На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Странная военная операция. Время снова пересчитать танки. Мы вынуждены менять статус СВО (3 статьи)

Странная военная операцияСтранная военная операция

Специальная военная операция на Украине, которая, как неоднократно заявляли в Министерстве обороны РФ, «проходит согласно плану», вызывает все больше вопросов. Главный вопрос – что это за план такой, если он предусматривает оставление территорий с людьми, которые поверили в то, что Россия пришла навсегда, начали получать российские паспорта, а теперь вынуждены либо бежать, либо в страхе ожидать репрессий со стороны украинских властей?

Что это за план, если Донецк по истечении полугода СВО продолжает оставаться под огнем украинской артиллерии, а Украина продолжает милитаризироваться и накачиваться западным оружием, поставки которого беспрепятственно идут непрерывным потоком?

Давайте порассуждаем о заявленных целях спецоперации и о том, что мы имеем на сегодняшний день.

Восемь лет Минских соглашений и неверная оценка ситуации на момент начала СВО

После присоединения Крыма в 2014 году и начала восстания на Донбассе против пришедших в результате переворота властей в Киеве, патриотическая общественность неоднократно призывала Кремль присоединить Луганск, Донецк, да и всю историческую Новороссию. Возможность сделать это «малой кровью» была – после Крыма, где украинские военные не оказывали России никакого сопротивления, украинская армия была деморализована, многие командиры были готовы перейти на сторону российских военных, если бы они появились в степях Украины.

Бывший командующий ополчением ДНР, полковник ФСБ в запасе Игорь Стрелков неоднократно утверждал, что с ним вели переговоры командиры украинских воинских частей, которые колебались и были готовы перейти на сторону ополчения, если бы Россия ввела войска.

Однако вместо этого Москва ограничилась оказанием помощи Донецку и Луганску, а с Украиной были подписаны Минские соглашения, следуя которым провозглашенные ЛНР и ДНР, не признанные Москвой, должны были вернуться в состав Украины на особых, по сути, автономных условиях, и должен был пройти процесс федерализации Украины. Таким образом, в Кремле хотели «обнулить» итоги украинского майдана и влиять на украинскую политику через Донбасс.

Различные политологи и телеведущие много лет уверяли российскую общественность, что Россия не может ввести войска на Украину, потому что иначе «начнется третья мировая война», а РФ туда специально «заманивают» коварные американцы. Поэтому вмешиваться во внутриукраинский конфликт Москве не нужно, а Украина развалится сама собой под тяжестью собственных ошибок и преступлений.

На самом же деле Киев, пользуясь поддержкой США и Британии, декларативно заявляя о приверженности Минским соглашениям, постоянно придумывал причины, почему их выполнение затягивается, параллельно Украина повышала боеспособность армии, которую тренировали американские и британские инструкторы. Украинские артиллеристы «тренировались», ведя огонь по мирным городам Донбасса, диверсанты «упражнялись», подрывая гражданские объекты.

Украинской общество накачивалось антироссийской пропагандой. По истечении практически восьми лет топтания на месте в Москву начало приходить понимание, что договориться с Украиной не получается. Однако в полной мере не осознали, что на пороге далеко не 2014 год, и ситуация за восемь лет сильно изменилась.

Еще 3 января, за полтора месяца до начала специальной военной операции Игорь Стрелков в своем Telegram-канале сделал прогноз, в котором достаточно точно описал, какой она будет:
Украина готовится к войне всеми доступными ей способами. Ее кукловоды – тоже. А в РФ никакой подготовки к настоящей серьезной войне не наблюдается «от слова совсем». Все военные меры, которые скрытно (не от врагов, а от обывателя) принимаются – пригодны для подготовки к какой-нибудь очередной «маленькой-победоносной» короткой кампании против ополчения с «калашами» и на «тачанках».
Начало СВО продемонстрировало, что прогноз полковника полностью оправдался.

