На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Свежие комментарии

  • Давид Смолянский
    Что значит как справляются!? :) С помощью рук! :) Есть и др. способы, как без рук, так и без женщин! :) Рекомендации ...Секс и мастурбаци...
  • Давид Смолянский
    Я не специалист и не автор статьи, а лишь скопировал её.Древнегреческие вазы
  • кира божевольная
    всем доброго дня! не могли бы вы помочь с расшифровкой символов и мотивов на этой вазе?Древнегреческие вазы

Антисемитизм без границ (История). (5 статей)

Лина ТОРПУСМАН. Памятник венценосному юдофобу

Президент России Владимир Путин на церемонии открытия памятника Александру III в 2017 году. Крым, парк Ливадийского дворца. Фото: Wikipedia / Kremlin.ru

Император Александр ІІІ был рад, когда били евреев. А в современной России его возвели в ранг великих гуманистов на самом высоком уровне

Монумент Ивану Грозному, памятник Сталину… Под конец 2017 г. установлен в России еще один памятник — царю Александру ІІІ, христианнейшему владыке, ни с кем не воевавшему за годы своего правления (1881-1894).

Сберегал царь жизнь своих подданных. Как водится, "кроме жидов".

После убийства царя Александра II (1 марта) весной 1881 г. прокатились еврейские погромы по югу России.
"В "Новом времени"… была опубликована программная статья под названием "Бить или не бить?", причем на этот вопрос газета отвечала положительно" (Крат. евр. энц., т. 7, кол. 340).
С гневом писал Александр Солженицын о напраслине, возведенной на государя:
"…кто-то безымянный изобрел и пустил по миру ядовитую клевету: будто Александр ІІІ — неизвестно кому, неизвестно когда и при каких обстоятельствах — сказал: "А я, признаться, сам рад, когда бьют евреев!.." ("Двести лет вместе", ч. 1, с. 189).
Произнес сии человеколюбивые слова император Александр в разговоре с генералом И.В.Гурко уже в январе 1891 г. Начальник Главного управления по делам печати Е.М.Феоктистов записал услышанное им в дневнике 21 января того же года.
Выдающийся историк проф. Петр Андреевич Зайончковский сообщает источник царских слов (Пушкинский Дом, фонд Е.М.Феоктистова, L 9122, 11-б 54, лист 8) в своем труде "Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880 гг." (М., 1964, с. 419). Как видим, все известно — и кому, и когда, и при каких обстоятельствах говорил Александр ІІІ…
Ученик Зайончковского израильтянин проф. Арон Яковлевич Черняк (1921-2015) привел ссылку из книги учителя в авторской статье "Еврейский вопрос в России глазами Александра Солженицына" ("Еврейский камертон" 20.09.2001 г.)
Солженицын негодует, что это ложно приписанное императору высказывание "вошло в либеральный фольклор, и даже вот через сто лет, поныне, это выныривает в публикациях как историческая достоверность".
Да ведь Е.М.Феоктистов, конечно, русский, важная особа, приближенная к государю. Он — достоверный первоисточник, кто зафиксировал "ядовитую клевету". Поляк П.А.Зайончковский, еврей А.Я.Черняк и прочие лишь цитируют Е.М.Феоктистова.
Запомним — искреннее признание русского царя Александра ІІІ "А я, признаться, сам рад, когда бьют евреев!" — исторический факт.
"Новости недели"

http://www.isrageo.com/2018/01/22/pamve239/

Рада была бы рада сионизму…
Изображение здания Центральдой Рады на оборотной стороне купюры 50 гривен (2004). Фото: Wikipedia / NBU
… но украинские парламентарии не стали вмешиваться во внутриеврейские разборки, предоставив право голосовать по палестинскому вопросу исключительно еврейским депутатам
Листая страницы еврейской прессы столетней давности.

Еженедельная газета Judische Rundschau выходила в Берлине с 1902 г. Она была органом Сионистского союза Германии и до 1938 г. (когда была запрещена нацистскими властями) оставалась одним из самых популярных немецкоязычных еврейских изданий. В этой рубрике мы регулярно знакомим наших читателей с избранными материалами, которые ровно 100 лет назад публиковались на страницах Judische Rundschau.

