственность Литвы, переименовала себя в Литовскую Государственную Тарибу. А 13 июля 1918 г. Литовская Государственная Тариба, с целью преградить путь стремлениям Германии присоединить край к Пруссии или Саксонии, объявила Литву конституционной монархией и пригласила на литовский престол Вюртембергского герцога Вильгельма фон Ураха под именем короля Миндаугаса II. Также был поднят вопрос о полном выводе немецких войск с территории литовского государства. Процесс вывода немецких войск начался только с 23 ноября 1918 г., но во многих местах немецкое командование удерживало фактическую власть до начала 1919 г. Как любому новому государству того времени, Литве сразу же довелось бороться за независимость с разными врагами: поляками, большевиками и белыми войсками Бермонта.

После того как 31 декабря 1918 г. немецкая оккупационная армия оставила Вильнюс, правительство Сляжявичюса под угрозой наступления польских националистов и Красной Армии переместилось в Каунас. А поляки, воспользовавшись моментом, организовали местную самооборону. И уже в новогоднюю ночь на 1919 г. польские легионеры, сломив сопротивление местных коммунистических сил, временно заняли Вильнюс. В этом захвате участвовали три батальона Самообороны Литвы и Беларуси, сформированные в конце декабря 1917 г. из этичных поляков — бывших солдат немецкой армии. Они разоружили малочисленные немецкие подразделения и заняли городскую ратушу. Но немецкое командование продолжало ещё контролировать часть города и железнодорожный вокзал. Учитывая польскую угрозу, как отмечено выше, литовское политическое руководство сбежало в Каунас, даже не попытавшись организовать сопротивление и в какой-то степени помочь немцам. Большевики, в отличии от литовцев, которых тоже было немного, но которые ждали прихода Красной Армии, начали оказывать сопротивление полякам. Но не долго. 2 января во время штурма поляками штаба большевиков на ул. Вроной, 7, было убито 3 и взято в плен около 70 человек. Еще пятеро, не желая сдаваться, покончили жизнь самоубийством.

Почти сразу же, в ночь со 2 на 3 января поляки взяли под контроль и железнодорожный вокзал. В это же время к городу подошли регулярные части Войска Польского. Однако сдержать атакующий пыл Красной Армии им не удалось, и вечером 5 января поляки оставляют Вильно. Он переходит под власть большевиков. Глава польского государства Юзеф Пилсудский согласиться с этим не мог и перекидывает под Вильно дополнительные силы с польско — украинского фронта. Первый бой с красноармейцами произошёл 17 января. Тут интересно отметить, что 19 апреля 1918 г. к Вильно по ж/д прибыл отряд в 350 штыков, переодетый в форму красноармейцев. Применив эту военную хитрость, поляки почти без потерь заняли ж/д вокзал и начали успешные уличные бои. 21 апреля польские войска под командованием генерала Станислава Шептицкого полностью овладели Вильно.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Польские солдаты в Вильно

На следующий день Ю. Пилсудский выдал воззвание «К населению бывшего Великого княжества Литовского». В этом обращении он обещал дать всем возможность высказаться по поводу того, в состав какой страны население края хочет войти. Литва, само собой разумеется, высказалась против такого шага и расценила действия поляков как оккупацию и требовала передать Вильно ей, ссылаясь на принадлежность города к вышеуказанному княжеству. Со своей стороны, 23 мая 1919 г. польский Сейм принял закон, по которому каждый житель этого региона имеет право высказаться относительно государственной принадлежности. В результатах такого плебисцита Варшава не сомневалась. Поляки на это обращение отреагировали с энтузиазмом, белорусы — равнодушно, а вот литовцы забеспокоились. Правительство в Каунасе решительно высказалось против таких намерений Варшавы. Планы федерального обустройства Польши Ю. Пилсудского, который хотел отделиться от российской опасности (хоть белой, хоть красной) цепью союзных Польше Литвы, Беларуси и Украины (естественно, с границами, выгодными для Речи Посполитой, а не этим государствам), вызвали у литовцев опасения. Они боялись, что это нанесет непоправимый урон их национальному сознанию и постепенно приведет к полной ассимиляции. К тому же поляки были готовы оставить за литовцами только территорию исторической Жмудии и северную часть Сувалкинской губернии. И, естественно, без Вильнюса. Немногим ранее, 23 марта 1919 г., немецкие войска передали литовцам административный контроль над севером Сувалковщины, включая Сувалки, Августов и Сейны.

В июле 1919 г. на Парижской конференции Высший Совет установил демаркационную линию для разведения польских и литовских войск, которая прошла в 12 км западнее Гродно, Вильно и Динебурга. Эту линию назвали именем французского маршала Фоша, её инициатора. Вильно осталось на польской стороне, но вскоре над ним стали развеваться красные флаги.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Линия Фоша показана тёмно — зелёным цветом

Варшава не оставляла попыток повалить литовскую власть. С этой целью Польская военная организация (ПОВ, POW, польск. Polska Organizacja Wojskowa) подготовила переворот, который имел целью уничтожение управления правительства Тарибы и захват Каунаса с окрестностями. Переворот должен был бы привести к власти пропольское правительство, которое обеспечило бы присоединение Литвы к Польше. Но этот план сорвала литовская разведка, которая выявила планы заговорщиков, провела их массовые аресты в ночь с 28 на 29 августа. 117 обвиняемых предстали перед военным судом в Каунасе 14–24 декабря 1920 г. и были приговорены к различным мерам наказания.

Справка.
По́льская вое́нная организа́ция (Polska Organizacja Wojskowa) — подпольная (незаконная) военизированная организация, созданная во время Первой мировой войны в целях борьбы за освобождение польских территорий из-под российского владычества. В некоторых источниках называется «Польская войсковая организация».
Создана в ноябре 1914 года по инициативе Юзефа Пилсудского объединением Стрелецкого союза и Польских стрелецких дружин. Первоначально организация действовала в царстве Польском, затем расширила свою деятельность на Галицию, также на Украину, Белоруссию, Литву и другие западные территории тогдашней России. Занималась преимущественно саботажем и сбором разведывательных данных; часть членов организации одновременно проходила военную службу в вооружённых силах Центральных держав.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Ю. Пилсудский с членами Польской военной организации, 1917 год.