Те, кто планировал военную операцию на Украине, не учли, что Украина 2014 года и Украина 2022 года – это совсем разные государства. Изменились и настроения людей, и, что немаловажно, менталитет украинских солдат. Если в 2014 году это по большей части были русские люди, готовые к воссоединению с Россией, то в 2022 году – это в основном идейные бойцы за независимость Украины, накачанные пропагандой и подготовленные инструкторами из США и Британии.

О целях СВО и их достижении

Изначально целей у специальной военной операции на Украине было заявлено несколько, но большинство из них (кроме, собственно, защиты Донбасса) были сформулированы настолько абстрактно, что определить, что конкретно имелось в виду достаточно сложно. Речь идет в первую очередь про формулировки «демилитаризация» и «денацификация». Что это за звери и с чем их едят? Какой конкретно смысл вкладывается в эти понятия? На этот счет аналитики и эксперты дают различные интерпретации, в то время как официальные власти сохраняют молчание.

В одном из своих предыдущих материалов – «Смыслы СВО сместились в область политической религии» – я отмечал, что вопросы о целях военной операции переместились в область политической религии: обществу предложили верить в то, что военная операция идет согласно планам к неким целям.

На краткосрочную военную операцию, целью которой было свержение Зеленского и установление на Украине пророссийской власти, этого, возможно, было достаточно, особенно учитывая, что российское общество изначально не сильно вникало в эту тему – война была далеко и не касалась большинства граждан. Однако общество не может держаться исключительно на подобной вере, практически ничем не подкрепленной, и тем более такая «политическая вера» не способна сплотить людей.

Решение было найдено – ЛНР, ДНР и взятые под контроль территории исторической Новороссии на юге Украины были присоединены к России.

С одной стороны, это, безусловно, историческое событие, очень смелое с точки зрения международной политики, потому что ни одно государство современности не рискнуло бы присоединить к себе исторические территории, не считаясь с установленными американским гегемоном правилами и мнением так называемого «мирового сообщества».

С другой стороны, эти территории были присоединены до того, как на них завершились боевые действия, и это несет в себе риски для России. Подробнее об этом поговорим немного позже.

Еще одной целью, о которой нельзя не упомянуть, являлось нерасширение НАТО. 24 февраля в обращении о начале специальной военной операции президент России Владимир Путин много говорил о недопустимости расширения НАТО на восток, что давало все основания полагать, что одной из целей СВО является недопустимость расширения альянса на границах с Россией.
«Мы в очередной раз предприняли попытку договориться с США и их союзниками о принципах обеспечения безопасности в Европе и нерасширении НАТО. Все тщетно. Позиции США не меняются. Они не считают нужным договариваться с Россией по этому ключевому для нас вопросу, преследуя свои цели, пренебрегают нашими интересами. В этой ситуации у нас возникает вопрос, а что же делать дальше, чего ждать», – отмечал Владимир Путин.
Однако по итогу СВО, наоборот, способствовала тому, что Финляндия, находящаяся на границе с Россией, и Швеция вступили в Североатлантический альянс. Это, безусловно, удар по безопасности России.

И это признали в МИД РФ – в июле замминистра иностранных дел России Александр Грушко заявил, что вступление в НАТО Финляндии и Швеции сделает регион Балтийского моря зоной соперничества. Это действительно так, потому что вступление данных стран в НАТО неизбежно приведет к нарушению системы безопасности в регионе.

Военный конфликт, к которому никто не был готов

Военная операция на Украине вскрыла все негативные аспекты, имеющие место в российской армии – во-первых, стало очевидно, что армейская организация застряла в прошлом веке и оказалась не готова к вызовам современной войны. Приведу такой пример.

Артиллерия ВСУ работает с артиллерийскими программами под планшеты и смартфоны, что обеспечивает минимум времени на подготовку данных для стрельбы. У российских артиллеристов в подавляющем большинстве таких программ нет, о чем не раз писал, например, боец Народной милиции ЛНР Андрей Морозов. Наш артиллерист, управляющий огнём батареи, сидит за прибором управления огнём с картой, блокнотом, таблицами стрельбы, инженерным калькулятором и считает стрельбу.

