Свежие комментарии

Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 5)

Кем же были наши добровольцы, участвовавшие во второй англо-бурской войне? Я имею в виду не несколько обобщённые ответы по поводу их политических взглядов или профессий. К примеру, политические взгляды были самыми различными и даже взаимоисключающими – от монархистов до сторонников республики и даже горячих голов с налётом народничества, характеризующегося открытым свободомыслием.

По моему скромному мнению, не грех вспомнить хотя бы некоторых русских добровольцев поимённо. И как бы ни ярились сетевые эксперты, побывавшие в ЮАР по турпутёвке с коктейльной трубочкой в оном месте, рассуждая о стране и её условиях, мемуары бойцов, вписавших свои имена кровью, а не клавиатурой, несколько ценнее.

К сожалению, тщательную регистрацию добровольцев правительство Трансвааля проводило только первые месяцы войны. Позже власти попросту не имели такой возможности. Русских записывали естественно только по имени и фамилии, без указания отчества, непринятого во многих странах. Посему назвать точное количество русских добровольцев невозможно, как и невозможно указать точное количество погибших.
ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 5)
Верно, самым известным русским добровольцем был Евгений Максимов.
Родился Евгений 4 марта 1849 года в Царском селе в семье морского офицера. Учился в Петербургской гимназии, затем в Технологическом институте, с которого перевёлся на юридический факультет Петербургского университета. В итоге же поступил на военную службу. В возрасте 26 лет Максимов вышел в отставку в звании подполковника, пользуясь репутацией безукоризненного, но волевого и очень самостоятельного офицера. Но Евгений, как это ни странно, упорно не желал оставлять войну без своей персоны. Сначала он отправился на войну в Сербию, продолжил боевые действия в Боснии и горах Герцеговины, был награждён сербской серебряной медалью «За храбрость». С началом русско-турецкой войны 1877 года, не имея другой возможности попасть на ТВД, вернулся на службу.


В 1890 году воевал в составе войск генерала Скобелева в Средней Азии, за что был награждён Знаком Красного Креста. Во время итало-эфиопской войны 1895 года неугомонный офицер сражался в составе эфиопской армии в качестве военного уполномоченного при отряде Российского Красного Креста. С началом войны Греции и Турции Максимов что есть сил рванул и на эту драку, но просто опоздал на войну.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Евгений Максимов и генерал Кольбе

В 1900 году прибыл в Трансвааль. Сначала командовал «Иностранным легионом» (сборным отрядом добровольцев из разных стран), но как кадровый военный быстро устал от всевозможных дрязг внутри легиона, когда каждый национальный отряд почитал себя и презирал остальных (привет от мародёрствующего Рикарди), и передал командование легионом команданту Де ла Рею (брату знаменитого генерала). Вскоре Максимов встал у руля «Голландского корпуса», отличавшегося дисциплиной на фоне остальных отрядов. Активно участвовал во многих кровопролитных сражениях, был контужен, к тому же получил ранение в висок и лопатку. В мае 1900 года его повысили до звания фехт-генерала (боевого генерала).

Как бывалый трудяга военного дела он был крайне неуживчив с романтическими юношами и особенно с тогдашней «золотой молодёжью» из числа аристократов, коих он считал ненужными в бою. К примеру, князя Багратион-Мухранского, явившегося в Южную Африку в куладже и черкеске, Максимов называл клоуном. В самом деле, несмотря на отчаянную храбрость князя, его грузинская национальная спесь, которая на поле боя не значила ничего, выглядела неким позёрством. Эта клиническая непереносимость богатой и жаждущей приключений молодёжи в итоге привела Максимова на скамью подсудимых. В 1902 году боевого генерала вызвал на дуэль князь Саин-Витгенштейн-Берлебург. Максимов всячески избегал дуэли с молодым зарвавшимся аристократом, но князь всё же добился встречи, на которой, естественно, и был благополучно пристрелен. После чего фехт-генерала судили, но учитывая заслуги и целый иконостас орденов и медалей, сначала приговорили к 2-м годам, а позже вовсе выпустили на свободу.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Максимов в Маньчжурии с ручным львёнком на поводке

Сложит свою буйную голову боевой офицер, посвятивший защите Родины и справедливости все годы своей жизни в буквальном смысле, 1 октября 1904 года в бою под Мукденом.

Много воспоминаний об англо-бурской войне оставил Евгений Августус, выходец из крестьян Курляндской губернии. Родился 4 декабря 1874 года, окончил курс юнкерского училища, став подпоручиком Белгорайского резервного полка. Около полугода сражался в Трансваале вместе с бурами против англичан, участвовал в ночных рейдах, входил в состав бурских коммандос. В рядах этих отрядов дослужился до звания лейтенанта. По отзывам самих буров, был крайне предприимчив и отличался храбростью.

Во время трагической обороны Претории против превосходящих сил англичан был ранен и попал в плен. После возвращения в Россию был снова принят на военную службу в 192-й резервный Ваврский полк. На время нахождения в Южной Африке Августус числился в запасе. Позже участвовал в русско-японской войне, а 1908-1909 годах выполнял разведывательные задания в составе особого отряда Сибирского полка в Монголии. Опубликовал несколько трудов об англо-бурской войне – «Воспоминания участника англо-бурской войны 1899-1900 года». Далее его путь теряется.

Трагическая судьба досталась Борису Андреевичу Строльману, родившемуся 18 июля 1972 года в Московской губернии. Окончив Морское училище (Морской кадетский корпус), стал военным моряком, дослужившись до лейтенанта флота. В январе 1900 года кадровый офицер, служивший на целом ряде кораблей от корвета «Боярин» до крейсера «Память Азова», выходит в отставку и немедля отправляется в Трансвааль.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Могила Бориса Строльмана, рядом два бурских профессора

Несмотря на то, что многие добровольцы после падения Претории стали разъезжаться по домам, не видя смысла в борьбе, Строльман даже не думал об этом. Он вступил в партизанский отряд под общим управлением Христиана Девета (Де Вета), где быстро заработал репутацию грамотного и отчаянного бойца. Английская пуля сразила Строльмана в окрестностях Линдлея. Борис возвращался на передовую позицию, сразу после того как на себе вынес с неё раненного голландца. Последовала атака, тело храброго добровольца его товарищам Шульженко и Гучкову (один из известных братьев, скорее всего Александр) вынести не удалось. Строльмана похоронила бурская женщина с соседней фермы. Каким авторитетом и любовью пользовался Строльман, говорит тот факт, что в 1906 году его со всеми почестями перезахоронили в Претории.