Негласное покровительство организации оказывали власти Германии. Руководящим органом был Центральный национальный комитет (польск. Centralny Komitet Narodowy), главным комендантом — Юзеф Пилсудский. После того как Германия заняла царство Польское и его столицу Варшаву, организация легализовалась, большая часть её членов вступила в Польские легионы. В 1917 году после распоряжения Пилсудского о том, чтобы польские солдаты, служившие в армиях Центральных держав, не давали присяги на верность Германии и Австро-Венгрии, он был интернирован немецкими властями, часть членов организации была арестована и интернирована в лагерях в Щипёрно и Гродувке, организация вновь ушла в подполье. Деятельность организации направлялась, помимо прежнего противника, также против Германии и Австрии. Польскую военную организацию возглавил Эдвард Рыдз-Смиглы. Политическое руководство осуществлял законспирированный конвент во главе с Енджеем Морачевским. Осенью 1918 года члены организации участвовали в разоружении немецких и австрийских солдат в Царстве Польском и на других польских территориях и в выводе их за пределы Польши. В середине ноября члены Польской военной организации блокировали австрийские гарнизоны в Галиции, обеспечив польский контроль над территорией. С ноября 1918 года около 400 бойцов организации участвовало в обороне Львова от сечевиков Западно-Украинской Народной Республики. С образованием в ноябре 1918 года временного народного правительства Польши в Люблине Польская военная организация стала вооружёнными силами этого правительства. В декабре 1918 года организация влилась в формирующуюся польскую армию. Позднее возникали по сути автономные формирования, поддерживавшие контакты с одноименной общенациональной организацией и имевшие те же цели. В феврале 1918 года возникла Польская военная организация прусских земель (польск. Polska Organizacja Wojskowa Zaboru Pruskiego). Она организовала Великопольское восстание и стала основой вооружённых сил повстанцев (Армия велькопольская).

В феврале 1919 года были созданы Польская военная организация Верхней Силезии (польск. Polska Organizacja Wojskowa Górnego Śląska) и Военная организация Поморья (польск. Organizacja Wojskowa Pomorza). В Литве Польская военная организация готовила вооружённый политический переворот, намеченный на конец августа 1919 года.

В Советском Союзе в 1930-е годы в ходе массовых репрессий против поляков, в том числе коммунистов и деятелей Коминтерна, их как правило обвиняли в принадлежности к «Польской военной контрреволюционной организации», «шпионско-террористической группировке Польская военная организация», «диверсионно-шпионской сети польской разведки в СССР, существовавшей в виде так называемой‚ Польской организации войсковой" (источник: Википедия)
.


Еще один эпизод противостояния в регионах — восстание в Сейнах. Оно протекало с 23 по 28 августа 1919 г. после ухода из города немецких войск. Его принято считать самостоятельной инициативой местных поляков. В распоряжении командира сувалкинского округа POW подпоручика Адама Рудницкого тогда было около тысячи законспирированных и вооруженных бойцов. Они были сведены в 5 пехотных рот и один эскадрон кавалерии. Литовцы в этом районе имели 1200 штыков и 120 сабель.

Расчёт польских подпольщиков строился на быстрый подход польских регулярных частей. В ночь на 23 августа польские повстанцы под командой подпоручика Вацлава Завадского двинулись на Сейны. Литовцы не ожидали атаки и их подразделения были быстро разоружены, а сам город взят после короткого боя. После захвата в самих Сейнах и его окрестностях новая власть провела «делитуанизацию»: местное литовское население вывезли за демаркационную линию, литовские школы закрыли. Литовцы начали контрнаступление в 4.30 26 августа. Уже через 2 часа они выбили поляков из населенных пунктов на литовской стороне линии Фоша и из г. Сейны. Помощь, которую ждали поляки, так и не подошла. Позже стало известно, что наступление 41-го Сувалкинского пехотного полка было задержано польским командованием. Но несмотря на это Сейны несколько раз переходили из рук в руки. В конце концов повстанцы начали ощущать острую нехватку в людях, вооружении и лекарствах. Но подход регулярных польских частей спас восставших от окончательного разгрома литовцами. К 9 сентября линия Фоша была взята под контроль регулярными войсками обеих сторон конфликта и бои в регионе быстро угасли.

Несмотря на стихийность восстания, оно все же было подготовлено Польской военной организацией. Да и сам Пилсудский знал о подготовке восстания и поддерживал его. Но преждевременный захват подпольщиками Сейнов и ответная мобилизация литовских сил сорвали запланированный Варшавой государственный переворот, который должен был привести к власти пропольское правительство.

Явление первое, или Москва ли их придумала (ч. 2)

Часть вторая. На пути к восстанию
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях

В начале 1920 г. появилась идея тактического союза между Литвой и Советской Россией, которые имели общего врага – Польшу. 31 марта литовское правительство предложило советскому правительству заключить военный союз против Польши. Начавшиеся в Москве 9 мая переговоры закончились 12 июля подписанием мирного договора между обоими странами. По этому договору Виленская область возвращалась Литве, последняя также получала безвозвратную помощь в размере 3 млн рублей золотом, а литовская армия начинала боевые действия против польских войск (сайт: Документы 20 века. Советско-литовский договор 1920 года, 12 июля).

В данной ситуации Литве необходим был союзник в войне с поляками, а Советская Россия хотела обезопасить свой правый фланг в ходе боев с теми же поляками. Также договор предусматривал и очертание границ, и непосредственно раздел Виленской области. Красные заявили, что удовлетворятся Вилейским и Дисненским уездами, а также частью Лидского и Ошмянского. Договор предусматривал возможность для Красной Армии проводить операции на «территориях, которые по этому договору есть территориями Литовского государства, при условии, что после завершения военно – стратегической необходимости российские войска будут выведены с указанных территорий» (см. Манкевич М.А. Взаимодействие Литвы и СССР в 1920 году: дискуссионные вопросы .

14 июля 1920 г. 15 кавалерийская бригада 3 конного корпуса Красной Армии захватила Вильно. На следующий день сюда прибыл гусарский полк, 7-й и 8-й полки из состава 1-й дивизии литовской армии, но большевики не спешили передавать им город, а даже наоборот – литовские части были выведены из города. Только 6 августа, когда РККА быстро приближалась к Варшаве, была подписана конвенция об эвакуации частей Красной армии из Виленского края, Литва получала район Свенцян и Вильно.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Тёмно-оранжевым показаны территории, которые должны были отойти к Литве по Московскому договору 1920 г.

Но фактически Красная армия оставила Вильно только 25 августа, когда после неудачного Варшавского сражения 12 – 16 августа, она начала отступление на восток. 26 августа в город вошли литовские части. Литовцы надеялись, что поляки, увлеченные погоней за красноармейцами, не будут вступать в новый конфликт и оставят Вильно в покое. Тем более, что еще 10 июля под давлением Британии Польша признала право Литвы на этот город. Такое поведение англичан, естественно, возмутило поляков, которые считали эти территории своими. Так, краковская газета «Час» информировала читателей, что в центральной Литве проживают 1 млн 240 тыс. человек, из которых поляков – 810 тыс., евреев – 190 тыс., а литовцев – 115 тыс. (Гоменюк И. Предвестники второй мировой…). Тут интересно заметить, что наведение данных по центральной Литве (в понимании исторического региона, а не части соответствующего государства) создавало нужный польской общественности эффект относительно доминирования именно польской нации на соответствующих территориях. Хотя в целом по Виленской губернии по переписи 1897 г. преобладали белорусы – их насчитывалось 56,1%, а в самом Вильно преобладали евреи – до 40%. Но поляков это не смущало, и они уверенно подтасовывали цифры.