В целом российская артиллерия является хотя и многочисленной, но технически отсталой. Она может формировать «огненные валы» в стиле Первой мировой войны, но частью информационной системы на поле боя не является. Таких мобильных высокоточных систем, как РСЗО HIMARS в больших количествах у ВС РФ, к сожалению, просто нет. А острая нехватка беспилотников, средств наблюдения и разведки еще больше усложняет ситуацию. От «слепой» артиллерии пользы мало.

Еще одна проблема – отсутствие нормальной связи на тактическом уровне. Об этом не раз писали военкоры, например, тот же Юрий Котенок. Процитирую:
«На тактическом уровне отсутствует нормальная связь. И я говорю о ВС РФ, а про стрелковые полки мобрезерва ДНР вообще молчу. Это просто стыдно. С этим мы вступили в войну, простите, в СВО.
Как это выглядит не на ТВ-шоу, а в реалии? На тактическом (ротном) уровне управление невозможно – нет связи. Тот же командир роты, принимая решение, оказывается в вакууме. «Баофенги» укры слушают и глушат.
Повторяю, закрытой связи в тактическом звене НЕТ. У мобилизованных, «мобиков», как их называют, в лучшем случае по несколько Р-159 пятидесятилетней давности без «Историков».
С таким оснащением воевать в XXI веке невозможно – вы будете разбиты противником, оснащенным на порядок выше. Но русские умудряются еще и наступать без связи и системы боевого управления».
Во-вторых, еще одна из ключевых проблем которую вскрыла СВО – практически полная профнепригодность части военного командования. Никто из генералов не несет ответственности за ошибки, допущенные в ходе военной операции, а следовательно, никто их не исправляет. «Звоночков» под Белогоровкой никто не услышал – понадобились колокола под Балаклеей и Изюмом, а затем и Красным Лиманом, чтобы в блогосфере и на уровне телеэкспертов стали говорить об ошибках командования. Но одних разговоров мало, возникает вопрос – будут ли в конце концов сделаны выводы?

Острая нехватка солдат на фронте, которая позволила ВСУ перейти в наступление сразу на двух направлениях (Харьковском и Херсонском) – это также одна из главных проблем, однако при нерешенных двух пунктах, указанных выше, стабилизировать ситуацию будет практически невозможно. Еще в мае-июне людей для того чтобы удерживать территории и даже атаковать было достаточно, однако бессмысленные штурмы украинских укрепрайонов в лоб привели к тому, что пехота (особенно Народной милиции ЛНР и ДНР) «сточилась», а пополнять ее было некем.

Из всего вышеуказанного можно сделать неутешительный вывод – к военному конфликту такого масштаба, как на Украине, российская армия была попросту не готова.

Как будет развиваться ситуация в ближайшие недели?

Официальное присоединение Донбасса, Херсонской и Запорожской областей это, как я уже говорил выше, историческое событие, однако никакой эйфории по этому поводу быть не должно. Потому что эти территории еще нужно удержать.

Не очень понятно, почему исторические территории Новороссии решили присоединить именно сейчас, когда освобождение этих регионов не завершено, а боевые действия продолжаются. Теперь, в случае потери городов и населенных пунктов, репутационные потери России будут гораздо выше, чем раньше, потому что захватываться украинской армией будут (по законодательству РФ) российские города. Рассказывать о «плановой перегруппировке войск» и «жесте доброй воли», как это любит делать Конашенков, теперь как-то неудобно.

В ближайшее время, пользуясь численным превосходством, ВСУ будут продолжать развивать наступление на Кременную, Лисичанск и Сватово в ЛНР, а также на Берислав в Херсонской области, с последующей попыткой выхода к Новой Каховке. Основной задачей российских военных, а также Народных милиций ЛНР и ДНР в ближайшее время является организация обороны и удержание новых российских территорий, до того момента, пока мобилизованные в России резервисты не пройдут обучение и их введут в бой (а вводить их в бой необходимо уже сейчас, чем быстрее – тем лучше). Обороной населенных пунктов нужно было заниматься с самого начала, однако, к сожалению, думать об этом стали с большим опозданием, только после успешной атаки ВСУ на Балаклею и Изюм.