Крайне интересная и уже несколько комичная судьба выпала на долю некоего Николаева. Его биография туманна. Приехал в Южную Африку Николаев, видимо, под вымышленной фамилией из Киева. В Киеве он служил в каком-то коммерческом учреждении. Николаев свистнул из общей кассы крупную сумму денег, но вместо того, чтобы промотать их на парижских путан и литры шампанского, этот странный жулик невесть откуда набрал отряд черногорцев, вооружил их, отпустил щедрое жалованье и укатил на войну в Африку.

Буров, да и наших добровольцев, вводил в ступор сам вид несколько тучного человека с робкими глазами, перед которым строились в шеренгу и снимали шляпы здоровенные атлетические черногорцы. Николаев по натуре производил впечатление человека романтического и порывистого, которому просто импонировало носить звание командира отдельного отряда, а не заштатного клерка, да ещё и в Киеве. Вернувшись на Родину, он, конечно, был арестован и отправлен в Киевский окружной суд.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Ещё одним героем Трансвааля был Александр Шульженко. Перед самой войной Шульженко служил в крепостной минной роте в звании штабс-капитана. Принимал активное участие в устройстве минных заграждений во Владивостоке, Порт-Артуре и в Крыму. Как и многие военные для того, чтобы принять участие в войне в Трансваале, вышел в запас. Сначала воевал в русском отряде капитана Ганецкого, позже, после распада отряда, продолжил войну в партизанском отряде известного бурского командира Терона.

Шульженко войдёт в историю как последний русский партизан. Отличавшийся бесконечной храбростью на грани безрассудства в пылу битвы, Александр завоевал славу среди бурских коммандос. 5 мая 1901 года всё-таки был захвачен англичанами в плен и целый год провёл в британских застенках, которые мало чем отличались от концлагерей для буров. По некоторым данным погиб в русско-японской войне.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Отряд Российского общества Красного Креста

Всего наших добровольцев было свыше 250 человек (часто фигурирует число 225), не считая врачей и сестёр милосердия Русско-голландского походного лазарета. Описать удивительные, полные горячности и смелости судьбы наших добровольцев сложно в рамках данного материала. Да и как выбрать, кто более достоин, если достойны почти все. Достоин и Алексей Диатроптов, бывший железнодорожный служащий Тверской губернии, вольнодумец и смелый боец, получивший ранение. И бывший поручик, а в бурской армии капитан партизанского отряда, Леонид Покровский, скончавшийся от тяжелого ранения 25 декабря 1900 года на ферме Паардепорт. И Сергей Дрейер, поручик, сражавшийся в Трансваале и попавший контуженным в плен при обороне Претории. И подпоручик Василий Никитин, выдающийся офицер, после боёв вернувшийся на Родину, но наслаждавшийся покоем недолго – погибнет в боях с хунхузами в Китае.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Памятная мраморная плита, посвящённая Леониду Покровскому, которого буры знали как Лео

Не будем забывать и нелюбимого Максимовым князя Николая Багратион-Мухранского, который не будучи военным, был превосходным стрелком и выносливым человеком, при этом он воодушевлял лишь своим видом буров, принимавших его за казака. Нико, как его называли друзья, отчаянный гордец, даже в плену довёл англичан до белого каления вечными обвинениями в военных преступлениях, вероломстве и милитаризме.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Николай Багратион-Мухранский с семьёй

Около полугода своей жизни отдали Трансваалю братья Гучковы, Александр и Фёдор, воевавший в известной роте коммандос Крюгерсдорп.

Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Александр Гучков во время войны в Южной Африке

Добровольцев незаслуженно забытых было много – гимназист Калиновский и крестьянин Куманцев, Ляпидевский и подпоручик Дашков, Акошкин и погибший в бою Дуплов, также погибший Петров и инженер Семёнов, который позже станет ни много ни мало главным архитектором Москвы и автором планов восстановления Севастополя и Сталинграда, Ростова-на-Дону и Смоленска.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Молодой инженер, будущий архитектор Владимир Семёнов

С каждым годом эти фамилии стираются и предаются забвению. Современной власти ЮАР, которая опрокинула министерство образования, как и многие другие министерства, превратив их в племенные вотчины, эти люди никто. Единственные, кому они дороги – это сами буры, успевшие получить хорошее образование, такие как писатель и публицист Дан Роодт (о нём подробнее в следующий раз), хорошо знакомый и с историей Максимова и братьев Гучковых. К сожалению, и до наших доморощенных умников плохо доходит необходимость знания своей истории и важность хотя бы иметь в виду наличия таких перспективных союзников, как белые южноафриканцы в стратегически важном регионе, через порты которого проходят сотни судов.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)

Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
И последняя деталь. 6 октября 2013 года в Йоханнесбурге была освящена часовня во имя святого равноапостольного великого князя Владимира, возведённая в память о русских добровольцах, погибших в Южной Африке во время англо-бурской войны 1899-1902 годов. Закладка часовни и её освящение прошли при стечении немногочисленной русской диаспоры и ещё более немногочисленных оставшихся в живых после демократизации представителей белых южноафриканцев.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 6)

В апреле 1902 года лидерам Трансвааля и Оранжевого государства стало ясно, что если не остановить войну, то африканеров как народа, в том числе и буров, просто не останется на планете как единицы. После крайне болезненных переговоров с главнокомандующим британскими оккупационными войсками Китчнером (создателем системы концлагерей в Южной Африке) и колониальным администратором Милнером, представители некогда свободных республик признали власть британской короны и лишились независимости.