При этом существовали разные концепции введения Виленщины в Польшу: правые национал-демократы считали, что эта земля должна просто стать частью польского государства, в то время как левоцентристские партии и сам Пилсудский размышляли над возможностью федеративного устройства, где учитывались бы амбиции литовцев, белорусов и украинцев. Но Вильно с мизерной численностью в нем этнических литовцев и особенным отношением к нему поляков становился проблемой. Отказаться от него поляки не были готовы, а без него уговорить литовцев на союзные или федеративные отношения было невозможно.

В действительности все произошло более прозаично. 28 августа части 1-й дивизии Войска Польского около г. Августова разоружили литовских пограничников. Контратака 2-й литовской пехотной дивизии 2 сентября 1920 г. с целью отбить город провалилась и литовцам пришлось отступить. 22 сентября 1-я польская дивизия нанесла еще одно поражение литовским войскам, хотя и не разгромила их полностью. 26 сентября поляки выбили из Гродно части Красной Армии, а 28 числа заняли Лиду. Для предотвращения дальнейших столкновений под давлением военной контрольной комиссии Лиги Наций были инициированы польско – литовские переговоры, которые стартовали 30 сентября 1929 г. в г. Сувалки. 7 октября был подписан договор, предусматривавший прекращение боевых действий, обмен пленными и демаркационную линию, разграничивающую литовские и польские территории таким образом, что большая часть Виленского края оказывалась под контролем Литвы. Понятно, что Варшава рассчитывала совсем на другой результат.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Польская и литовская делегации на переговорах в Сувалках

Условия договора, подписанные под давлением Лиги наций, не могли удовлетворить Ю. Пилсудского, который считал, что Вильно и заселенные поляками–католиками земли Виленского края должны были отойти к Польше. Договор связывал Польской республике руки. Поэтому Пилсудским был разработан следующий план, который предусматривал провозглашение «народного восстания» местными поляками, которые должны били взять под контроль регион и не допустить его захвата литовскими войсками.

Кроме идеологических рассуждений и банальной ностальгии по родным местам, Пилсудский руководствовался и стратегическими причинами: сильная и могучая Литва могла бы стать транзитным мостом между Германией и Советской Россией. А эти два государства на тот момент были для Варшавы главными противниками. Невозможность прямого наступления на Вильно была обусловлена прежде всего международными обязательствами Польши и давлением со стороны Великобритании, которая выступала против такого шага.

Справка.

Официально согласившись отдать разрешение "Виленского вопроса" на откуп Лиге Наций и взяв на себя обязательства не пересекать демаркационную линию, Польша потеряла легальную возможность занять Виленскую губернию своими войсками. Но это отнюдь не означало того, что Начальник государства отказался от видов на Виленщину. Если Польша не может присоединить территорию к себе, то почему бы тут не возникнуть "независимому" государству? Население края (особенно юго-восточной части) составляли в основном белорусы-католики и поляки. Так почему бы им ни взбунтоваться против того, что их землю присоединяют к Литве?

Впрочем, рассчитывать на самостоятельный подъём националистического движения или организовывать его — слишком неопределённо и долго. Да и не факт, что население "повелось" бы на это. А решать вопрос нужно было срочно, пока территорию окончательно не признали за Литвой. Восстанию нужны были боеспособные вооружённые формирования. Причём, сразу и "в товарных количествах", чтобы быстро овладеть территорией. А потом суметь удержать. И где же их взять? А прямо в польской армии – в качестве вооружённых сил нового государства было решено выделить 1-ю Литовско-Белорусскую пехотную дивизию. Тем более, что укомплектована она была как раз подходящим контингентом.


Также интересно отметить такой момент. Еще до подписания Сувалкинского договора 29 сентября 1920 г. был издан приказ Верховного командования Войска Польского о перегруппировке в северо–восточном направлении 41-го Сувалкинского пехотного полка и 4-й бригады кавалерии, которые должны были выбить литовские войска из района Сувалок. Там же отмечались части, которые теперь считались «нерегулярными»: 212 и 211 полки уланов, Добровольческая дивизия и 1-я Литовско–белорусская дивизия. В приказе отмечалось, что деление частей на регулярные и нерегулярные обусловлено трудностями политического характера, повязанными с дальнейшей деятельностью за границей государства (Гоменюк И. Предвестники второй мировой…).

Из этого можно сделать вывод, что уже в сентябре Пилсудский планировал операцию по захвату Вильно под соусом «мятежа» определенной части польского войска.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Бойцы 1-й Литовско-Белорусской пехотной дивизии Войска Польского — основная ударная сила "восставших"

Ударной силой «стихийного народного выступления» должны были стать соединения регулярной польской армии – 1-я и 2-я Литовско–Белорусские пехотные дивизии. Они были сформированы 21 октября 1919 г. на базе 1-ой одноименной дивизии, которая в свою очередь была сформирована в соответствии с приказом Ю. Пилсудского от 16 ноября 1918 г. преимущественно из жителей бывших литовских и белорусских губерний Российской империи (І. Гоменюк Провісники другої світової…). Каждая дивизия имела в своем составе артиллерийский полк и две бригады по два пехотных полка. Нов состав 1-й дивизии также входил один кавалерийский полк – Гродненский уланский полк. Обе части имели уже определенный боевой опыт, а их потери в ходе летних боёв были восполнены за счет других частей Войска Польского. На роль главного мятежника был назначен генерал Желиговский, который стал и командиром 1-й Литовско – Белорусской дивизии. «Я выбрал для этого генерала Желиговского, — писал годы спустя Пилсудский, — поскольку сам я, глава государства и верховный главнокомандующий Польши, нарушать обязательств не мог. Я выбрал генерала, в котором был наиболее уверен, что силой своего характера он сможет удержаться на должном уровне и что приказам и требованиям правительства не будет, точно так же, как и приказам и требованиям моим, противоречить в трудах военных» (Ю. Пилсудский. 24 августа 1923 г. приводиться по Tomassini F. Odrodzenie Polski. Warszawa. 1928.).
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Генерал Люциан Мечислав Рафаил Желиговский (1865-1947)

Справка.

Люциан Желиговский родился 17.10.1865 г. в фольварке Переходы Ошмянского повета Виленской губернии, в семье участника восстания 1863 г. Густава Желиговского.

По окончании военного училища с 1885 служил в российской армии. Участвовал в Русско-японской войне 1904—1905 гг. Во время Первой мировой войны в звании полковника командовал пехотным полком. После Февральской революции стал одним из организаторов польских национальных частей в России. Командовал бригадой в 1-м Польском корпусе, в 1918 г. создал польские части на Кубани. В апреле 1919 через Одессу и Бессарабию вернулся в Польшу во главе 4-й дивизии польских стрелков.

В польской армии стал сначала командующим Литовско-белорусского фронта, затем — оперативной группировки и командиром 10-й пехотной дивизии (1919) во время советско-польской войны. С октября 1920 г. командир 1-й Литовско-белорусской дивизии. С негласной санкции Ю. Пилсудского по приказу Л. Желиговского формально вышедшие из повиновения польскому командованию войска 1-й Литовско-белорусской дивизии заняли Вильну (9 октября 1920) и часть Юго-восточной Литвы. На занятых территориях было образовано самостоятельное государство, формально независимое от Польши — Срединная Литва. После включения Срединной Литвы в состав Польши (1922) инспектор армии в Варшаве (1921—1925), затем военный министр (1925—1926). Обеспечил осуществление майского переворота 1926 в Польше, установившего авторитарный режим Пилсудского. В 1927 вышел в отставку. В 1930 издал книгу «Wojna w roku 1920. Wspomnienia i rozważania» («Война в 1920 году. Воспоминания и размышления»). В 1935 был избран в Сейм и оставался членом польского парламента до 1939.