Военную операцию на Украине некоторые называют «странной военной операцией», и данное определение как нельзя более отображает действительность. Нет ответов на вопросы – почему не наносятся удары по инфраструктуре Западной Украины, например по Добротворской ТЭС, которая часто занимается поставками электроэнергии в Польшу, но в то же время наносятся удары по ТЭС в Харькове? Почему не наносятся удары по мостам через Днепр? Почему наши беспилотники атаковали какие-то непонятные объекты в Одессе и Николаеве, в то время как в Лимане велись тяжелые бои, закончившиеся отступлением наших войск?

Ну и главный вопрос, который возникает – что дальше? Предположим, нашим войскам удастся продержаться до подхода мобилизованных резервов, и ситуация стабилизируется. Предположим, что удастся выбить ВСУ и дойти до границ Запорожской и Донецкой областей. Дальше что? Военный конфликт ведь на этом не завершится.

Одним из вариантов решений может стать заморозка конфликта, с попытками договориться с США и Британией (с марионеточной Украиной разговаривать смысла нет), однако конфигурация возможных соглашений пока неясна, так как нет почвы для компромисса.

Впрочем, сейчас делать среднесрочные и долгосрочные прогнозы не стоит. Повторюсь, основная задача на данный момент – это защита новых российских территорий и проведение работы над ошибками с наказанием виновных в российском военном командовании. Автор: Виктор Бирюков (Луганск) https://topwar.ru/202758-strannaja-voennaja-operacija.html

Время снова пересчитать танкиВремя снова пересчитать танки

Время тревог

В информационной войне мы наконец-то добились перелома – почти нигде больше не остаётся места для вранья и примитивной пропаганды. Можно было ожидать, что публика в силу этого сразу окажется на грани паники, но, как видим, не случилось. Мобилизуемся. Не спеша...

Паникёрство, по-видимому, вообще надо адресовать коллегам по перу. Впрочем, в большинстве случаев речь идёт, конечно, не о панике, а о тревоге и боли за тех, кто неизбежно пострадает в результате серии вражеских «перемог». Для кого-то неожиданных, но, скорее всего, на данный момент, увы, неизбежных.

Авторы уже дважды занимались подсчётами потерь ВСУ, тероборонцев и прочей нечисти, сосредоточившись почти исключительно на танках (Когда считать мы стали танки). Долгое время показатели – казалось бы, сухие цифры, не то что вдохновляли, но обнадёживали.

И день Победы, которую в России отнюдь не все «приближали», как могли, казался таким близким. Сейчас этот день, вряд ли кто-то станет спорить, заметно отдалился. Насколько, сказать совсем непросто, но всё, что нужно, и силы у нас для того, чтобы его снова приблизить, есть. И силы немалые.

Другое дело, что враг, несмотря ни на что, по-прежнему, как было когда-то не нами сказано, «силён и опасен». В чём-то за последние два-три месяца он даже стал существенно сильнее. Особенно по части высоких военных технологий.

И едва ли не самое опасное, что уже достаточно давно нельзя вести речь о господстве российской авиации в воздухе. Однако здесь не об этом. Здесь – снова о танках. Это они пропахивают те километры, по которым проходить пехоте. При правильном использовании, с чем у нас ещё далеко не всё в порядке, танки и должны в итоге рвать вражеский фронт.

Весной, хоть это и неприятно признавать, не получилось – обходящие крылья, как раз танковые, накрепко засели под Харьковом и в Мариуполе. Но новый решающий штурм впереди. И пока ВСУ, к нашей удаче, так и не получили настоящего танкового подкрепления от НАТО.

Время решений

Когда пойдут в атаку батальоны, решать не нам. Пока же, по многим признакам, надо непременно выстоять под серией контрнаступлений, пусть даже жертвуя частью освобождённых территорий. Это тяжело, это в чём-то безжалостно или даже постыдно, а моральный ущерб иной раз страшнее материального.