При этом мирный договор, вошедший в историю под именем Феринихингского, гарантировал бурам амнистию, как и остальным африканерам, разрешал использование нидерландского языка, бурам гарантировалось в будущем создание автономного самоуправления и т.д. В этом же договоре значился крайне важный и симптоматический пункт под номером 8, в котором говорилось, что предоставление полных избирательных прав различным местным жителям зависит напрямую от их способности к самоуправлению (!). Повторяю, этот договор был подписан Британией.
ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 6)
Феринихингский договор

Чтобы более полно оценить как последствия этого пункта, так и само наличие его в договоре, кратко опишем ситуацию 1902 года. Регион находился в состоянии войны всех против всех и был тотально разорван.

Африканеры Трансвааля не понимали - почему африканеры Капской колонии и Наталя не восстали. Некоторые буры стали лояльны англичанам, уважая букву закона, как того требовали их представители. Националистично настроенные буры продолжали сопротивление, мутируя, как проигравшая сторона, согласно логике войны, в банды. Их порой преследовали даже сами уже сложившие оружие собратья, ставшие членами местных органов правопорядка. Это не считая англичан, живущих в Южной Африке, которые согласно договору получали все гражданские права.

Что же касается чернокожих африканцев, то здесь дела обстояли куда хуже. Из могилы постоянно вылезал к тому времени уже покойный Сесил Родс, который не только активно натравливал банту на буров, а отдельные племена банту друг на друга. Он яро противодействовал свободному перемещению чернокожих. Так, негры были лишены права свободного передвижения, а также права селиться в «белых» городах. Более того без разрешения «свыше» племена и их представители не могли вторгаться на земли других чернокожих племён. Это «как жуткое наследие апартеида» звучало крайне иронично, когда партия Манделы, состоявшая в основном из народа коса, АНК и партия зулусов «Инката» азартно резали друг друга на излёте режима.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Сесил Родс

Сам Сесил Родс вообще не считал, что необходимо как-либо интегрировать отсталые в правовом, промышленном и социальном развитии чернокожие африканские народы в современное общество по средству образовательных учреждений. Приведу слова самого яркого имперского британца Родса: «Учёный негр, господа, это крайне опасное существо!»

Британцы не особо изменили политике своего любимого магната. Посулив чернокожим племенам всевозможный хабар и права, в которых те, правда, ничего не понимали, они искусно под стать своему предшественнику натравливали их на буров. К примеру, генерал Роберт Баден-Пауэл, а тогда бывший палач одного из лидеров народа матабеле Увини, хорошо усвоил «уроки» Родса. Он сумел «соблазнить» племя баролонгов, когда буры осадили доверенный ему гарнизон Мафекинга. Из чёрных африканцев Баден-Пауэл сколотил отряд так называемых скаутов, вооружил огнестрельным оружием и отправил резать буров. Винтовки, доверенные баролонгам, стали единственной ценностью современного мира, до которой им довелось прикоснуться, как во время войны, так и после её завершения.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Британские скауты при Мафекинге

Таким образом, 8 пункт договора, действующий на территории, принадлежащей Британской короне, был призван сохранить сегрегацию в регионе, оставить разорванный регион под своим управлением, учитывая отсталость отдельных областей друг от друга, а также гарантировать безопасность и контроль над алмазными и прочими шахтами.

Не сказать, чтобы буры сильно противились этому пункту. Во-первых, они были загнанны в угол, балансируя на грани полного истребления. Во-вторых, никакой возможности интегрировать чернокожее население в современное общество не было. Дать образование и правовую базу людям, для которых только вчера верховным судьёй был вождь, а социальные обязанности отсутствовали даже перед собственными детьми (в культуре зулу того времени главное их плодить, а не воспитывать), не было ни кадровых, ни финансовых ресурсов. В-третьих, неприязнь к народам банту, явившимися в Южную Африку позже белых поселенцев (см. Часть 1), бродила в бурах ещё до войны, а уж после неё поселилась на уровне инстинкта, т.к. британцы постоянно использовали чернокожих в качестве лазутчиков и посыльных.

В 1909 году парламент Британии одобрил «Акт о Южной Африке», а 31 мая 1910 года состоялось провозглашение нового британского доминиона - «Южно-Африканского Союза» (Капская колония, Наталь, Трансвааль, бывшее Оранжевое государство).

Стоит отметить, что уже в 1911 году был введён так называемый «цветной барьер». В реальности он воплотился в изгнании с шахт белых (!), которым нужно было платить достойную зарплату. А на их место пришла дешёвая рабочая сила в виде чернокожих. Сказать, чтобы вездесущий Родс, будь он жив, от радости подпрыгнул бы до небес, не сказать ничего. Ведь именно он был не только «архитектором апартеида», но и основателем алмазодобывающей компании De Beers (сейчас ею владеет компания Anglo American). К тому же частное предпринимательство было сосредоточено в руках англичан.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Сайт компании De Beers

В 1913 году появляется на свет «Закон о землях туземцев», закреплявший территории чернокожих африканцев в рамках определённых границ. Это и будут «бантустаны», названные так в честь народов банту. По сути это попытка лавирования между алчными желаниями британских магнатов и надеждой ужиться с чернокожими южноафриканцами, дав им возможность со временем сформировать свои институты самоуправления, которые не будут функционировать вокруг вождей и права сильного. Наивно, конечно, учитывая, что туземные земли не могли, на радость магнатам, удержать своё население в границах. Во-первых, территории были малы для проживаний тех, у кого многожёнство и сеяние детей как редьки в рамках обычаев (у недавнего демократического президента ЮАР Зумы было только признанных 5 жён и 18 детей). А, во-вторых, объяснить понятие границы тем, кто под нажимом зулусской империи кочевали годами, очень сложно.

Но страна продолжала полыхать. Мятеж Якоба Деларея в 1914 году был задавлен британской армией с помощью самих африканеров. В это же время ЮАС вовсю участвовал в Первой Мировой войне как союзник Британии. В награду африканерам разрешили преподавать в школе на «африкаанс» - весьма своеобразном языке не только белых, но и чёрных африканцев, шедший из немецкой ветки языков.