С началом германской агрессии в 1939 попытался вступить добровольцем на военную службу, но принят не был из-за преклонного возраста. Оставаясь гражданским лицом, принимал участие при командовании Южным фронтом. Выехал во Францию, в 1940 — в Великобританию. Был членом польского правительства в изгнании (польск. Rada Narodowa Rzeczpospolitej). По завершении Второй мировой войны заявил о намерении вернуться в Польшу. При подготовке к отъезду умер в Лондоне 09.07.1947 г. По завещанию прах был привезён в Варшаву и похоронен на воинском кладбище Повонзки. Транспортировку организовал бригадный генерал Станислав Татар.


20 сентября 1920 г. Верховное командование Войска Польского вызвало Желиговского на Главную квартиру, которая располагалась в г. Белосток. Прибыл генерал туда только 30 сентября, а 1 октября он уже встречался с Пилсудским в личном поезде последнего. Маршал Пилсудский заявил, что в интересах Польши поднять в Вильно восстание местного населения, что в свою очередь даст западным дипломатам понять, что город населен поляками, которые не могут и не хотят находится под литовской или советской властью. Желиговский, после некоторых раздумий, согласился выполнить это задание, хотя – как он вспоминает: «Я хотел выяснить, есть ли ещё какая-нибудь другая возможность отобрать Вильно. Было сказано, что нет такой возможности. Если не займём, то погибнет для нас навсегда» (Akcja gen. Żeligowskiego).

Далее маршал ознакомил Желиговского с планом: 1-я Литовско–Белорусская дивизия, которую 2 октября возглавит сам генерал, должна поднять «мятеж», форсированным маршем дойти до Вильно, захватить город, взять под контроль близлежащие земли и провозгласить «независимое государство» Центральная Литва. Политическое и военное руководство Польши публично отстранится от этих событий, поэтому Желиговскому предстоит действовать на своё усмотрение. Пилсудский так и предупредил генерала: «Может наступить такой момент, что Вы будете иметь против себя не только мнение мира, но также и Польши. Может наступить такой момент, что даже я принуждён буду пойти против Вас. Надо будет взять всё это на себя. Этого я не могу приказать. Такие вещи не приказывают. Но я обращаюсь к Вашей доброй воле и к Вам, как к вильненцу». Далее Пилсудский добавил, что никто – ни Антанта с Лигой Наций, ни польское правительство и общество не понимают дел с Литвой. Все хотят только мира, и никто не занимается Вильно. И заканчивая встречу он сказал: «Если сейчас Вильно не спасем, то историки нам этого не простят» (Akcja gen. Żeligowskiego).

Генерал Желиговский взял некоторое время на размышления. Своему Маршалу, он конечно же доверял, но не был уверен в успехе операции имея в распоряжении всего полторы тысячи солдат (Пилсудский, чтобы не раздражать Антанту больше выделить «добровольцев» не хотел). Разговор продолжился на следующий день. Желиговский сумел убедить Пилсудского немного подкорректировать план: кроме 1 Литовско-Белорусской Дивизии в операции должны были принять участие солдаты — уроженцы кресов из 22 Пехотной Дивизии, так называемая «Группа Зындрама», под командованием майора Мариана Зындрам-Косьчялковского. После этого в Гродно провели совет с участием виленских поляков, на котором утвердили решение, что Литва присоединится к Польше на правах федерации и утвердили создание в Вильно свободной администрации после успешной акции Желиговского. За политическую сторону реализации Вильненской операции отвечал полковник Леон Бобицкий, но гораздо большее влияние имел личный представитель и доверенное лицо Начальника Государства (т.е. Пилсудского), капитан Александр Прыстор. Были подготовлены планы создания суррогата правительства под названием Временная Правительственная Комиссия. Занятые территории должны были называться Срединной (Центральной) Литвой, что свидетельствовало о том, что возможно федеративное решение.

Справка.

Образование Срединной Литвы явилось результатом взаимодействия федералистской концепции Юзефа Пилсудского с военными и политическими реалиями 1918—1920 годов. По мысли Пилсудского, возникшие на обломках Российской, Германской и Австрийской империй Польское, Литовское, Белорусское и Украинское государства должны были образовать федерацию, воспроизводящую Речь Посполитую прежних веков. Однако, de facto в Польше, Литве и соседних странах к концу Первой мировой войны возобладала идея национальной государственности. Но несмотря ни на что, Пилсудский (сам уроженец Виленской губернии) стремился к созданию союзной с Польшей Литовской федерации — в проекте: 1) Литвы Западной (Litwa Zachodnia) или Литвы Ковенской (на базе бывшей Ковенской губернии), 2) Литвы Срединной (Litwa Środkowa), 3) Литвы Восточной (Litwa Wschodnia, со столицей в Новогрудке).

Своего рода модификацией этой идеи явился позднее «план Гиманса» — выдвинутый весной 1921 года бельгийским дипломатом Полем Гимансом план урегулирования польско-литовского конфликта, предусматривающий создание государства, состоящее из двух кантонов с центрами в Вильно и в Ковно. Практически реализована была только Litwa Środkowa.


6 октября генерал провел сборы с высшими офицерами, где разъяснил цель своих дальнейших действий. Но когда с утра 7 октября о «мятеже» сообщили остальным офицерам, то часть из них отказалась брать участие в такой акции и подчиняться Желиговскому. Лишь решительное вмешательство генерала Сикорского, командующего 3 Армией, усмирило эти волнения. Однако самых ярых противников быстро отправили по частям регулярной армии. Зато абсолютное большинство солдат с энтузиазмом приветствовали марш на Вильно.

В то время, когда войска генерала Желиговского готовились к началу операции, в Сувалках 7 октября был подписан польско-литовский договор, определявший прохождение демаркационной линии «между польской и литовской армиями, которая ни в коей мере не предопределяет территориальные права ни одной из договаривающихся сторон». Польша получала Сувалки, Августов и Сейны, а Литва – остальные спорные территории включая Вильно.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Англоязычная копия сувалкинского договора — 1 страница

Справка.

Соглашение было окончательно подписано 7 октября 1920 года; прекращение огня должно было начаться в полдень 10 октября. Примечательно, что в договоре не содержится ни одной ссылки на Вильнюс или Вильнюсский регион.