Но эффект от мобилизации не может быть мгновенным. Так что пока у нас на повестке – подсчёт очередных десятков подбитых нацистских танков. А с этим у союзных войск, которые теперь – все российские, в последние месяцы дело обстояло, мягко говоря, не очень. Уже ставший по-своему легендарным генерал Конашенков на днях в очередной раз озвучил потери врага.
Среди них есть и такие данные – больше 5 200 уничтоженных танков и иных бронированных машин. Эта цифира, вообще-то не ложная, попала и на экраны ТВ – особенно внятно на канале «Известия». Сейчас в обороне данные статистики МО РФ опять пойдут вверх и, возможно, очень быстро. Хотя тем, кто теперь снова «под оккупантами», от этого вряд ли легче.

Да, из тех 12 тысяч, что числились за ВСУ к началу спецоперации, до сих пор не выбито и половины. И это уж точно не вдохновляет, хотя многие знали, что до СВО едва ли не половина из оставшегося представляла собой металлолом, не более того. Вот почему нельзя не вспомнить, что в начале Великой Отечественной войны с нашей стороны был просто чудовищный перевес над немцами в танках.

Против 3 712 нацистских танков в наших механизированных корпусах было сосредоточено, хотя и по нормам и на позициях мирного времени, более 12 тысяч танков. Но нельзя забывать, что почти у всех устаревших бронированных машин был исчерпан ресурс, под них уже не готовили запчасти, и с топливом были немалые проблемы.
На тех наших танках не было даже раций, кроме командирских, да и то порой только в ротах. Сотни и даже тысячи донельзя заезженных Т-26 и БТ-5 отвоевали своё в первых же летних сражениях 1941, когда заменить их было просто нечем. В то же время 1 475 новеньких Т-34 и КВ (по состоянию на 22 июня) многие экипажи ещё не успели как следует освоить.

Немцы тоже несли колоссальные потери, которые не успевала восполнить военная промышленность почти всей Европы. Хорошо известно, что к декабрю 1941 года – началу нашего контрнаступления под Москвой, по обе стороны фронта было по 1,5 (всего по полторы, и это в лучшем случае) тысячи более-менее исправных танков. В битве за Москву было задействовано лишь чуть больше половины из них.

Нельзя этого не признавать, но нацистский вермахт в первый, да и во второй год войны, очень во многом превосходил Красную армию. И прежде всего – в боевом опыте, хотя у нас за спиной были Халхин-Гол и озеро Хасан, Освободительный поход 1939 года и финская кампания.
В 1941 году армия врага была отменно снабжена как минимум на четыре-пять месяцев вперёд и в целом сбалансирована. К лету 1942 немцы снова очухались, а у нас наращенное за зиму превосходство РККА в танках и пушках по-прежнему не подкреплялось превосходством в боеприпасах. Да и в оперативно-стратегическом отношении тоже.

Время побед

Тут уместны будут несколько слов по поводу боеприпасов. Наши военные историки не очень часто вспоминают, что важнейшее преимущество в снарядах, пулях и бомбах оставалось за немцами вплоть до середины 1944 года. Пушек и танков меньше, но стрелять-то они могут больше.

И это несмотря на ленд-лиз и успешную эвакуацию большинства военных заводов на Урал, в Сибирь и Среднюю Азию. Сегодня на фронте тоже может сложиться подобная ситуация, во всяком случае, если не ЕС или НАТО, то уж Вашингтон делает для этого всё возможное. Однако наши военные заводы тоже не простаивают, и к противостоянию со всей Европой России вообще-то не привыкать.

Но тогда-то ещё и исходные были похуже. Конечно, те, кто спрятался за могучей спиной и драной футболкой Зеленского – всё ещё президента и конченого наркомана, буквально жаждут поражения России. Хотелось бы верить, что не полного – этого там и сами боятся до полусмерти, а вроде Парижского или Портсмутского мира. На крайний случай сойдёт и Хасавюрт или Брест-1918.

