Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина (3 статьи)

Депортация по-европейски

Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)

Война – самое страшное событие в жизни человеческого общества. Но не менее страшными могут быть и последствия войны. В том числе – переселения и депортации, когда территория населенная одним народом, переходит в состав государства, населенного другим. Вторая мировая война привела к масштабной перекройке границ. Сначала их «кроил» Гитлер, потом новые границы рисовали победители, разгромившие Третий Рейх.

Всего в Европе было выгнано с мест своего проживания примерно 10 млн. немцев. До сих пор почти не поднимается и не обсуждается тема депортаций немецкого населения территорий, отошедших к Польше, и особенно – к Чехословакии. В последней немцев выгоняли на территорию советской оккупационной зоны (будущей ГДР) … голыми. В буквальном смысле слова. Советские военные власти были вынуждены одевать германских женщин, стариков и детей в трофейную форму вермахта, чтобы просто прикрыть наготу. В советское время об этом не говорили: как-никак братские социалистические страны. Однако солдаты армии ГДР, вошедшие в 1968 году в Чехословакию, прекрасно помнили, что творилось на части её территории чуть более 20 лет назад. И потому действовали крайне жестко.

Сегодня тема депортаций немцев замалчивается по другой причине: надо выставить СССР исчадием ада.

Поэтому валом идут статьи про сотни тысяч якобы изнасилованных красноармейцами немок. Про то, что наша армия и власть не издевались над немцами, и переселение из отошедшей к СССР Восточной Пруссии было цивилизованным, отлично организованным и без унижений и убийств, практически никто не пишет. Материалы о том, что чехи и поляки вели себя вовсе не так благородно и гуманно, как русские, могут испортить тщательно создаваемую картину «советских зверств».

У граждан СССР были миллионы поводов вести себя с немцами не гуманно. Но наши деды оставались людьми…

Источник: http://www.kramola.info/

«Наш рассказ будет о депортации по окончанию Второй мировой войны немцев из стран Восточной Европы. Хотя это была самая массовая депортация XX века, о ней по непонятным причинам в Европе не принято говорить.

Исчезнувшие немцы

Карта Европы кроилась и перекраивалась многократно. Проводя новые линии границ, политики менее всего думали о людях, живших на этих землях. После Первой мировой войны у поверженной Германии странами-победительницами были отторгнуты значительные территории, естественно, вместе с населением. 2 миллиона немцев оказались в Польше, 3 миллиона в Чехословакии. Всего вне Германии оказались более 7 миллионов её бывших граждан.

Многие европейские политики (премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, президент США Вильсон) предупреждали, что такой передел мира несет в себе угрозу новой войны. Они были более чем правы.

Притеснения немцев (действительные и мнимые) в Чехословакии и Польше стали прекрасным поводом к развязыванию Второй мировой бойни. К 1940 году в состав Германии вошли населенные преимущественно немцами Судетская область Чехословакии и польская часть Западной Пруссии с центром в г. Данциг (Гданьск).

После войны оккупированные Германией территории с компактно проживающим на них немецким населением были возвращены прежним владельцам. Решением Потсдамской конференции Польше были дополнительно переданы немецкие земли, на которых проживало ещё 2,3 миллиона немцев.

Но не прошло и ста лет, как эти 4 с лишним миллиона польских немцев бесследно растворились. По данным переписи 2002 года из 38,5 млн. польских граждан немцами себя назвали 152 тыс. В Чехословакии до 1937 года проживали 3,3 миллиона немцев, в 2011 году их было в Чехии 52 тыс. Куда же подевались эти миллионы немцев?

Народ как проблема

Проживавшие на территории Чехословакии и Польши немцы отнюдь не были невинными овечками. Девушки встречали солдат вермахта цветами, мужчины выбрасывали руки в нацистском приветствии и кричали «Хайль!». Во время оккупации фольксдойче были опорой немецкой администрации, занимали высокие посты в органах местного самоуправления, принимали участие в карательных акциях, жили в домах и квартирах, конфискованных у евреев. Неудивительно, что местное население их ненавидело.

Правительства освобожденных Польши и Чехословакии обоснованно видели в немецком населении угрозу будущей стабильности своим государствам. Решением проблемы в их понимании было изгнание из страны «чужеродных элементов». Однако для массовой депортации (явления, осужденного на Нюрнбергском процессе) требовалось одобрение великих держав. И такое было получено.