Соглашение содержало следующие статьи:

Положения соглашения

Статья I: на демаркационной линии; кроме того, он также заявил, что линия «никоим образом не затрагивает территориальные претензии обеих Договаривающихся сторон». Демаркационная линия начнется на западе после линии Керзона, пока не достигнет реки Неман. Он следовал за реками Неман и Меркис, оставив город Варейн литовцам, но его железнодорожный вокзал на польской стороне. Из Варены линия будет следовать за Бартельяй-Кинчай-Науджаварисом-Эйшишкес-Бастуни (Бастунай, Бастынь). Железнодорожная станция в Бастуни также оставалась в польских руках. Демаркационная линия к востоку от Бастуни должна определяться отдельным соглашением.

Статья II: о прекращении огня; в частности, прекращение огня должно было проходить только вдоль демаркационной линии, а не на всей польско-литовской линии фронта (то есть не к востоку от Бастуны).

Статья III: на железнодорожной станции в Варене (Орани); он должен был оставаться под польским контролем, но польская сторона обещала неограниченное прохождение гражданских поездов, но только два военных поезда в день

Статья IV: об обмене заключенных.

Статья V: о дате и времени начала прекращения огня (10 октября в полдень) и истекает (когда разрешаются все территориальные споры) и какая карта должна использоваться


Вышеуказанный договор должен был войти в силу с 12 часов дня 10 октября 1920 г. Поэтому медлить было нельзя.

Явление первое, или Москва ли их придумала (ч. 3)

Часть третья. «Зеленые человечки» Ю. Пилсудского

«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
В ночь с 7 на 8 октября группа «Беняконе» генерала Желиговского, насчитывающая 14 тысяч солдат (по другим данным, более 15 тыс. человек), вышла из Веренова по направлению к реке Маречанке. С флангов 1-ю Литовско-Белорусскую дивизию прикрывали вооружённые части 2-й и 3-й Польских армий, под командованием Эдварда Рыдза-Шмиглого и Владислава Сикорского. На вооружении частей войск генерала Л. Желиговского находилось 72 легкие противопехотные российские пушки калибром 30 мм, 8 тяжёлых дальнобойных французских орудий 185 мм, 8 тяжёлых 105-мм гаубиц и 5 пушек 122 мм.

Перед выходом генерал послал секретную депешу генералу Сикорскому, в которой сообщил: «Приняв во внимание, что заключённые с ковненским правительством линии перемирия заранее и в ущерб нам, жителям Земель: Вильненской, Гродненской и Лидской, наш край вместе с польским Вильно литовцам отдают, я решил с оружием в руках право на самоопределение жителей моего Отечества защищать и принял командование над солдатами, этих земель уроженцами. Не видя возможности поступать против своей совести и гражданского долга, с сожалением объявляю о своём увольнении от службы и командования группой. Воспитанные в дисциплине и верные идее освобождения Отчизны, подчинённые мне командиры и войско подчиняются теперь моим приказам» (Гоменюк І. Провісники другої світової…).

Утром 8 октября солдатам зачитали приказ Желиговского про освобождение Вильно с дальнейшим созывом там Учредительного Сейма, который и решит дальнейшую судьбу этой земли. Наступление началось в 6 часов утра.

Генерал после официального отказа подчиняться своему непосредственному начальству и заявления о своей отставке, издал приказ № 1 Верховного Главнокомандования Срединной Литвы, объявив себя главнокомандующим этих войск. Он писал в приказе:

«Земли Гродненские и Лидские, после стольких жертв и трудов освобождённые от диких большевистских орд, и Вильно – перед которыми союзная Польше Антанта остановила польские войска – большевистско-литовским договором, без участия граждан этой страны – отданы под управление литовского правительства. Комиссия Антанты где-то там, в Сувалках, без нашего голоса тоже хочет решить свои проблемы. Мы не можем смириться с этим. С оружием в руках защитим наше право на самоопределение!.. Принимая Верховное Командование над вами, во имя закона и чести нашей с вами общей я освобожу наши земли от захватчиков, чтобы созвать Законодательный Сейм этих земель в Вильно, который один сможет решить судьбу их. Для того, чтобы управлять этими землями призываю жителей этого края обеспечить согласие, спокойствие и порядок. Во имя этого – вперед! Пусть благословит Матерь Божья Остробрамская наши чистые намерения» (см. Akcja gen. Żeligowskiego ).

На Вильно, до которого было не более 50 км, шли тремя колоннами.

Группа майора Зындрам – Косьчялковского в составе пехотного полка, артиллерийского дивизиона и кавалерийского дивизиона должна была прикрыть левый фланг от возможного литовского удара.

1-я бригада 1-й дивизии в составе двух полков должна была войти в Вильно с юга.

Третья колонна, которую составляла 2-я бригада в составе двух пехотных полков и дивизиона конных стрелков, должна была войти в город с юго – востока.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Карта боевых действий на 8 октября 1920 г.

Так как железнодорожное сообщение очень часто попадало под польский контроль, литовцы не смогли своевременно перекинуть под Вильно необходимое количество войск и остановить части Желиговского. У последнего на тот момент насчитывалось от 14 до 17 тыс. солдат. Учитывая первоначальный план операции, можно предположить, что части генерала Желиговского спешно были пополнены уроженцами коренных польских земель, а не Виленского края. Литовская армия в трёх дивизиях, разбросанных на значительной территории, насчитывала тогда 19 тыс. человек. Но собраться в единый кулак и нанести удар противнику они не смогли. Также надо учитывать и тот факт, что части Войска Польского, которые не брали участия в «мятеже», угрожающе нависали над литовцами вдоль всей демаркационной линии, не давая возможности снять с фронта дополнительные резервы и перекинуть их под Вильно.

При приближении к Вильно поляки наткнулись на литовский 4-й пехотный полк. Первые бои начались уже в полдень 8 октября: литовцы пытались пулеметным огнем не позволить 1-й польской бригаде форсировать речку Маречанку. Но с помощью артиллерии полякам удалось рассеять противника и преодолеть водную преграду. При этом «мятежники» несколько сбавили темп наступления. Через мелкие перестрелки с литовцами и растягивания колонн на марше взять город «с ходу» не удалось. Поляки остановились на отдых в 20 км от него.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Поляки форсируют р. Маречанку

Не собираясь портить себе реноме, Желиговский приказал отпустить с оружием нескольких пленных литовских солдат, объяснив, что поляки не стремятся воевать с литовцами, а «просто возвращаются после войны в свои дома». В Вильно находилось всего два батальона 9-го пехотного полка. Так что литовцы были не в состоянии эффективно обороняться. Сведения о польском наступлении, приходящие в Вильно, вызвали панику, и вечером 8 октября была объявлена эвакуация города, а полномочный представитель литовского правительства в Вильно передал власть пребывающему в городе делегату Лиги Наций. Временным губернатором Вильно назначил себя француз, полковник Константин Ребул, объявив в городе осадное положение. К генералу также направили парламентеров, но он отказался с ними разговаривать.

В 6 утра 9 октября марш на Вильно продолжился. Желиговский планировал, что первыми в Вильно войдут солдаты Виленского пехотного полка, но первым туда вошел в 14 ч. 15 мин. Минский пехотный полк.