ДЕБАТЫ О ПАЛЕСТИНЕ В УКРАИНСКОЙ РАДЕ
Украинская Рада провела дебаты по вопросу еврейской Палестины, которые отразили состояния дел в Украине. Представитель сионистов в Центральной Раде Н. Сыркин выступил с речью по поводу изданной в ноябре 1917 г. в Британии Декларации Бальфура.
«Я думаю, – сказал оратор, – что высший орган власти недавно пробудившейся Украины, где проживает почти 3 млн евреев, с удовлетворением воспринимает то, что еврейскому народу-страннику наконец-то предоставляется возможность реализовать свои права на национально-территориальную автономию».
Сыркин предложил к принятию громкую резолюцию:
«После ясного заявления о том, что еврейскому народу должна быть предоставлена возможность создать национальный центр в Палестине при гарантии соблюдения прав живущего там нееврейского населения, Центральная рада Украины выражает уверенность в том, что этот исторический акт, появившийся одновременно с принятым в Стокгольме манифестом Международного социалистического бюро, вызовет чувство удовлетворения во всех демократических кругах свободной Украины, где проживает значительная часть еврейского народа. Перекликаясь с Универсалом Украинской Рады от 7 ноября, гарантировавшим полные гражданские, политические и национальные права, британская декларация даст еврейскому народу возможность создать национально-территориальную автономию».
Представитель российских социалистов-революционеров согласился с этой резолюцией. Представитель украинской социал-демократической фракции также сказал, что в принципе резолюция приемлема, но выразил опасения, что она может быть воспринята в Украине как антисемитская. Единственным, кто решительно выступил против резолюции, был представитель объединенных еврейских социалистов, г-н Максим Анин (д-р Шац), который уже прославился своими антисионистскими высказываниями, прозвучавшими во время проходившего в Киеве конгресса национальностей.
«Мы, – сказал д-р Шац, – не признаем исторические права евреев на Палестину».
Это заявление, прозвучавшее в Украинской Раде и отрицающее реализацию надежды еврейского народа, вся еврейская пресса назвала изменой. Н. Сыркин и представитель «Поалей Цион» в Раде Гольдельман ответили г-ну Шацу обстоятельно и достойно.
Нееврейские члены Рады решили не принимать решения по этому «внутреннему еврейскому спору» и, следовательно, воздержались. В итоге решение принималось членами Рады еврейского происхождения. Резолюция была принята шестью голосами против трех.
Judische Rundschau (№ 2, 11.01.1918)
РОССИЙСКАЯ ПРЕССА О СИОНИЗМЕ
Российская пресса, которая, как известно, очень мало писала о сионизме, сейчас уделяет пристальное внимание успехам сионистской политики и росту численности сионистской организации. Сочувствующие кадетам «Русские ведомости», газеты «День» и «Русское слово», представляющие собой трибуну радикалов, плехановское «Единство», эсеровская «Воля народа» и большевистские «Известия» в настоящее время много и подробно пишут о сионизме. За небольшими исключениями все эти издания публикуют Декларацию Бальфура, манифест Центрального комитета Сионистской организации, интервью с Бьюкененом (послом Британии в России с 1910 по 1918 г. – Ред.), а также новости о собраниях и демонстрациях сионистов.
В передовой статье крупной московской ежедневной газеты «Русские ведомости» высказано предположение, что при любом исходе войны сионизм должен выйти на этап реализации своих идей и стать самой насущной политической проблемой, требующей незамедлительного решения. Да и в настоящее время рассмотрение сионистского вопроса имеет большое значение для мировой политики. Правительство Германии, как считает автор эссе, наверняка не сможет уйти от этой тематики, дабы лишить Антанту новой порции симпатий, и выскажет свое отношению к сионизму в духе британских властей. В итоге германские и англо-французские политические действия на Ближнем Востоке потеряют часть своей остроты. Примерно такие же хвалебные слова в адрес британской декларации звучат и в «Русском слове». Газета «Утренние ведомости» (ранее она выходила под названием «Биржевые ведомости») оценивает сионизм с точки зрения мировой экономической политики.