В заключительном Протоколе Берлинской конференции трех великих держав (Потсдамское соглашение) XII пункт предусматривал будущую депортацию немецкого населения из Чехословакии, Польши и Венгрии в Германию. Документ подписали Председатель Совета народных комиссаров СССР Сталин, президент США Трумэн и премьер-министр Великобритании Эттли. Отмашка была дана.

Чехословакия

Немцы были вторым по численности народом в Чехословакии, их было больше чем словаков, каждый четвертый житель Чехословакии был немцем. Большая часть их проживала в Судетах и в пограничных с Австрией районах, где они составляли более 90% населения.

Мстить немцам чехи начали сразу после победы. Немцы должны были:

  1. регулярно отмечаться в полиции, они не имели права самовольно сменить место жительства;
  2. носить повязку с буквой «N» (немец);
  3. посещать магазины только в установленное для них время;
  4. у них конфисковались движущие средства: автомобили, мотоциклы, велосипеды;
  5. им было запрещено пользование общественным транспортом;
  6. запрещено иметь радио и телефоны.
Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)

Это неполный список, из неперечисленного хочется упомянуть ещё два пункта: немцам запретили говорить в публичных местах по-немецки и ходить по тротуарам! Прочитайте эти пункты ещё раз, трудно поверить, что эти «правила» вводились в европейской стране.

Порядки и ограничения в отношении немцев вводились местными властями, и можно было бы рассматривать их как перегибы на местах, списать на глупость отдельных ретивых чиновников, но они были лишь отголоском настроений, царивших на самом верху.

В течение 1945 года чехословацкое правительство, возглавляемое Эдвардом Бенешем, приняло шесть декретов в отношении чешских немцев, лишив их с/х угодий, гражданства и всей собственности. Вместе с немцами под каток репрессий попали венгры, также отнесенные к категории «врагов чешского и словацкого народов». Еще раз напомним, что репрессии проводились по национальному признаку, в отношении всех немцев. Немец? Значит, виновен.

Простым ущемлением немцев в правах не обошлось. По стране прокатилась волна погромов и бессудных расправ, вот только самые известные:

Брюннский марш смерти

29 мая Земский национальный комитет г. Брно (Брюнн – нем.) принял постановление о выселении проживающих в городе немцев: женщин, детей и мужчин возрастом до 16 и старше 60 лет. Это не опечатка, трудоспособные мужчины должны были остаться для ликвидации последствий военных действий (т.е. как дармовая рабсила). Выселяемые имели право взять с собой только то, что могут унести в руках. Депортируемых (около 20 тыс.) гнали в сторону австрийской границы.

Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)

У села Погоржелице был организован лагерь, где был проведен «таможенный досмотр», т.е. депортируемых напоследок ещё и ограбили. Люди гибли в пути, умирали в лагере. Сегодня немцы говорят о 8 тыс. погибших. Чешская сторона, не отрицая самого факта «Брюннского марша смерти», называет цифру 1690 жертв.

Пршеровский расстрел

В ночь с 18 на 19 июня в г. Пршеров подразделением чехословацкой контрразведки был остановлен поезд с немецкими беженцами. 265 человек (71 мужчина, 120 женщин и 74 ребенка) были расстреляны, имущество их разграблено. Командовавший акцией лейтенант Пазур впоследствии был арестован и осужден.

Устицкая резня

В г. Усти-над-Лабой 31 июля произошел взрыв на одном из военных складов. Погибли 27 человек. По городу пронесся слух, что акция – дело рук «Вервольфа» (немецкого подполья). В городе началась охота на немцев, благо найти их было несложно по обязательной повязке с буквой «N». Схваченных избивали, убивали, сбрасывали с моста в Лабу, добивая в воде выстрелами. Официально сообщалось о 43 жертвах, сегодня чехи говорят о 80-100, немцы настаивают на 220.

Представители союзников высказали недовольство по поводу эскалации насилия в отношении немецкого населения и в августе правительство занялось организацией депортации. 16 августа было достигнуто решение о выселении с территории Чехословакии оставшихся немцев. В министерстве внутренних дел был организован специальный отдел по «переселению», страна была поделена на районы, в каждом из которых был определен ответственный за депортацию.

Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)

По всей стране формировали маршевые колонны из немцев. На сборы давали от нескольких часов до нескольких минут. Сотни, тысячи людей, сопровождаемые вооруженным конвоем, шли по дорогам, катя перед собой тележку с пожитками.