Жители Вильно, особенно из числа этничных поляков, горячо приветствовали войска «мятежников». Сам генерал заехал в город на белом коне через Остробрамские ворота в семь часов вечера. Он потребовал удалить из Вильно всех представителей союзных государств до 12 часов дня 12 октября. Точно так же он поступил с прибывшей 10 октября делегацией Лиги Наций, сообщив им об отказе подчиняться польским властям и взятии под контроль Вильненщины. На вопрос иностранных дипломатов, на каких основаниях он занял Вильно, генерал ответил, что сделал это для защиты прав местного населения. Когда представители Антанты поинтересовались, на кого он будет опираться, если откидает международное право, главный «мятежник» сказал, что на местное население и собственные ружья. А на ироничный вопрос английского генерала: «А откуда ж вы эти ружья взяли?» — ответил: «Естественно, что не у Ллойд – Джорджа и его приятелей». Дальнейшее продолжение встречи стало бессмысленным (Гоменюк І. Провісники другої світової…).
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Генерал Л. Желиговский (на переднем плане) в Вильно

12 октября Желиговский начал формировать вооружённые силы, создав I Корпус Войск Срединной Литвы под командованием генерала Жондковского.

Акцию Желиговского радостно приветствовала польская пресса, которая говорила о том, что моральные факторы и национальные интересы оправдывают нарушение присяги и сам мятеж.

Появление в Вильно так называемых, с позиции сегодняшнего дня, «зелёных человечков» официально осудила Антанта и лига Наций, а также Германия. Имея на своей стороне поддержку Лиги Наций резко запротестовали и литовцы. Франция, однако, проявляла большее понимание ситуации, а Соединённые Штаты заявили, что проблема их не интересует. Резко отреагировал только Лондон, в том числе традиционно антипольски настроенный премьер Ллойд Джордж. Польское правительство старалось документально подтвердить, что не имеет ничего общего с действиями Желиговского. 14 октября премьер Витос в своей речи в Сейме осудил «самовольную» операцию Генерала, чтобы затем заявить, что польское правительство понимает намерения, которыми он руководствовался, и намекнуть, что есть возможность наладить отношения со Срединной Литвой.

Необычный план Пилсудского оказался весьма удачным, а Маршал проявил большую эффективность в решении этого сложного вопроса. Об этом с одобрением писал годы спустя вышеупомянутый премьер Витос: «Всё дело было продумано таким образом, что выглядело совершенно как самостоятельное движение солдат-уроженцев тех земель, которые, не снеся несправедливых постановлений, отрывающих вильненскую землю от Польши, запротестовали против этого вооружённым выступлением» (цит. по Akcja gen. Żeligowskiego).

После захвата Вильно военные действия войск под командованием генерала Л. Желиговского продолжились, при поддержке с флангов частей 2-й и 3-й Польских армий, в направлении на север, северо-запад и запад от столицы бывшего Великого Княжества Литовского. Тем временем на юго – западе от Вильно 1-я литовская дивизия закрепилась на левом береге р. Вилия, а западнее самого Вильно продолжались бои, в которых группа Косьчялковского сумела откинуть части 3-й литовской дивизии за Ландварово и Троки. Одновременно с этими событиями польские дипломаты предложили антантовцам и возмущённым литовцам версию о «мятеже» Желиговского и развели руками – мол, ничего не можем поделать. Было сказано, что генерал и его начальник штаба Бобицкий подали рапорта на увольнение из Войска Польского (хотя в течении все этой операции они продолжали официально находиться в составе польской армии). Представители Литвы, возмущенные таким цинизмом, громко протестовали и, к тому же, боялись, что части Желиговского в дальнейшем могли атаковать их теперешнюю столицу – Каунас (польское название – Ковно), которую от «мятежников» обороняла 3-я литовская дивизия, по составу втрое уступавшая силам Желиговского. Учитывалось также и то, что к Вильно поляки тайно (но литовская разведка сумела выявить это) перекидывали части 2-й Литовско – Белорусской пехотной дивизии. Теоретически за Каунас можно было не волноваться: Пилсудского, заселенные этническими литовцами земли интересовали мало. Да и дразнить Антанту и Лигу Наций лишний раз поляки не собирались.

Справка.

В позднейших воспоминаниях Л. Желиговского имеется запись о том, что Ю. Пилсудский никогда не намеревался занять Каунас. Его вывели из нормального состояния “окрики великих государств и высказывания против”. По мнению самого Л. Желиговского, Каунас можно и необходимо было занять, однако для этого необходимо было иметь программу действий. Он сетовал, что “не имел сил” чтобы удержаться в Каунасе. Но самое главное, что помешало ему дойти до Каунаса и взять город — это отсутствие политической воли. “Я видел, что Варшава не была готова привести к окончанию. Занятие Каунаса взвалило бы на мои плечи непосильный груз” (цит. по Как Польша оккупировала Виленский край

10 октября поляки на северо – востоке от Вильно захватили город Свентяны, а на следующий день продолжили наступление на запад, заставляя литовцев стягивать силы на каунасском направлении. 12 октября литовцами был подписан договор с Советской Россией о перемирии. А Желиговский как главнокомандующий Центральной Литвы, в этот же день огласил свой Декрет №1. В нем он брал на себя верховную власть на данной территории. Исполнительным органом должен был стать Временная правительственная комиссия. Границы государства Центральная Литва устанавливались по литовско – советскому договору от 12 июля 1920 г. и польско – литовской демаркационной линии от июля месяца этого же года.

Приблизительно в это же время Пилсудский написал письмо послам Франции и Англии в котором угрожал отставкой с должности главнокомандующего Войска Польского и Начальника государства в случае продолжения давления на Польшу в связи с действиями Желиговского.13 октября литовцам удалось перейти в контрнаступление. Их 3-я дивизия отвоевала старые Троки и железнодорожный узел Ландварово. В противовес этому на следующий день части Желиговского откинули 1-ю литовскую дивизию с её позиций на р. Вилия. При этом следует отметить, что по данным литовской разведки, против них в районе г. Ораны, действовала 3-я польская дивизия легионеровской пехоты Войска Польского, которая официально в «мятеже» не участвовала. 15 числа вечером поляки отступили из города без боя, а на следующий день пытались овладеть ближайшей к городу ж/д станцией. Того же 15 октября литовская 1-я дивизия при поддержке артиллерии и бронеавтомобилей атаковала польские позиции, но без особых успехов.

16 октября части Желиговского продолжали атаковать 3-ю литовскую дивизию, которая через пару дней начала отступление.

Во время этих боев «мятежники» переименовались: они стали называться 1-м корпусом войск Центральной Литвы. Командовать корпусом назначили генерала Яна Жондковского, который возглавлял 1-ю Литовско – Белорусскую дивизию до назначения на должность ее командира Желиговского. Корпус включал в свой состав три пехотных и одну артиллерийскую бригады, Гарцерский пехотный полк (сформированный из числа добровольцев из польских скаутов), саперный батальон, взвод бронеавтомобилей и части тыла.

Среди польского местного населения была объявлена мобилизация призывников сразу восьми годов рождения.