Забастовки горняков, угрозы новых бунтов, засилье, как считали уволенные шахтёры, «кафров» на рабочих местах – всё это трясло страну. Вскоре правительство доминиона, которое заранее завели на минное поле, снова подорвалось. Они были вынуждены выгнать с шахт чёрных работников и вернуть на работу белых, среди которых как на дрожжах росло количество безработных. Чтобы как-то сгладить социальную напряжённость, власти решили закрутить гайки апартеида.

Сам термин «апартеид» (т.е. раздельное проживание) впервые произнёс Ян Смэтс, один из премьер-министров ЮАС, воевавший в англо-бурской войне и… И являвшийся личным юрисконсультом Сесиля Родса. Перерождение Смэтса в бурского офицера до сих пор заставляет некоторых видеть в нём засланного казачка.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Кейптаун в "тёмные времена апартеида"

После войны все негры, не являющиеся наёмными рабочими, подлежали обязательному переселению в отведённые их народам территории. Эти территории теперь официально рассматривались властями ЮАС либо как «независимые государства», либо как «самоуправляемые территории». Крах прежнего британского влияния после Второй Мировой позволил до злости раздражённым африканерам пойти на решительные и не очень обдуманные шаги. Ведь предприниматели, как английские, так и местные, продолжали завозить дешёвую рабсилу. Но налоговые доходы от промышленности и теперь дарили надежду сохранить белую Африку, отдав часть территорий и подтянув их до своего уровня.

Таким образом, апартеид в Южной Африке не был тем пещерным расизмом, которым он преподносится сейчас. И уж тем более отличался от той дикости, которую проповедовали британцы и Сесил Родс в конце 19-го и начале 20-го века. Среди откровенно сегрегационных законов апартеида были и законы, направленные на развитие самоуправления чернокожих африканцев и их образования.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
"Тёмный апартеид" 60-х годов

С 1951 года власти обязали предпринимателей, нанимающих рабсилу из бантустанов, строить для них жильё. Расскажите это современным гастарбайтерам, которые без всякого апартеида обходятся. В 1958 году вводится закон об улучшении самоуправления чернокожих африканцев в бантустанах, направленный на скорейшее создание собственных правительств. В следующем 59-м «закон об инвестиционных корпорациях банту» создал механизм перевода капитала в бантустаны для создания там рабочих мест. В том же году прошло увеличение количества ВУЗов для чернокожих. И т.д., и т.п. Но подобные «мелочи» либо основательно забыты, либо замалчиваются, а на передний план выходят кричащие слова – «рабовладение» (которое как калька ложится на использование «гастарбайтеров»), «расизм» и прочее.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Беспорядки в современном ЮАР - зулу вышли "поддержать" своих кандидатов

При этом такие партии как «Инката», представляющие интересы народа зулу, вполне поддерживали систему разделения, опасаясь даже не белых, а своих же чёрных собратьев, к примеру, народ коса. Власти, несмотря на некоторую недальновидность, прекрасно понимали, что чёрное большинство не только агрессивно настроено против белого меньшинства, но и против друг друга – слишком глубоко сидели межплеменные разногласия. К тому же оппозиционно настроенные представители чёрных южноафриканцев, подбадриваемые товарищами из-за границы, которые и знать не хотели о тонкостях ЮАР, не располагали достаточным количеством кадров, чтобы управлять такой развитой страной. Но ЮАР, как конкурент, а вовсе не по причине апартеида, шельмовался в ООН вовсю. Попытки объяснить ситуацию с точки зрения Южной Африки натыкались на повальное доктринёрство.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 7)

Несмотря на «тёмные» времена апартеида, которые во многом изрядно раздуты и артистически драматизированы в черепных коробках тех, кто «за всё хорошее – против всего плохого», ЮАР тогда построила фантастическую по африканским меркам инфраструктуру и промышленность. При этом многие отрасли промышленности, развитые в ЮАР, до сих пор на всём континенте носят звание «первых и единственных». К примеру, южноафриканский автопром, в лице таких брендов как Ranger (созданный совместно с General Motors), Glass Sport Motors, Basil Green Motors и так далее. Эти компании, конечно, ввиду экономических и политических потрясений завоевать рынки не смогли, но до сих пор остаются первыми и единственными. А в 2007 году, так сказать, на старых дрожжах на свет появилась компания Perana, которая запустила мелкосерийное производство суперкара Perana. Как компания, так и модель автомобиля названы в честь модельной линейки Basil Green Motors.
ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 7)
Ranger модели В

С 1968 года правительство даёт новый импульс для развития собственного военно-промышленного комплекса, хотя к этому году в ЮАР насчитывалось свыше 150 предприятий, выполнявших военные заказы. Когда официально, а когда и тайком без огласки в ЮАР завозились образцы вооружения развитых европейских стран для их последующего изучения, а также импортировались технологии и сами конструкторы. Уже к 1970-м годам ЮАР успешно производила собственные бронемашины Eland (привет французам) и танки Olifant (привет британцам). По лицензии производились различные системы ПВО, к примеру, французский «Кактус». В небе Южной Африки пролетали произведённые уже на её земле «Миражи» и «Импалы». Это не считая стрелкового вооружения и т.д. И, конечно, не стоит забывать, что многие эксперты считают, что ЮАР была обладателем шести ядерных зарядов. По крайней мере, ядерная программа Претории тайной не была, за что её активно давили со всех сторон. Однако, в итоге из вечного импортёра страна стала крупным на мировом рынке экспортёром.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Танк Olifant

Ввиду секретности и относительной закрытости, которая пестовалась другими странами различными санкциями, доподлинно точно неизвестно была ли у ЮАР собственная космическая программа. Однако, ракетные технологии в стране развивались весьма активно, а периодически появляющиеся у современной Южной Африки «космические» аппетиты вряд ли могут возникнуть на пустом месте.

3 декабря 1967 года в ненавистном ЮАР в Кейптауне кардиохирург и хирург-трансплантолог Кристиан Барнард первым в мире совершил пересадку человеческого сердца. Кстати, и тут маячит «русский след», так как сам Кристиан в 1960-м году прилетал в Москву для встречи и консультаций с известным учёным-трансплантологом Владимиром Демиховым, которого позже именовал «отцом трансплантологии сердца и лёгких».