К декабрю 1947 года из страны были изгнаны 2 170 тыс. человек. Окончательно в Чехословакии «немецкий вопрос» был закрыт в 1950 году. По различным данным (точных цифр нет), были депортированы от 2,5 до 3 миллионов человек. Страна избавилась от немецкого меньшинства.

Польша

К концу войны на территории Польши проживали свыше 4 млн. немцев. Большая их часть проживала на территориях, переданных Польше в 1945 году, бывших ранее частями немецких областей Саксония, Померания, Бранденбург, Силезия, Западная и Восточная Пруссия. Как и чешские немцы, польские превратились в абсолютно бесправных лиц без гражданства, абсолютно беззащитных перед любым произволом.

Составленная польским Министерством общественной администрации «Памятная записка о правовом положении немцев на территории Польши» предусматривала обязательное ношение немцами отличительных повязок, ограничение свободы передвижения, введение специальных удостоверений личности.

2 мая 1945 года премьер-министр временного правительства Польши Болеслав Берут подписал указ, согласно которому вся брошенная немцами собственность автоматически переходила в руки польского государства. Во вновь приобретенные земли потянулись польские переселенцы. Всю немецкую собственность они рассматривали как «брошенную» и занимали немецкие дома и хутора, выселяя хозяев в конюшни, свинарники, на сеновалы и чердаки. Несогласным быстро напоминали, что они – побежденные, и не имеют никаких прав

Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)

Политика выдавливания немецкого населения давала свои плоды, на запад потянулись колонны беженцев. Немецкое население постепенно замещалось польским. (5 июля 1945 года СССР передал Польше город Штеттин, где проживали 84 тыс. немцев и 3,5 тыс. поляков. К концу 1946 года в городе жили 100 тыс. поляков и 17 тыс. немцев.)

13 сентября 1946 года был подписан декрет об „отделении лиц немецкой национальности от польского народа“. Если ранее немцев выдавливали из Польши, создавая им невыносимые условия жизни, то теперь «очистка территории от нежелательных элементов» стала государственной программой.

Однако масштабная депортация немецкого населения из Польши постоянно откладывалась. Дело в том, что еще летом 1945-го для взрослого немецкого населения начали создавать «трудовые лагеря». Интернированные использовались на принудительных работах и Польша долгое время не желала отказываться от дармовой рабочей силы. По воспоминаниям бывших заключенных, условия содержания в этих лагерях были ужасными, процент смертности очень высок. Только в 1949 году Польша решила избавиться от своих немцев, и к началу 50-х вопрос был решен.

Венгрия и Югославия

Венгрия во Второй мировой войне была союзницей Германии. Быть немцем в Венгрии было очень выгодно и все, кто имели на это снования, меняли свою фамилию на немецкую, указывали в анкетах родным языком немецкий. Все эти люди попали под принятый в декабре 1945 года указ „о депортации изменников народа“. Их имущество полностью конфисковывалось. По разным оценкам, было депортировано от 500 до 600 тыс. человек.

Изгоняли этнических немцев из Югославии и Румынии. Всего, по данным немецкой общественной организации «Союз изгнанных», объединяющей всех депортированных и их потомков (15 млн. членов), после окончания войны из своих домов были выгнаны, изгнаны от 12 до 14 миллионов немцев. Но даже для тех, кто добрался до фатерланда, кошмар не кончался с пересечением границы.

В Германии

Депортированные из стран Восточной Европы немцы были распределены по всем землям страны. Мало в каком регионе доля репатриантов была менее 20% от численности всего местного населения. В некоторых она достигала 45%. Сегодня попасть в Германию и получить там статус беженца для многих заветная мечта. Беженец получает пособие и крышу над головой.

В конце 40-х XX века все было не так. Страна была разорена и разрушена. Города лежали в развалинах. В стране не было работы, негде было жить, не было лекарств и нечего было есть. Кто были эти беженцы? Здоровые мужчины погибли на фронтах, а те, кому повезло уцелеть, находились в лагерях военнопленных. Пришли женщины, старики, дети, инвалиды. Все они оказались предоставлены сами себе и каждый выживал как мог. Многие, не видя для себя перспектив, кончали жизнь самоубийством. Те, кто смог выжить, запомнили этот ужас навсегда.

«Особенная» депортация

По данным председателя «Союза изгнанных» Эрики Штайнбах, депортация немецкого населения из стран Восточной Европы обошлась германскому народу в 2 миллиона жизней. Это была самая масштабная и самая страшная депортация XX века. Однако в самой Германии официальные власти о ней предпочитают не вспоминать. В перечне депортированных народов крымские татары, народы Кавказа и Прибалтики, поволжские немцы.