Ничего из этого любого нормального россиянина сейчас не устроит никак. Нас фактически приговаривают к победе. Какой ценой – это, согласитесь, больше зависит от нас самих. Как воевать будем и как ускорять и упрощать общий непростой путь к победе. И решаться всё будет не только на линии фронта.
Именно последнее, между прочим, и обнадёживает. Пусть себе горе-террористы из ЦРУ или Ми-6 и дальше рвут «Северные потоки». Если будет на то добрая воля, мы даже починить их можем. Газ-то продавать России выгодно не только на нынешних грабительских для старушки Европы условиях. Нам куда важнее стабильность.

Только пусть в Берлине, Париже и Лондоне не думают, что Москве после всего случившегося будет достаточно извинений от Запада. Всего-навсего. Нам не нужен враг у ворот на долгие годы вперёд. Капитуляция Киева должна будет сопровождаться фактической капитуляцией Вашингтона, а ещё и Брюсселя. Дойти, быть может, и не дойдём, но камня на камне, если припрёт, не оставим.

Или же им всем мало обнищания собственного населения и краха глобальных проектов – всех и сразу? И «зелёного», и продовольственного, и миграционного? Которые были будто бы призваны спасти планету. Или мало им полной смены властей и полной утраты доверия электората?

Нынешняя смена вех – это вам, господа, не кино про «идентификацию» какого-то Борна, который за несколько серий угробил чуть ли не полсотни человек и раздербанил пол-Европы. И всё ради того, чтобы просто извиниться перед дочерью русских олигархов, убитых «лично им». Приконченных в состоянии примерно том же, в котором сейчас пребывает вся киевская верхушка. Автор: Алексей Подымов, Пётр Ненароков Использованы фотографии:waralbum.ru, pravda.com, eadaily.com, blahnews.ru, freylit.ru https://topwar.ru/202768-vremja-snova-pereschitat-tanki.html

Мы вынуждены менять статус СВОМы вынуждены менять статус СВО

Надоело читать траурные материалы об отступлении наших войск. Обидно, что мы опять попались на своих чувствах, на своем человеколюбии? Мы не хотим крушить украинские города, украинские железные дороги, украинскую, извините, канализацию и водоснабжение… А они, великие укры, наступают захватывают освобожденные нами села и городки…

Все так. Мы действительно отступаем. ВСУ действительно берут село за селом. И люди в оставленных нами селах страдают. Но почему-то мало кто замечает, что мы не «уносим ноги», как это было в начале наступления, а организованно отходим. Мы не цепляемся за мало-мальски подходящие рубежи для обороны, а стоим, готовимся обороняться на подготовленных для этого опорниках.

Сегодня мы отходим на Херсонском направлении. У кого-то поднимется рука написать, что это вторая Балаклея? Что мы бежим? Нет, мы вынуждены отходить для того, чтобы сократить линию фронта. Согласитесь, кратное превосходство противника в живой силе – это даже для обороны слишком. Та цепочка разрозненных опорников, что была у нашей обороны, прорвана. ВСУ легко обходят мобильными группами наши подразделения и выходят в тыл.

Сегодня специально долго просматривал украинские каналы в соцсетях. Знаете, что заметил? На фоне бравурных речей об отваге укровоинов не увидел ни одного захваченного танка, орудия, бронемашины. Совершенно противоположное, что было при нашем бегстве из Балаклеи. Это ли не показатель того, что отход войск хорошо спланирован и грамотно осуществляется.

Я почти в каждом материале пишу о том, что активность ВСУ скоро пойдет на нет. Наступление зимы фактически лишит Киев шансов на активные боевые действия. Поэтому и стремятся сегодня украинские генералы взять как можно больше населенных пунктов под свой контроль. Чтобы разместить там подразделения ВСУ. Понимают, что прикрывшись мирными жителями подразделения имеют хоть какой-то шанс выжить. Особое внимание Киев уделяет Херсону.

Отсюда вытекает простая и понятная всем задача – строить опорные пункты в городах. Строить так, как строили они. И берут эти опорники так, как их брали мы. Нужно широко использовать мины и фугасы. Минировать лесополосы, дороги, мосты. Укреплять блокпосты бетонными блоками. Налаживать связь между опорниками. От простых телефонных линий до спутниковых систем.