Литовцы в это время попробовали, хотя и без особых результатов, создать для поляков второй фронт, признав Белорусскую народную республику и позволив формирование на своей территории её воинских частей.

После недолгого перерыва войска Центральной Литвы 20 октября 1920 г. продолжили наступление. В ночь на 21 октября 13-й польский уланский полк сумел захватить штаб 1-й литовской дивизии. В результате чего дивизии пришлось отступить. Отступать пришлось и 3-й литовской дивизии. Атакующие польские части поддерживал бронепоезд. 24 октября под польский контроль переходит прямое сообщение между Вильно и Варшавой. Определенные успехи имели и литовцы. 1 ноября их 2-й пехотный полк им. Витовта сумел отбить у поляков оставленные еще 22 октября Гедройцы (в 50 км северней Вильно).
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Где-то в середине этого героического противостояния, 28 октября 1920 г., на заседании Лиги Наций было принято решение, что судьбу Виленского края должен решить плебисцит под наблюдением Лиги. Варшава выразила на это согласие, настаивая, чтобы территорию плебисцита распространить до окрестностей Ковно, где преобладало польское население. Литовцы также согласились на плебисцит, но хотели ограничить его территорию только окрестностями Пуньска и Сейн, что означало отказ в участии Виленщины в плебисците. Но позже, 10 ноября польский Сейм принимает решение добиться однозначного введения Виленского края в состав Польши, что, естественно, нанесло удар по плану Пилсудского об образовании федерации (Гоменюк І. Провісники другої світової..).

Сам начальник государства в эти дни без лишней шумихи посетил Вильно. С собой он привез «подарок» — три отборных полка пехоты с Великопольши. Их перекинули в район Гедройцов.

Литва пыталась получить оружие от Англии и Германии и вела переговори о получении денег с Советской Россией. Этими переговорами минимизировалась угроза польской атаки на Каунас. Литовцам было передано 3 миллиона рублей золотом от большевистского правительства РСФСР. В документах, сопутствовавших этому акту передачи, указывалось следующее: «Исходя из дружественных отношений Российской Социалистической Федеративной Советской Республики к Литовскому Народу, и принимая во внимание серьёзность создавшегося ныне положения Литовской Демократической Республики, Правительство РСФСР решило выдать причитающиеся, согласно пункта 3 ст.12 Мирного Договора, три миллиона рублей золотом ранее обусловленного Мирным Договором срока» (Валерий Иванов «De jure и de facto»: захват вильны Л. Желиговским и советско-польское перемирие (октябрь 1920 г.)).

В Центральной Литве этим временем росли финансовые проблемы, участились случаи дезертирства (тут в отличии от Польши демобилизацию не объявили).

16 ноября поляки активизировали боевые действия, прорывая фронт у Гедройцев. Литовский Генеральный штаб оказался в этот раз не таким растерянным и рискнул. Из – под Сувалок были переброшены почти все силы и решительным ударом с фланга 19 ноября было сорвано наступление поляков, часть из которых попала в окружение.
«Зелёные человечки». Явление первое, или Москва ли их придумала. В 3-х частях
Солдаты литовской армии перед боем

В этот же день погода сильно испортилась, и борьба грозила перейти в затяжной изнурительный конфликт. Поэтому вечером 19 числа Л. Желиговский согласился на требования Лиги Наций остановить наступление, но с условием, что литовские войска тоже прекратят боевые действия. Литовцы дали согласие днем 20 ноября. Правда, литовцы решили отплатить полякам: поскольку перемирие наступало с 9 утра 21 ноября, за имеющееся время они сумели отбить Гедройцы, Ширвинты и Рыконты. Той же ночью продолжила свое наступление по литовским тылам группа польской кавалерии под командованием Буткевича. Назад группа вернулась только 24 ноября, прорвав с тыла литовскую позицию.

Справка.

Интересно отметить, что литовцы учли уроки «мятежа Желиговского» и вскоре сами воспользовались сценарием с «зелеными человечками». В январе 1923 г. литовские силы вторглись в контролируемую Антантой зону Мемельленда, заселённую преимущественно этническими немцами. Это было оглашено как Клайпедское восстание. Поэтому можно предположить, что одна из причин, почему Совет Послов согласился в марте 1923 г. на присоединение Вильно к Польше, стала литовская авантюра с захватом Мемеля в январе того же года.

27 ноября в 14.00 дня в Каунасе было подписано официальное соглашение о перемирии. При этом правительство Польши гарантировало его соблюдение и Центральной Литвой. Все боевые действия должны были быть прекращены в полночь 30 ноября.

Фактически официальный Каунас с болью в сердце согласился на факт существования Центральной Литвы (хотя это не означает, что литовцы не желали уничтожения этого образования при первом же удобном случае).

Совет Лиги Наций начал подготавливать проведение плебисцита, однако литовцы, опасаясь его результатов, помешали его проведению. В этой ситуации Совет Лиги наций 3 марта 1921 г. отказался от проведения плебисцита на Вильнщине, предложив разделение Литвы на два кантона: вильненский и ковенский. Варшава быстро приняла это предложение, а Каунас отверг его. Следующий план, предусматривающий автономию Виленщины в рамках литовского государства, был отвергнут поляками. В такой ситуации Совет Лиги 21 сентября 1921 г. принял решение об окончании процедуры ввиду невозможности достигнуть примирения в польско-литовском споре.

20 февраля 1922 г. на своем десятом заседании Сейм Центральной Литвы проголосовал за присоединение к Польше. За было 96 депутатов, еще 6 воздержалось. Польский парламент проголосовал за это 24 февраля. А 6 апреля польский сейм принял закон «О принятии государственной власти над Виленской землей». (Гоменюк І. Провісники другої світової…).

Совет Лиги Наций признал факт присоединения 15 марта 1923 г., но Литовская республика и Советская Россия высказались против такого решения.

Р.S. Литовцам все же удалось отстоять независимость и Каунас. Но в отношении с поляками надолго появилось большое темное пятно. Вопрос о возвращении Вильно, который литовцы называли Вильнюсом, стал одним из основных в литовской политике и общественной жизни межвоенного периода.

Для внутренней польской политики присоединение края стало большой победой, но катастрофически испорченные отношения с Литвой лишили поляков стратегического союзника, с которым больше нельзя было заигрывать, посылаясь на средневековую дружбу.

И еще напоследок.

В 2014 г. на сайте «Военно-политическое обозрение» Денис Гайшун выложил статью «Польско-литовская война: вопрос будущего или прошлого?» (http://www.belvpo.com/ru/42337.html/ от 06.09.2014).

Процитируем эту статью в несколько сокращенном виде:

«По завершении саммита НАТО в Уэльсе глава МИД Литвы Линас Линкявичюс заявил, что согласованы секретные документы, предусматривающие размещение в стране ВВТ и контингента стран-союзников по альянсу без ограничений. Однако почему у поляков данная новость вызывает неоднозначную оценку?

Ответ кроется в давней взаимной неприязни и вражде двух стран – Польши и Литвы, а также во взаимных претензиях на земли соседа. Так, литовцы требуют вернуть себе утраченный в 20-х годах прошлого века г. Сейны и его окрестности, а поляки претендуют на Вильнюсский край, где сегодня проживает более 60% граждан польской национальности.