Однако о трагедии более 10 миллионов немцев, депортированных после Второй мировой войны, молчат. Неоднократные попытки «Союза изгнанных» создать музей и памятник жертвам депортации постоянно наталкиваются на противодействие властей.

Что же касается Польши и Чехии, то эти страны до сих пор свои действия незаконными не считают и не собираются приносить какие-либо извинения и каяться. Европейская депортация преступлением не считается.»

https://nstarikov.ru/blog/79505

Немецкое население Калининградской области (1945—1951)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)
Беженцы из Восточной Пруссии в 1945 г.

Совместное проживание немецкого и советского гражданского населения на территории бывшей Восточной Пруссии, продолжавшееся более трёх лет в 1945—1948 годах, было уникальным явлением в истории обоих народов. По сравнению с территорией восточной Германии, контакты между представителями двух народов здесь были массовыми (десятки тысяч человек), а участниками этих связей были не военные или специально подготовленные и отобранные лица, а простые граждане

Численность немецкого населения

По советским официальным данным на территории Восточной Пруссии после окончания войны проживало около 100 тыс. немцев[2]. Немецкие историки, со ссылкой на мемуары коменданта Кёнигсберга О. Ляша, определяют численность немецкого гражданского населения одного только Кёнигсберга приблизительно в 110 тыс. человек, из которых в течение двух лет погибли более 75 %, и только 20-25 тыс. оставшихся подверглись депортации в Германию[3]. Согласно сводной «Справке о наличии местного населения» из ставших доступными современным исследователям российских архивов, по состоянию на 1 сентября 1945 года в советской части Восточной Пруссии проживали 129 614 человек, в том числе в Кёнигсберге — 68 014 человек. Из них — 37,8 % мужчин, 62,2 % — женщин, а свыше 80 % населения находилось в Кёнигсберге и трёх (из пятнадцати) ближайших к нему районах[4].

Взаимоотношения с советскими переселенцами

Поскольку взаимоотношение проходило на фоне только что закончившейся войны, по мнению Ю. В. Костяшова, в отношениях победителей и побеждённых были и акты мародёрства и насилия, бытовые конфликты, культурная и идеологическая конфронтация. Типичными, по мнению Ю. В. Костяшова, были случаи, когда немцев принуждали к выполнению тех или иных работ, или оказанию безвозмездных услуг, словесные оскорбления, выселение немецких жителей из домов и квартир. При этом русские (советские люди) выступали, по данным Ю. В. Костяшова, как активная, наступающая сторона, а немцы предпочитали не возражать, гасить возникающие конфликты, терпеть любое несправедливое отношение. Этот тип поведения, считает Ю. В. Костяшов, распространялся даже на детей[1].

Подобные конфликты и уголовные преступления и сформировали у немцев, особенно у жертв насилия, негативный образ взаимоотношений двух народов. Тем не менее, по мнению историка Ю. В. Костяшова, преобладал другой тип взаимоотношений, который он обозначает формулой: «два параллельных мира, каждый из которых существовал сам по себе», но в силу обстоятельств, вынужденные в чём-то взаимодействовать и даже сотрудничать[1].

В силу человеческой природы между этими «мирами» начали быстро возникать искренние и глубокие человеческие связи. Одним из главных результатов совместного проживания стало изживание открытой враждебности советских людей к немцам. Восточная Пруссия (затем Калининградская область) стала единственной, по оценке Ю. В. Костяшова, российской территорией, где это произошло в столь короткий срок[5].

По мнению Костяшова, тенденция к сближению двух народов активно сдерживалась политикой официальных властей, и затем была искусственно прервана депортациейнемецкого населения в 1947—1948 годах[5]. Ю. В. Костяшов считает, что задержка с депортацией была вызвана сугубо практическими соображениями: советская администрация сочла целесообразным использовать труд немцев до прибытия в область переселенцев из СССР. До 1947 года разрешение на выезд получали, как правило, только участники антифашистского движения и лица, имевшие родственников в Германии. С октября 1947 по октябрь 1948 года в советскую зону оккупации Германии было переселено 102 125 немцев (в том числе мужчин — 17 521, женщин — 50 982 и детей — 33 622 чел). За все время депортации умерли 48 человек, в том числе 26 — от дистрофии. Перед отъездом немцы вручили представителям областного управления МВД 284 письма «с выражением благодарности Советскому Правительству за проявленную заботу и хорошо организованное переселение»[6]. До 1951 года в области осталось лишь небольшое количество немцев, исключенных из списков на выселение. Как правило, это были высококвалифицированные специалисты, необходимые в народном хозяйстве. Самая последняя группа (193 чел.) была отправлена в ГДР в мае 1951 года[7].