Я уже видел несколько снимков наших инженерных машин, снятых с консервации и прибывших на фронт. Значит то, о чем написано выше, уже было проработано в штабах наших подразделений. Будет пехота закапываться в землю, перекрывать окопы бетонными плитами, обустраивать свой быт, строить ДОТы и ДЗОТы на направлениях возможного удара. И ждать…

Ждать тех частей и подразделений, которые сегодня ускоренно проходят боевое слаживание. Ждать, пока командование наконец сможет заткнуть дыры в нашей обороне новыми подразделениями.

Вот, к примеру, буквально вчерашнее происшествие. ДРГ противника выдвинулась в пригород Лисичанска. Была обнаружена и... отошла на собственные позиции.

Отошла просто потому, что не было там, на этом участке обороны, никого! Не хватает личного состава командирам, чтобы организовать хотя бы подобие сплошного фронта. Наши резервы растянуты, и перебросить их быстро невозможно. Вот и куражатся укропы.

Естественно, возникает вполне резонный вопрос – доколе? Вот об этом и стоит поговорить далее.

Мы опять перешли Рубикон

Интересно, почему мало кто из аналитиков обратил внимание на речь президента Путина после подписания договоров о вхождении новых субъектов в состав России. На то, что Путин четко назвал тех, с кем воюет Россия. Фактически, если перевести с дипломатического на человеческий, были названы те, с кем мы согласны вести хоть какие-то переговоры.

Нужно признать, что на сегодня Западу удалось несколько выровнять результаты летней военной кампании. Не полностью, но Украина вернула потерянные территории. Вернула ценой огромных потерь, но достигла промежуточного результата хоть с каким-то положительным итогом. Особой заслуги украинцев я в этом не вижу. Это не стратегический или тактический гений украинских офицеров. Это классический метод «шапками закидаем, если нам скажут, куда бросать».

Что сегодня происходит с поставками вооружений для ВСУ? Поставки нарастают. Причем, Запад фактически закончил снабжать Украину старым советским вооружением и перешел на современное, натовское. Некоторые из поставленных образцов вообще уникальны, в штучном исполнении. Уже никого не удивляют такие факты. Мы неоднократно писали об испытаниях западного вооружения на Украине. Но вернемся к Европе.

Вашингтон, по моему мнению, не переиграл Москву. Скорее, ошеломил неожиданной ставкой, «поставив на кон старую отару». На кону ни больше ни меньше – Европа. Это стало окончательно ясно после теракта на «Северном потоке». Американцы прекрасно понимают, что заменить быстро российские ресурсы Европе нечем. Договориться же с Россией о поставках мешают введенные самой Европой санкции.

США не просто так держали европейские государства «на коротком поводке». Фактически сегодня ни одно из этих государств не сможет самостоятельно, без помощи других стран, развиваться. Золотовалютные резервы Европы находятся в США у большинства государств. Армия? Даже в таких европейских «монстрах», как Франция и Германия, это скорее декорация, не способная к длительной войне без помощи США.

Промышленность? Где знаменитый немецкий автопром, после остановки украинского завода, где просто «скручивали провода», делали проводку для немецких авто? Где металлургия, химическая промышленность и многое другое после подрыва газопровода? Бизнес просто убегает из Европы... в США. Эта задача, если кто-то помнит, была поставлена ещё при Трампе.

Очень важную роль сегодня играет и НАТО. Руки европейских политиков связаны пресловутым 5-м пунктом Договора альянса. Цепных псов, готовых броситься в бой первыми, Вашингтон воспитал. Польша сегодня активно перевооружается. Если внимательно посмотреть на поставки вооружения в Варшаву, то возникает вопрос о том, почему количество поставленного не соответствует количеству появившегося на Украине. Коррупция в ВСУ? Хорошая, но очень сомнительная отговорка. Да и 15 тысяч солдат ВСУ на границе с Белоруссией стоят не просто так.