В 1976 году началось строительство первой и единственной на всём Африканском континенте атомной электростанции «Коберг» в 30 км от Кейптауна. Несмотря на террористическую атаку «борцов с апартеидом», о которой автор подробнее расскажет ниже, АЭС «Коберг» была введена в эксплуатацию в 1984 году и работает по сей день, в гордом одиночестве.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
АЭС Коберг

И так, маленький штрих к портрету. В 1961 году была открыта трасса Кьялами, которая соответствовала всем требованиям для проведения гонок «Формула-1». С 1967 года эта трасса была домом Гран-при Южной Африки. В 1975 году к ликованию южноафриканцев их соотечественник Джоди Шектер взошёл на высшую ступень пьедестала. С 1994 года, т.е. со времени окончательной «демократизации» ЮАР, гонки более не проводились. И в самом деле, зачем? Ни одного чернокожего пилота за столько лет! Это ж расовая сегрегация! Долой!
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Но и эта малая часть не самой обыденной, правда, действительности ЮАР того времени даже сейчас тщательно просевается через сито стереотипов, доктринёрских убеждений, бесконечно далёких от реальности, и «правильных» картинок. Апартеид, созданный британцами и унаследованный африканерами ввиду безвыходности, был жёстким и жестоким, но являлся единственной преградой от того запала повальной резни и обнищания, который рванул в конце прошлого века. Эту систему следовало реформировать до постепенного полного снятия, но в этом никто, кроме некоторых африканеров заинтересован не был, тем более за границей.

С внешней стороны на ЮАР оказывалось давление по всем фронтам. Клеймила страну позором ООН и отдельные страны, раздувались от возмущения различные политические партии и течения, негодовали разного рода «леваки» и «прогрессивные» студенты и т.д. На голову южноафриканцев сыпались бесконечные санкции, делегации ЮАР третировались в самых высоких кругах, даже аполитичных спортсменов подвергали самому грязному шельмованию. Как ни странно, Кристиан Барнард, тот самый трансплантолог и, кстати, противник режима, не скрывал, что Нобелевскую премию он не получил как раз по той причине, что был белым южноафриканцем (!). В печать поступали исключительно выверенные фото ужасов апартеида, которыми СМИ снабжали «борцы с режимом».
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Пикет против южноафриканских спортсменов

Стоит отметить, фотографиями снабжали крайне грамотно, в нужный момент и с правильным ракурсом. К примеру, во время любых незаконных митингов в пиковые моменты на передний план выходили дети, которые непременно попадали в объектив. Вообще использование полуграмотной местной ребятни было поставлено на поток, чтобы фотки были более слезливыми. Словно по мановению волшебной палочки перед очередным независимым фотографом возникали детишки, которые и читают-то с трудом, вооружённые плакатами, на которых намалёван целый талмуд требований и воззваний. И, конечно, это просто случайность, если вы достаточно тупы, чтобы поверить в это. В общем, политтехнологии мало изменились и сейчас – взгляните на адептов Навального.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)

Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Вершиной эксплуатации малолеток (точнее, что известно доподлинно) стала смерть 14-летнего активиста Стомпи Моекетси, которого подозревали в предательстве товарищи из локомотива борьбы с апартеидом Африканского национального конгресса (АНК). Парня похитили при участии жены Нельсона – Винни Манделы, а после зарезали. Винни сама принимала участие в экзекуции. Труп позже был использован в политических целях дискредитации властей. Каждый раз, когда беспорядки начинали гаснуть, как по волшебству появлялся истерзанный труп очередного «борца с режимом».
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Данное фото уже из современного ЮАР, традиции вечны - "митингуют" сторонники АНК (автор разразился злым смехом)

Но это сложные следственные процессы, а что из общеизвестного кластера оставалось на редакторских полках, чтобы не портить картину «борьбы за свободу»? Начнём с самого полного мифов и радужных небылиц фетиша «борцунов» - Нельсона Манделы. Он возглавлял боевое крыло АНК и пошёл под суд за террористическую деятельность, что не помешало из него лепить просветлённого гуманиста. А случай с его женой Винни, который нечаянно всплыл, далеко не единичный.

Поначалу АНК, в самом деле, ограничивался саботажем, но быстро вошёл во вкус. Кровавые теракты прокатились по всей ЮАР – Претория, Порт-Элизабет, Дурбан и т.д. Взрывали и обстреливали любые людные места – кафе, бары, гостиницы. В августе 1966 года «борцы за свободу» даже умудрились перехватить пассажирский поезд. Они перебили всех белых железнодорожников и подожгли состав, заблокировав двери. Пострадали свыше 290 мирных граждан.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Горящий пассажирский поезд в ЮАР

В 1981 году подонки совершили дерзкую вылазку в сердце ЮАР, в Преторию. В результате этого «рейда» погибли 18 человек. А в 1982 году банда клинически безграмотных «активистов» АНК осуществила нападение на строящуюся АЭС «Коберг» (!). Это грозило не только сбоем в сроках сдачи, но и крупной техногенной катастрофой. Но мыслительные функции обычно у «борцунов» отбиты напрочь. В 1986 году совсем юный «активист» Роберт Макбрайд метнул бомбу в придорожный бар. Было убито три человека, 69 получили ранения. В 2003 году за такие «заслуги» Макбрайд стал шефом полиции Йоханнесбурга. Мило, ну просто, мило.

Это лишь некоторые теракты на совести «борцов с апартеидом». Фоном для всего этого беспредела была периодическая резня обычных уличных прохожих белого цвета. 13 апреля 1986 года практику убийства белых жителей ЮАР на одном из митингов одобрила уже известная нам Винни Мандела (член исполкома АНК в тот момент). И не просто одобрила, но и дала своего рода благословление на казнь мирных жителей весьма изощрённым способом, практиковавшимся активистами АНК. Бедолагу заволакивали в подворотню, надевали на голову покрышку поплотнее, пропитанную бензином, и поджигали. Это именовалось "ожерельем". «Борцы за свободу» были в восторге! Кстати, как только Мандела придёт к власти, Винни получит огромную виллу, станет замминистра по культуре, войдя в историю как тотальная взяточница каждый раз уходящая от суда, и даст дуба только в апреле сего года.