Депортация 1947—1949 годов
В соответствии с главой V Протокола Берлинской конференции трех великих держав от 1 августа 1945 года часть территории Восточной Пруссии вместе с городом Кенигсберг, ранее принадлежавшая Германии, передавалась СССР. Впоследствии здесь была образована Калининградская область в составе РСФСР. В главе XII того же Протокола было принято решение о перемещении в Германию немецкого населения или части его, оставшегося в Польше, Чехословакии и Венгрии. Депортация немцев из передаваемой СССР части Восточной Пруссии не предусматривалась. Тем не менее 11 октября 1947 года Совет министров СССР принял секретное постановление № 3547-1169с «О переселении немцев из Калининградской области РСФСР в советскую зону оккупации Германии».

Согласно приказу Министра внутренних дел СССР С. Н. Круглова № 001067 от 14 октября 1947 года переселению в первую очередь подлежали немцы, проживающие в гор. Балтийске (Пиллау) и в районе побережья Балтийского моря, нетрудоспособные семьи немцев, не занятые общественно-полезным трудом, немецкие дети, находящиеся в детских домах, и престарелые немцы, содержащиеся в домах инвалидов. Переселяемым немцам разрешалось взять с собой личное имущество до 300 кг на семью, за исключением предметов и ценностей, запрещенных к вывозу таможенными правилами. Оставшееся на месте имущество переселяемых немцев учитывалось и принималось представителями Калининградского Облисполкома.

Депортацией немцев руководили первый заместитель Министра внутренних дел СССР генерал-полковник И. А. Серов, начальник УМВД по Калининградской области генерал-майор В. И. Демин и прибывший из Москвы генерал-лейтенант МВД Н. П. Стаханов. Согласно докладной записки Министра внутренних дел СССР С. Н. КругловаИ. В. Сталину, В. М. Молотову и Л. П. Берии о завершении переселения немцев из Калининградской области в Советскую зону оккупации Германии от 30.11.1948 года с октября 1947 по октябрь 1948 года было переселено 102 125 немцев, из них: мужчин — 17 521, женщин — 50 982 и детей — 33 622. Из города Калининграда и районов области переселено 96 747 человек, из детских приемников и детских домов — 4536 человек, престарелых немцев, содержавшихся в домах инвалидов, — 797 человек, из больниц — 45 человек. За весь период переселения немцев из 102 125 человек умерло 48 человек, из них в 1947 году — 33 человека и в 1948 году — 15 человек.

В соответствии с приказом Министра внутренних дел СССР № 600 от 20. 09. 1949 года «О переселении в Советскую зону оккупации Германии немцев, находящихся в лагерях МВД Калининградской области, а также прибывших из Литовской ССР» в 1949 году в Германию было переселено последнее ещё оставшееся в Калининградской области немецкое население.

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D1%86...)

Японская репатриация Южного Сахалина и Курильских островов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Японская репатриация Южного Сахалина и Курильских острововрепатриация японского, айнского и, отчасти, корейского населения[1] южной части острова Сахалин и Курильских островов, которые отошли СССР от Японии в результате Второй мировой войны[2]. Данная репатриация проводилась на тех же основаниях, что и соответствующие репатриации японцев из Кореи, Маньчжурии, Тайваня и других бывших японских колоний. По договору с американской военной администрацией генерала МакАртура, которой фактически принадлежал суверенитет Японии, в новые границы страны было возвращено из бывших японских колоний и временно оккупированных территорий около 6 миллионов лиц с гражданством Японии, преимущественно японской национальности[3]. За период с 1946 по 1966 год (в два этапа) с территории Сахалинской области в Японию пожелали репатриироваться около 283 320 человек, включая свыше 8 000 военнопленных и около 17 000[4] японских жителей Курильских островов[5][6]. До окончания войны Карафуто самостоятельно покинули, или же были эвакуирoваны японскими властями до их капитуляции перед СССР, около 142 тысяч человек. Юридически проводимая СССР репатриация не рассматривалась как депортация, поскольку СССР предоставил всем японским гражданам, не подозреваемым во вредительстве или преступлениях, возможность подать письменные заявления о своём нежелании уезжать путём заключения трудовых договоров с Сахалинской областью[7]. Этим правом остаться воспользовались некоторые члены смешанных японско-корейских и японо-славянских семей[8], а также многочисленные лица корейской национальности, оставшиеся без гражданства в результате односторонней денонсации своих обязательств японским правительствoм по отношению к резидентам бывшей Японской Кореи. Японские источники также, как правило, называют данное мероприятие «репатриацией», а её участников — «репатриантами»[9]. Письменные заявления о своём желании остаться в СССР подали 469 взрослых граждан Японии, при них также осталось 187 человек детей в возрасте до 16 лет[10]. Вместе с тем лица, подозревавшиеся во вредительстве и порче имущества, выдворялись незамедлительно[7]. При проведении репатриации отмечались жалобы, факты превышения полномочий, взяточничества и прочей коррупции на местах[7].