Сегодня уже никто не скрывает того факта, что на Украине воюют не только наемники, но и солдаты из стран НАТО. Таким образом фактически НАТО участвует в войне с РФ. Об этом открыто заявил президент нашей страны. А если это так, то Россия просто вынуждена менять статус операции. Одно дело демилитаризировать Украину, другое дело «успокаивать» Европу. Я, если честно, давно жду заявление Главкома по этому поводу.

И оно будет! Возможно, даже раньше, чем этот материал будет опубликован. Не зря же мы пошли на проведение референдума и включение новых территорий в состав нашей страны. Один раз мы уже «перешли Рубикон», когда выполнили волю народа Крыма. Это наше второе «форсирование» этой реки. Если Запад решил изменить правила игры, то эти правила теперь будем диктовать мы.

Лично я думаю, что нам придется изменить и задачи операции. Теперь нам надо освобождать всю Украину. А если ещё конкретнее, необходимо ликвидировать государство Украина. Этот проект пора закрывать. Иначе, если останется хоть какая-то часть Украины, мы получим вечного врага, где ветераны войны с РФ будут ходить по школам и рассказывать молодежи о своих подвигах. Это уже было на Западной Украине до майдана и продолжается сегодня. Ветераны УПА – «герои»...

Опять Вашингтон действует по старинке

Я уже писал о том, что янки не очень любят воевать по-взрослому. Многие из читателей обратили внимание на то, как нам буквально указывают цели, по которым Россия просто обязана нанести удары тактическим ядерным оружием. Практически ежедневно в различных западных изданиях появляются материалы с обоснованием этой идеи. Доходит даже до того, что называются конкретные объекты, которые используются военными НАТО.

На вопрос зачем, ответа нет. Должны и все. Современные системы, что мы уже однажды продемонстрировали в ходе СВО, позволяют наносить более существенный урон противнику без использования ЯО. Но именно использование Россией ядерного вооружения даст основания для Запада нанести удар своим ЯО. Своеобразное уравнивание шансов.

Вашингтону необходим российский ядерный удар. Чтобы на ужасе, который охватит мир, выступить миротворцем и перевести конфликт в дипломатическую сферу. Ничего нового. Такая тактика использовалась в Первую и Вторую мировые войны. Дождаться перелома в войне и выступить на стороне потенциального победителя. А затем, используя экономическую мощь, получить максимальные дивиденды от победы.

При этом американское правительство очень не хочет, чтобы война как-то коснулась их территорий непосредственно. В этом случае потери могут быть гораздо большими, чем полученные выгоды.

Спасение мира от ядерной зимы, прекращение третьей мировой войны… Чем не способ возвращения хотя бы морального превосходства США? Да и экономического тоже. Разрушенная Европа и Россия вряд ли смогут остаться конкурентами американцев.

Краткий итог на сегодня

Итак, глобальный Запад подталкивает Киев к войне до последнего украинца. США постепенно приучают европейцев к мысли о том, что третья мировая неизбежна. Мир стремительно меняется, и сейчас нельзя говорить о какой-то новой модели мироустройства. Надежды на то, что дружба против кого-то действительно объединяет, рушатся.

Среди тех, кто дружит против нас, наблюдается определенный раскол, как и среди тех, кто дружит против США. Дружба против не отменяет экономических законов. Конкуренция сохранятся. Интересы государства сохраняются.

Передел мира всегда сопровождается военными конфликтами и мировыми войнами. Если кто-то привык вкусно кушать и сладко спать на перинах, то он не отдаст просто так свой кусок колбасы голодному. Он будет говорить о милосердии, человеколюбии и прочих вещах, но свой кусок не отдаст. Он будет за него драться. Он привык так жить и ему плевать, что кто-то другой тоже хочет вкусно есть.

Надеюсь, теперь понятно, зачем так тщательно готовят наших мобилизованных солдат и офицеров. Более того, я думаю, что в ближайшие месяцы, а может, и годы, многим из нас придется вспомнить то, чему учили в армии. Я не об участии в войне, я о сборах и переподготовке. За место России в мире придется драться... Автор: Александр Ставер https://topwar.ru/202908-my-vynuzhdeny-menjat-statusa-svo.html

Картина дня

наверх