Однако, как это ни странно, но к падению апартеида, на альтернативу которому пришёл махровым чёрный расизм, разрушающий ЮАР, привели отнюдь не санкции, тишком да молчком преодолеваемые властями. Не повлияли на режим и теракты, которые вообще обыденность в современном мире. И уж точно главную роль не сыграли толпы безграмотных крикунов, периодически беснующихся на территории компактного проживания чернокожего населения. Эти акты неповиновения не затрагивали крупные стратегически важные города и не сказывались трагически на промышленности, так как в самом чернокожем социуме далеко не все разделяли взгляды АНК с её бойкотами и забастовками. На место сотни бастующих приходили сотни готовых работать. Кстати, последних, своих же чернокожих «братьев», за желание заработать знатно поколачивали активисты АНК, вплоть до убийства.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Активисты АНК сожгли и забили до смерти неугодного чернокожего рабочего

По моему скромному мнению, решающую роль в падении режима, приведшего к общегосударственному коллапсу, сыграл тогдашний президент ЮАР Фредерик де Клерк и целая орава интеллигенствующих псевдогуманистов, собравшихся вокруг его фигуры. Фредерика де Клерка называли «южноафриканским Горбачёвым», по сути, этим всё сказано. Эта шайка просвещённых и прогрессивно мыслящих, которые никогда не несут ответственность за свои, мягко говоря, недальновидные решения, просто хотела понравиться зарубежью, похрустеть круасаном в Париже, трясти ладошки лидеров других стран под одобряющие похлопыванья по плечу. Ничего не напоминает? Безусловно, ничего общего между нашим современным строем или строем Советского Союза с апартеидом и близко нет. Но политтехнологии разрушения стран всегда аналогичны.

В 1990 году был снят запрет на деятельность АНК, т.е. организации одной из отделений которой была разветвлённая группа террористов. Уже в 1991 году так называемые политзаключённые, крупная часть которых была опытными террористами, вышли на волю. Также в 91-м году опомнившиеся после близкого знакомства с «узниками режима» либеральные леваки предложили новую государственную модель, по которой каждая расовая группа должна была иметь равный вес в законодательных органах власти, чтобы воспрепятствовать господству отдельной партии или расы. Недавно освобождённый Мандела даже слушать этого не пожелал.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Подростки со "светлыми лицами" держат плакат - "убей бура"

Да, да, этот тип, которого нам рисуют милым дедулей с белоснежной улыбкой и седыми волосиками, в своих действиях, а не в публичных речах для недалёкой толпы, был болезненно тщеславным властолюбивым бескомпромиссным и даже вороватым дядькой, у которого за время отсидки чердачок на бок съехал. Он семимильными шагами шёл к власти, не чураясь никаких методов. Даже свою коррумпированную по самые гланды жёнушку он отстранил от статуса первой леди и связей с этим званием связанных только после того, как до него дошли сведения, что во время заключения благоверная помогла ему отрастить ветвистые рога с его же адвокатом.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
После этих событий ЮАР погрузилась в ад. Белых южноафриканцев, по праву считавших ЮАР своим домом, резали повсеместно. 27 марта 1993 года лидер одного из политических ответвлений АНК – Панафриканского конгресса – Кларенс Маквету, по моему мнению отъявленный подонок, с истеричной радостью взял на себя ответственность за недавнее убийство белой женщины и двух её детей и призвал всех убивать белых «и детей, и стариков». И их убивали…

Увидев такой разгул «демократии», пока «мировая общественность» предвкушала победу над апартеидом и билась в радостной истерике, завибрировали даже бантустаны. Квазулу, Бопутатсвана и Сискей открыто заявили, что многопартийное унитарное государство, в котором АНК с этим стариком Манделой во главе будут единоличными правителями, их не устраивает и сделали, как говорится, тёте ручкой. Белые также выступили за право на самоопределение.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Чтобы сохранить власть над распадающейся на глазах страной, а значит и над месторождениями золота, алмазов, платины, ванадия и прочих ценных ресурсов, которые, как на зло, были рассеянны по всей стране, включая бантустаны, АНК спровоцировала множественные кровавые столкновения с «сепаратистами». Так, в историю вошла резня в Собакене, в Бойпатонге, в Бишо и т.д. Мандела сразу же разыграл и эту кровавую карту в свою пользу, обвинив власть, хотя зачинщиками были его же активисты. Даже отвратительный теракт 25 июля 1993 года, когда четыре чёрных отморозка гранатами и автоматическим огнём убили 12 прихожан в церкви Кейптауна во время богослужения, пошёл в копилку «борцов против апартеида».

Отстранив всех конкурентов, в том числе и физически, от выборов, Мандела 9 мая 1994 года стал президентом ЮАР. На этот пост его назначила победившая на выборах АНК, набравшая 63% голосов чернокожих избирателей. А как АНК умела «убеждать» читатель уже понял.

В заключительной части рассмотрим нынешнее положение дел в ЮАР и «русский интерес» этой страны.

ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)

После падения апартеида ЮАР погрузилась на такое дно демократии, что простым перечислением фактов в стиле «до и после» можно смутить обывателя, который начнёт нервно ёрзать и что-то невнятно бубнить про идеализацию прежнего режима и слишком тёмные тона для нынешнего состояния страны. И это закономерно: уж просто фантастически выглядит контраст между старой ЮАР и современной. С одной стороны, жёстко режимная страна с развитым ВПК, развивающимся автопромом, самолётостроением, атомной промышленностью, фармацевтикой и инфраструктурой. С другой стороны – современная демократия, бьющая рекорды по количеству убийств, ограблений, изнасилований, ВИЧ-инфицированных и закрывающихся предприятий несырьевого сектора. Все ядерные и космические программы, в которых худо-бедно теплилась жизнь, сейчас практически умерли.