Предыстория

Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)
Из бывшего Карафуто в Японию советскими властями были репатриировано свыше 260 тыс. человек. Около 142 тыс. покинули территорию острова до окончания советской-японской войны

До прихода русских и японцев, юг Сахалина и Курильские острова были заселены айнами. В XVII веке в Россию и Японию начали проникать сведения о наличии островов, в XVIII — первой половине XIX века две страны активно исследовали острова, однако никаких договоров и трактатов не заключали. Наконец, в 1855 году две страны заключили Симодский трактат, который определил границу между Россией и Японией на Курилах по проливу Фриза, а Сахалин оставался неразделённым. В 1875 году был подписан Петербургский договор, согласно ему к Японской империи отходили Курильские острова к северу от пролива Фриза, а Сахалин становился территорией Российской империи[11].

Курильские острова вплоть до начала XX века были заселены, в основном, айнами, которые занимались рыболовством. Активное заселение островов японцами началось перед началом русско-японской войны и продолжалось до конца Второй мировой войны, к 1945 году гражданское население Курильских островов (Тисима-Ретто) составило около 18 тыс. человек, занятых рыболовством[11].

Южный Сахалин отошёл к Японии в результате поражения России в русско-японской войне. После получения этой территории, Япония активно её колонизовала. Если в 1907 году население составляло 48 тыс. жителей, то в 1925 году — более 200 тыс. человек, а к 1941 году численность населения префектуры составила более 400 тыс. человек. Население префектуры было занято в рыбной, угольной, целлюлозно-бумажной, лесной промышленности и на транспорте.

Вторая мировая война

На заключительном этапе Второй мировой войны СССР вступил в военные действия против Японии, с которой до 8 августа 1945 годапридерживался политики нейтралитета. В ходе Ялтинской и Потсдамской конференций союзники подтвердили права СССР на южную часть Сахалина и Курильские острова. 11 августа 1945 года советские войска начали проводить Южно-Сахалинскую наступательную операцию, а с 18 августа — и Курильскую десантную операцию. К 1 сентября[12] военные действия завершились, Южный Сахалин и все Курильские острова перешли под юрисдикцию СССР.

Репатриация японского населения

Депортация немцев из стран Восточной Европы и СССР. Депортация японцев и корейцев из Курилл и Южного Сахалина  (3 статьи)
С Курильских островов в Японию после окончания войны репатриировалось около 17 000 человек.

В январе 1946 года вышли две директивы главнокомандующего оккупационными силами США в Японии Дугласа Макартура: в первой содержалось указание о репатриации граждан Японии с Южного Сахалина и Курильских островов, во второй оговаривалось, что южные Курильские острова исключались из-под юрисдикции Японии. Это послужило основанием для репатриации японских граждан с Южного Сахалина и Курильских островов[13].

По данным НКВД и НКГБ СССР от 26 января 1946 года, на Южном Сахалине до начала военных действий проживала 391 тысяча человек, из которых 286 тысяч — в 14 городах и 105 тысяч — в сельской местности. С началом военных действий около 40 тысяч человек (женщины и дети) было эвакуировано на Хоккайдо. По данным Сахалинского обкома, с острова до окончания войнывыехало более 102 тысяч человек. Сотни сёл оказались покинуты, в городах на юге острова скопилось около 70 тысяч беженцев, которых в течение двух месяцев возвращали к местам постоянного проживания, но десятки тысяч человек находились в лесах и горах, скрываясь от советских войск. По данным МВД СССР от 22 октября 1946 года, на юге Сахалине было зарегистрировано 339 986 человек — 65 400 русских и 274 586 японцев, корейцев, китайцев и айнов[13]. Репатриация проходила в два этапа: в ходе первого (октябрь 1946 — май 1948) происходила депортация гражданского населения, в ходе второго (1957—1960) — специалистов[13].