Вот, к примеру, что говорят польские СМИ.

«Во имя односторонней антироссийской солидарности во имя Украины Польша забыла о приверженности к живущим в Литве полякам и о стандартах в области прав национальных меньшинств, гарантированных Евросоюзом», – такое мнение высказал польский публицист Рафал Земкевич на страницах издании «Do Rzeczy». По его словам, «польское меньшинство в Литве явно преследуемо, а во внешней политике Литвы трудно распознать какой-либо знак благодарности за многолетнюю польскую заботу»...

Особенно это актуально вспомнить в начале сентября, когда Вильнюс празднует день города – день освобождения от польских захватчиков.

Тогда осенью 39-го жители Вильнюса ликовали, приветствуя вступление литовских солдат в город. Лидер Литвы Атанас Сметона писал: «...благодаря Советскому Союзу и Красной Армии восстановлена историческая справедливость – Вильнюс освобожден от поляков, наконец-то воссоединен с Литвой и вновь стал ее столицей».

Однако этому предшествовала кровопролитная война, вошедшая в историю под названием польско-литовской.

И сентябрь у литовцев связан не только с радостным событием – возвращением столицы, но и потерями части территорий. В 2014 году исполнилось 95 лет с момента завершения польско-литовского конфликта, в результате которого у литовцев был отбит пограничный г. Сейны и прилегающие к нему территории. Этому событию, произошедшему в сентябре 1919 года, посвящена статья польского историка Адама Гжещака, опубликованная в еженедельнике «Политика».

Расположенный на северо-востоке нынешней Польши (современное Подляское воеводство) г. Сейны был населен большей частью литовцами, но в 1919 году, когда с этих территорий стали выводиться оккупационные войска Германии, новые власти в Варшаве во главе с Юзефом Пилсудским решили отвоевать город у Литвы и присоединить его к Польше.

Между тем для Литвы Сейны были знаковым городом, а не просто географической точкой на карте. «Сейны для литовцев являются выдающимся местом. Именно там и в Каунасе зародилось в конце XIX – начале XX литовское национальное движение», – пишет польский историк. В городе находилась литовская католическая семинария, выпускники которой впервые осмелились проводить в своих костелах службы не на польском, а на литовском языке.

Чтобы не привлекать к аннексии города слишком большого внимания, было решено занять город силами полурегулярной Польской военной организации (ПОВ) – структуры, специально созданной для диверсионных действий на территориях, которые руководство страны считало «оккупированными». Отторжение от Литвы этой территории привело к тому, что вплоть до начала Второй мировой войны отношения между двумя соседними государствами можно было определить как «холодная война», пишет А.Гжещак».


И ещё: http://m.baltnews.lt/vilnius_news от 17 февраля 2018 г.

Литовские националисты: Литва стоит на пороге новой польской оккупации.

Члены непарламентской партии "Союз литовских националистов и республиканцев" раскритиковали намерение вильнюсских властей открыть улицу в честь погибшего в авиакатастрофе президента Польши Леха Качиньского. По их мнению, это не что иное, как новая волна оголтелой полонизации Литвы, сообщает политообозреватель BALTNEWS.lt.

"Союз литовских националистов и республиканцев" (Lietuvos tautininkų ir respublikonų sąjunga) заявил, что в столичном самоуправлении засели новые "желиговцы" (генерал Люциан Желиговский захватил Вильнюс в 1920 году, положив начало польской оккупации литовской столицы и всего виленского края. – Ред.), чьи действия играют на руку имперским амбициям официальной Варшавы, которая, несмотря на заверения в дружбе, так и не может смириться с тем фактом, что Литва – суверенное и независимое государство, а не наследие польской короны.

"Новые желиговцы предлагают назвать вильнюсскую улицу именем президента Качиньского и добавить декоративную табличку с текстом на негосударственном польском языке. По мнению директора столичной администрации Повиласа Подерскиса, он "был хорошим другом Литовского государства, поэтому естественно, что мы хотим увековечить его имя по случаю 100-летия Литвы".(Нечто подобное происходит сейчас в Украине с переименованием столичного проспекта в проспект Маккейна. — Прим. авт.)

Руководитель чужого государства, который от имени Польши так и не принёс извинения за оккупацию литовской столицы, гонения на литовцев, которые длились два десятилетия и проводимый Армией Крайовой литовский геноцид… Того человека, который даже вручил орден одному из исполнителей этого геноцида З. Шендзеляжу (Zygmunt Szendzielarz) и требовал в ходе своего визита в Вильнюс, нарушив все правила дипломатии, изменить Конституцию Литвы с помощью парламентской процедуры, которая бы заменила литовскую азбуку, должны уважать? Если это считается заслугами перед Литвой, тогда остаётся лишь ждать, когда по всей Литве начнут вновь появляться улицы и памятники в честь Желиговского и Пилсудского", — говорится в заявлении партии.


Как видим, история продолжается.

Источники

Основой для статьи послужил материал из исследования украинского историка Ивана Гоменюка «Предвестники второй мировой (приграничные конфликты в Центрально-Восточной Европе)» (Гоменюк І. Провісники другої світової (прикордонні конфлікти в Центрально-Східній Європі. – Харкыв, 2017 р.) и монография Валерия Иванова «De jure и de facto» с небольшими дополнениями и уточнениями автора.

Другие источники:

Гришин Я.Я. Необычный ультиматум. Казань: Изд-тво Казанского университета, 2005 г.

Договор, принесший разочарование / https://inosmi.ru/world/20070718/235603.html.

История Вильнюса / https://www.votpusk.ru/story/article.asp?ID=7745.

История Литвы / http://lt90.org/lt/istoriya-litvy-1900-1940-god.html.

Как Польша оккупировала Виленский край / http://sojuzrus.lt/rarog/publicistika/958-kak-polsha-okkupir....

Краткая история Литвы / https://www.liveinternet.ru/community/lietuva2005/ post4962375/.

Линия Фоша: первый вариант / https://francis-maks.livejournal.com/145767.html.

Люциан Желиговский (Lucjan Zeligowski) / http://www.peoples.ru/military/commander/.

Союз русских Литвы / http://sojuzrus.lt/rarog/publicistika/1152-lev-trockiy-pervy....

Становление многополярной структуры мира после Первой мировой войны / http://www.obraforum.ru/lib/book1/chapter4_13.htm

Krzysztof Buchowski. Polish-Lithuanian Relations in Seinai Region at the Turn of the 19th and 20th Centuries / https://web.archive.org/web/20070927015825/ http://www.lkma.lt/ annuals/23annual_en.html#a16.

Endre Bojtár. Foreword to the Past: A Cultural History of the Baltic People. Central European University Press, 1999 / https://books.google.com.ua/books?id= 5aoId7nA4bsC&pg=PA202&redir_esc=y.

Akcja gen. Żeligowskiego / https://www.salon24.pl/u/chris1991/233162,akcja-gen-zeligows....

Картина дня

наверх