Итак, взглянем на беспристрастную статистику. Уровень безработицы в ЮАР на 2017 год – свыше 26%, т.е. около 6 млн. взрослых людей Южной Африки полностью предоставлены самим себе. 15% граждан страны заражены ВИЧ, а это, на минуточку, опять-таки свыше 6 млн. человек. Кроме того, чернокожий министр здравоохранения республики Аарон Мотсоледи, который в самом деле пытается что-то исправить, но натыкается на партийные и племенные распри, открыто заявил, что 28% южноафриканских школьниц заражены ВИЧ. Министр пришёл к выводу, что это является последствием секса несовершеннолетних учениц с взрослыми и пожилыми мужчинами. Видимо, расцвет демократии достиг таких высот, что почти треть школьниц (в том числе в возрасте от 10 до 14 лет) отдаются здоровенным дядькам за материальное подспорье.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Центральные улицы Йоханнесбурга

Как ЮАР будет выползать из этой ВИЧ-ямы, понять трудно, так как политическая власть принадлежит в основном малограмотным гражданам с племенной психологией, которые специалистов и слушать не хотят. Зато на них активное влияние оказывают ТНК, как сотню лет назад. К примеру, преемник Манделы президент Табо Мбеки, по совместительству лидер АНК до 2007 года, вообще отрицал вирусную природу СПИДа и противодействовал любым современным и эффективным мерам противодействия эпидемии, нечего, мол, деньги на глупость тратить.

Также ЮАР уже практически традиционно возглавляет рейтинг по количеству изнасилований в год. Цифры, похожие на данные фантастического фильма ужасов, говорят о том, что в год в стране победившей демократии насилуют в среднем до 500 тысяч человек, вне зависимости от пола и возраста. При этом в 41% случаев жертвами сексуального насилия становятся дети. Более того, освобождённые от гнета апартеида «бедняжки» оказались в образовательном плане настолько дремучими, что, несмотря на 24 года «демократии» и «общедоступного» просвещения, до сих пор верят, что СПИД легко лечится сексом с девственницей. За эти годы в девственницах настал жуткий дефицит, а потому 15% изнасилованных – это дети до 11 лет.
ЮАР. Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (часть 8, заключительная)
Ситуация со статистикой умышленных убийств не менее «прогрессивная». За прошлый год по разным данным было убито около 20 тыс. человек, это означает, что ежедневно насильственно на тот свет отправлялось свыше полусотни душ. И это только официальная статистика, которая на фоне постоянных рапортов об улучшении ситуации со стороны властей, доверия не внушает. При этом преступность ЮАР имеет мало общего с известными нам ОПГ, «крышеванием» и прочими атрибутами «чёрного бизнеса». Убийство ради модного гаджета далеко не редкость, а география безопасных зон стремительно снижается. Всего лишь два месяца назад в Претории, в которой, в отличие от абсолютно «почерневшего» Йоханнесбурга, ещё живут белые, средь бела дня убили двух египетских бизнесменов.

На практике демократизация после падения апартеида обернулась настоящей экспансией в племенном духе. В города хлынули безграмотные толпы жителей бантустанов, которые вовсе не желали какой-либо социализации. «Освобождённые» граждане просто захватывали пустующие квартиры, медленно выдавливая всех жителей из здания. Целые кондоминиумы пали под напором агрессивных масс, словно древние крепости. Владельцы зданий отключили захватчикам электричество и водоснабжение. Но это граждан не смутило от слова совсем. Более того, под естественные человеческие нужды захватчики приспособили всё возможное – от окон до лифтовых шахт.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Жилищный комплекс Ponte City

Печальным символом тысяч подобных «приватизаций» стал жилищный комплекс Ponte City, третий по высоте небоскрёб в Африке. Построенный по оригинальному проекту в виде колодца, Ponte City был фешенебельным зданием с прекрасным видом из окна. Во время сноса апартеида комплекс захватили и по старой доброй традиции внутренний дворик колодца загадили до пятого этажа (!). 20 лет потребовалось властям, чтобы выгнать из небоскрёба-символа Йоханнесбурга оравы банд и просто пришлых отморозков. Но элитным это жильё уже не станет никогда. За время нахождения в руках «пострадавших» от апартеида небоскрёб периодически пользовался славой «башни самоубийц».
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Совсем недавно так выглядел внутренний двор жилищного комплекса Ponte City

Сейчас здание является жилым. Но белых тут уже практически не осталось. Теперь оборону держат чернокожие южноафриканцы от своих же чёрных собратьев за пределами башни. Район остаётся крайне криминогенным, но сама башня закрыта ото всех, что в условиях ЮАР уже большой комфорт.

Белое население спасалось от всех радостей свободы и братства двумя путями. Одни уезжали из страны — на данный момент свыше 1 миллиона человек, т.е. уехал каждый четвёртый белый. Это те, кто имел средства и родственников в Старом Свете. Более же упрямые товарищи строили мини-крепости и рубежи обороны в относительно безопасных кварталах или вовсе за городом. Поэтому повсеместно натянутая по периметру заборов и зданий проволока, хоть и не колючая, но шарахнуть электричеством может от души.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
И не дай вам Бог спутать это с "неправильной сушилкой"

При этом статистику убитых африканеров официальные власти либо не ведут, либо всячески замалчивают. По различным данным, со времён краха апартеида убито около 100 и более тысяч белых южноафриканцев, и это без подсчёта так называемых «цветных», которых чернокожие считали пособниками белых и которые попали под «молотки» едва ли не первыми. Схема нападения практически одинакова – в дом врывается толпа изуверов, убивают мужчин, по пещерной безграмотности хватают всё, что плохо лежит, и, конечно, насилуют женщин. Если после этого жертвам насилия удаётся выжить, хотя шанс ничтожен, то эта жизнь будет короткой ввиду тотальной эпидемии СПИДа.

Порой ватага отморозков прихватывает с собой пару «сувениров» в виде частей тела своих жертв. Так, школьницу Анику Смит ворвавшиеся в дом чернокожие бандиты застали в одиночестве. Её массово изнасиловали, а напоследок отрезали предплечья для каких-то шаманских ритуалов. Убийства носят расистский характер — в этом нет никаких сомнений. Один из чёрных садистов, вырезавший поголовно целую семью, включая едва родившегося ребёнка, гордо признался: «Я убил их, потому что они были белыми».