График отправки японского населения утверждался по каждому району на весь срок репатриации с предупреждением о выезде за две недели. Репатриантов вывозили по 30 тысяч человек в месяц, непосредственно перед отправкой на Хоккайдо они доставлялись в транзитный лагерь № 379 в Холмске. Оттуда они переправлялись в лагерь № 380 в Находке, а оттуда на советских, американских и японских кораблях — в Японию. Списки переселенцев составлялись на предприятиях и в учреждениях, просматривались в местных Советах, в органах МВД и МГБ, после чего утверждались репатриационными комиссиями. При отъезде гражданским лицам разрешалось вывезти до 100 кг личных вещей на главу семьи и 50 кг на каждого члена семьи и до 1000 иен, а военнопленным — личные вещи в объеме ручного багажа и до 200 иенсолдатам и 500 иен офицерам. Кроме того, можно было забирать с собой личные финансовые документы, подлежащие оплате в Японии, но запрещалось вывозить советские денежные знаки и золото[1][13].

Порядок выселения

Порядок очередности выселения был следующим:

  • руководители и владельцы предприятий, чиновники, часть интеллигенции и служащие, имеющие в Японии вывезенных в начале войны членов семей
  • рабочие предприятий, мастерских, служащие бирж, компаний
  • крестьяне и сельские служащие
  • врачи, учителя, инженеры и другие специалисты, священнослужители

В июне—июле 1949 года из Сахалинской области были отправлены все японцы[14], кроме тех, которые подали письменные заявления о своём нежелании уезжать. После завершения репатриации основной массы желающих японских граждан к 10 июня 1949 г. на острове пожелало остаться 469 бывших взрослых граждан Японии и с ними детей до 16 лет в количестве 187 человек. Примечательно что количество добровольно оставшихся в СССР японцев (656 человек) почти вдвое превысило количество пожелавших остаться в Карафуто русских-старопоселенцев в 1905 году (хотя, пропорционально ко всему русскому населению в 1905 году под японской властью решили остаться 1% русских, тогда как из японцев в 1945 году выразили желание остаться под советской властью лишь 0,16%). Кроме этого, на Сахалине продолжали оставаться 287 осужденных или репресcированных японцев, последний из которых должен быть отбывать срок заключения до 1974 года[10]. К примеру, остаться пожелали японские владельцы макаронной фабрики г. Южно-Курильска, подавшие заявление о верности советской власти[7]. Японские граждане, состоявшие в смешанных японско-корейских и японо-славянских браках, зачастую желали остаться в СССР[8]. Некоторые лица не выехали также по состоянию здоровья. В 1946—1949 годы с территории области было репатриировано 272 335 человек японского гражданского населения и 8303 военнопленных. В 1957—1959 и 1964—1966 годы на родину было отправлено 2682 бывших японских подданных, по разным причинам не выехавших в первый этап[13].

Оставшиеся

Судьбы оставшихся в России японцев сложились по-разному. К примеру, в 2004 г. мэром Томаринского района был избран Сокити Нисияма (умер в 2005 г.), первый этнический японец, когда-либо занимавший подобную должность в России[15]. Сокити родился в деревне Кони уезда Хонто префектуры Карафуто (впоследствии — Шебунино Невельского района Сахалинской области), в многодетной крестьянской семье (родители Сокити перебрались на Сахалин из «большой» Японии в 1936 году), где был седьмым ребёнком. После присоединения Южного Сахалина к СССР в августе-сентябре 1945 года, родители Сокити отказались эвакуироваться в Японию и остались на острове. Отслужив в армии, Нисияма окончил Южно-Сахалинский государственный педагогический институт по специальности «учитель географии» и преподавал в школах Сахалина.

Репатриация военнопленных

Репатриация корейского населения

Корейское население оказалось в более сложном положении. Особенно остро стоял вопрос о возвращении в Южную Корею, выходцами из которой была большая часть корейцев. После занятия Южного Сахалина советскими войсками, на острове оставалось свыше 47 тыс. корейцев[1]. Япония больше не считала корейцев своими подданными, вернуться в Корею тоже не было возможности. Корея была разорена и разделена. После образования в 1948 году КНДР, северокорейские консулы проводили агитацию среди сахалинских корейцев за новое гражданство КНДР с последующим переездом на Север. В 1958—1959 годы 6346 человек приняли гражданство КНДР, из них 5096 человек переехали на Север. Советское гражданство получили 6414 человек. Однако с каждым годом «переход» становился все труднее, власти КНДР настаивали на выдаче всем сахалинским корейцам северокорейских паспортов. Подавляющее большинство оставалось лицами без гражданства, поскольку желали переехать в Южную Корею, с которой у СССР не было дипломатических отношений[16].

Последствия

Японские репатрианты из Карафуто и Курил в основной своей массе направлялись на близлежащий Хоккайдо. На более дальние перемещения у них попросту не было средств. Массовый приток репатриантов на Хоккайдо вынудил Японию начать импорт американских продовольственных товаров для обеспечения провинатом этого северного острова, что поставило японскую экономику в зависимость от США[17]. В Сахалинской области массовый отток японского населения, большая часть которого желала проживать в границах Японии, вызвал острую нехватку в рабочей силе. В ответ советские власти инициировали процесс принятия в советское гражданство оставшихся этнических корейцев.

Заселение советским населением

По мере репатриации подданных Японии и граждан КНДР, на юг Сахалина и Курильские острова прибывали граждане СССР. Если к октябрю 1946 года насчитывалось 70 тыс. советских жителей, то к 1949 году их насчитывалось уже более 450 тыс. человек. Одновременно с решением сложных проблем заселения и развития экономики области активно решались социальные вопросы. Только за 1946—1948 годы было построено и открыто 584 школы, 101 детский сад, 8 средних специальных учебных заведений, более 570 медицинских и культурно-просветительных учреждений, свыше 600 магазинов, пекарен и столовых, многие другие учреждения социальной сферы. Развернулось активное жилищное строительство[2].

Примечания

  1. А. Т. Кузин. Проблемы послевоенной репатриации японского и корейского населения Сахалина. Проверено 11 октября 2013. Архивировано 30 января 2013 года.
  2. Перейти к:1 2 Сахалинской области — 55 лет. Проверено 11 октября 2013. Архивировано 30 января 2013 года.
  3. Репатриация. 28.09.2015. С. Морозов. Weekly. Южно-Сахалинск. Сахалин.Инфо
  4. Kuril Islands: factfile - Telegraph
  5. Послевоенный Сахалин. Проверено 11 октября 2013. Архивировано 28 января 2013 года.
  6. Костанов А. И. Курильские острова в переходный период (август 1945 – январь 1947 годов). Проверено 11 октября 2013.
  7. Перейти к:1 2 3 4 http://www.riatr.ru/2010/2/076-083.pdf
  8. Перейти к:1 2 Sakhalin memories: Japanese stranded by war in the USSR - BBC News
  9. History of the Northern Territories | 総務部北方領土対策本部北方領土対策課
  10. Перейти к:1 2 http://src-hokudai-ac.jp/pdf_seminar/040823karpov.pdf
  11. Перейти к:1 2 Курильские острова — непогашенный очаг мировой войны. Проверено 11 октября 2013.
  12. Советская Военная Энциклопедия в 8 томах. Том 4: «К-22» — «Линейный». М.:Военное издательство, 1977. Официально датой окончания Курильской операции считается 1 сентября, фактически высадки на островах продолжались до 4 сентября.
  13. Перейти к:1 2 3 4 5 И. П. Ким. Репатриация японцев с Южного Сахалина. Проверено 11 октября 2013. Архивировано 14 января 2013 года.
  14. в том числе и айны — коренной народ Сахалина и Курильских островов
  15. Илона ВИНОГРАДОВА, Олег ЖУНУСОВ. В России появится первый мэр-японец. «Известия» (11 октября 2004 г.). Проверено 18 ноября 2013.
  16. Неопубликованные данные опроса среди корейцев Сахалина. Проверено 11 октября 2013. Архивировано 28 января 2013 года.
  17. https://books.google.com/books?id=sLJue6z6D8IC&pg=PA53&lpg=PA53&dq=loss+of+karafuto&source=bl&ots=grDM4W33xg&sig=wASfrZazdDmMNp_jVuYriFA5IPs&hl=en&sa=X&ved=0ahUKEwjS-fP_vf_QAhVH1CYKHcLDBMUQ6AEIGjAA#v=onepage&q=naichi&f=false

Картина дня

наверх