Не стоит забывать и бесконечные нападения на буров-фермеров, расходящиеся волнами после политического призыва ныне правящей партии АНК: «Убей бура, убей фермера». Уже убито свыше 5 тысяч фермеров и членов их семей. И статистика отнюдь не снижается, в лучшем случае она «плавает» от плюс 20 до минус 20 убитых за год. Однако надеяться на перемены глупо. Власти слепы и глухи до обидчивости. Когда австралийский министр внутренних дел Питер Даттон после введения закона об экспроприации земель африканеров объявил, что их страна готова принять преследуемых белых фермеров, нынешний президент ЮАР Сирил Рамафоса забился в падучей. Рамафоса возмутился: как могли законно «демократически» избранное правительство обвинить в нарушении прав? Венцом этого театра стало утверждение Сирила, что ЮАР остаются «единой нацией».
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Африканерская певица Sunette Bridges

И это на внешнем контуре, что уж говорить о внутреннем. Если инакомыслящих не уничтожают физически, то шельмуют в прессе и стараются затаскать по судам. К примеру, белую южноафриканскую певицу Sunette Bridges, которая является активистом движения за самоопределение африканеров, регулярно тащат в суд или требуют извинений за наличие собственного мнения. Созданный ею сайт, который вёл подсчёт убитых от рук чернокожих бандитов африканеров, вдруг прекратил работу. Наверное, чистая случайность.

Ещё сильнее пытаются замолчать введённые дискриминационные программы против белых, такие как Black Empowerment Economy, которая предусматривает неоспоримые привилегии для чёрных при приёме на работу. На практике это привело к увольнению белых и приёму безграмотных, но зато чёрных работников. На улице оказались тысячи квалифицированных африканеров, которые как честные рабочие не успели скопить денег для эвакуации из страны. Именно они пополнили современные мини-бантустаны, а попросту гетто для нищих белых. И никаких перспектив и «программ реабилитации» не предвидится даже в принципе. Кстати, в данных гетто чернокожим власти селиться запрещают.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Резервации для белых

Утечка мозгов и уничтожение сельского хозяйства ввиду того, что «отжатые» у убитых или сбежавших фермеров земли приходят в запустение (ну не хотят «борцуны» работать, да и не умеют), всё более увеличивает исключительность только сырьевого потенциала страны, на радость транснациональным компаниям. Сама же ЮАР, некогда вполне обеспечивающая себя продуктами питания, сейчас достигла пика импорта продуктов с 70-х годов. Т.е. угроза голода, способного и без того разорванное государство превратить в Сомали, вполне реальна.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Однако есть ли возможность вменяемой и африканерской Южной Африки? Слабая, но есть. Это Фолькстат, т.е. белая автономия с перспективой независимости, основанная на конституционном праве африканских народов на самоопределение. Именно поэтому «чёрные» власти всячески стараются приравнять белых к колонизаторам, хотя сами как народ банту не являются ни автохтонным, ни коренным для Южной Африки. Основой для Фолькстата становятся такие коммуны, как Орания. Жители этого городка выкупили землю, приняли круговую оборону и худо-бедно держатся не первый год.

Также стоит учесть, что многие буры, как и многие африканеры, продолжают надеяться и держать порох сухим. Так, правые и консервативные движения ЮАР уже давно обучают молодёжь в летних загородных лагерях самообороне, методам ведения войны и родному языку. И как бы СМИ ни старались нацепить на них клише расистов, что немудрено, учитывая признаки прямой и непрямой цензуры, в такие «летние школы» поступают всё больше «учеников». Это ли не расслоение? Или это "единая нация"?
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Фото из одного "летнего лагеря" ярко иллюстрирует картину единства страны

Один из лидеров африканеров, писатель и публицист Дан Роодт, в прошлом ярый противник прежнего режима, по сути, напрямую говорит о геноциде белых южноафриканцев, а ситуацию описывает следующим образом: «Расизм лишь усугубился после падения апартеида». Он же считает, что россияне, помогавшие бурам более ста лет назад, способны на это и сейчас, т.к. Россия и африканеры ЮАР на международной арене одинаково игнорируемы и их многое роднит. Буры и сейчас готовы провести выборы и выдвинуть собственных лидеров при известной степени поддержки, при этом новая бурская республика во всех планах располагается на территории нынешней ЮАР таким образом, что имеет выход к океану. Может, это единственный способ остановить насилие?

С одной стороны, что мы там забыли? Нужно быть прагматиками, верно? А с другой стороны, ЮАР состоит в БРИКС, но внутри страны властвуют ТНК не нашей державы. Стоило президенту Зуме (ещё тому вождю) начать сотрудничество с Россией по строительству АЭС и совместной космической программе, как этот лидер вылетел из президентского кресла впереди собственного визга. При этом крайне оживилась западная пресса. К примеру, ранее толерантно помалкивающая радиостанция «Свобода» ощетинилась всеми гранями ненависти к Зуме – от многоженства до коррупции. А позже и вовсе нарекла его другом Путина. Конечно, это совершеннейшая случайность, да? Кстати, все проекты легли под сукно – это в лучшем случае.
Белые вне закона, или Кто ждёт в Африке русских офицеров (части 5-8)
Президент Сирил Рамафоса

Восседающий в этом кресле ныне кавалер ордена Баобаба (не шучу) Сирил Рамафоса, мало того что имеет собственные бизнес-интересы, ради которых во время забастовки рабочих он отправил на тот свет 34 чернокожих пролетариев в Марикане, так ещё и находится под угрозой импичмента. Политическая нестабильность президентов, напоминающих племенных вождей, пляшущих под чужую дудку, ставит под большое сомнение успешное сотрудничество в новых рамках.

А вот ставка на законное право самоопределения африканеров в рамках новой республики даёт шикарное пространство для манёвра при грамотной работе. Ведь у нас всегда кричат о глобальных интересах и необходимости играть на опережение, правда, эти же люди любят покричать и о том, что мы «там» забыли. Известная степень доверия ввиду безвыходности ситуации со стороны лидеров африканеров, преференции для отечественных компаний и со стороны новой республики и со стороны ЮАР, если вовремя занять позицию рефери и т.д. и т.п. Но такие тонкости обычно тонут либо в близорукости, либо в доктринерстве, увы…

Картина дня

наверх