Автор статьи полагает, что после войны во всех вовлеченных в нее странах воцарится неслыханная нищета и безработица. И в ходе этой отчаянной борьбы миллионов за существование будет процветать антисемитизм. Правительства стран Европы сразу постараются ослабить остроту этой борьбы и регулировать ожидаемую массовую миграцию населения, в которой евреи будут активно участвовать. После тщательного изучения большого экономического потенциала, присущего Палестине, автор статьи приходит к выводу, что современная мировая политика придет к необходимости решить еврейский вопрос в сионистском духе.
Отрицательную оценку британской декларации дал печатный орган большевиков «Известия», редактируемый Зиновьевым (Радомысльским). Автор опубликованной в этой газете статьи «Тайная дипломатия и палестинский вопрос» называет Декларацию Бальфура очередной стряпней империалистической политики Британии. Он пишет, что ввиду начатой этой страной активной деятельности на Ближнем Востоке Германия не должна оставаться пассивной. Ей следует самой пойти навстречу еврейским устремлениям в Палестине, тем самым стремясь свести на нет все усилия британских политиков.
Judische Rundschau (№ 3, 18.01.1918)
ЕВРЕЙСКИЕ БЕЖЕНЦЫ В АЛЕКСАНДРИИ
Прошло уже три года с тех пор, как началась большая эмиграция евреев из Палестины в Египет, вызванная войной между Османской империей и Антантой. За это время от 8 до 10 тыс. евреев приезжали в Египет в поисках убежища. Основная их часть осталась в Александрии, где они изначально высаживались с кораблей, но многие еврейские беженцы затем отправились в Каир и Порт-Саид.
Британия, под чьим протекторатом находится Египет, создала в Александрии специальный департамент, призванный заботиться о благополучии беженцев.
По прибытии они размещались во временных бараках. Теперь беженцы живут в двух обустроенных лагерях, где у них есть свои школы и мастерские. Они могут прокормиться посредством трудовой деятельности, поскольку значительная часть трудоспособных мужчин может найти работу в Каире. Благодаря этому экономятся средства фонда помощи. Небольшую часть доходов беженцев использовали для благоустройства лагерей, расширения их, улучшения новых школ и мастерских. Некоторые из лагерей имеют характер кооперативных общин. Самым позитивным в организации быта беженцев являются школы, в которых детям, оказавшимся в чужой стране, продолжают прививать еврейскую культуру, окружавшую их в стране исхода. В Александрии действует еврейская школа, которую посещают 350 детей из семей беженцев. Санитарные потребности эмигрантов также удовлетворяются надлежащим образом.
Средства для помощи беженцам поступают из разных источников. Например, консульства, к которым беженцы приписаны согласно своему гражданству, платят минимальный взнос на каждую душу. А египетские власти предоставили для эмигрантов жилые и санитарные помещения. Но основные ресурсы предоставляются еврейскими комитетами и частными лицами. В их числе организация Comite d’Assistance, в которую входят живущие в Александрии местные известные евреи и лидеры общин из Палестины. Они взяли под опеку более 1000 человек, распределяя пожертвования от Американского еврейского комитета помощи и Лондонского комитета помощи. Comite d’Assistance выполняет исключительно хорошую и успешную работу, основываясь на принципе конструктивной помощи. У организации есть возможность давать кредиты тем, кто хотел бы открыть собственное дело в Египте. Comite d’Assistance содействует расселению семей беженцев в этой стране, помогает расширять школьную систему для их потомков, выделяет средства для ухода за детьми младшего возраста и младенцами.
Отмечается благотворное влияние на евреев Египта, оказываемое беженцами. Они насытили жизненной силой иудаизма и духом нового ишува еврейство, которое подверглось сильной ассимиляции. В частности, молодое поколение настолько убедительно и решительно продемонстрировало силу иудаизма, расцветшего на палестинских землях, что завоевало симпатии всех еврейских кругов Египта и оказало большое влияние на местные еврейские школы. Как сефарды после изгнания из Испании убеждали восточных евреев использовать ладино, так и еврейские беженцы из Палестины теперь стараются внедрять иврит в речь евреев Египта.
Лишь немногие беженцы собираются остаться в приютившей их стране после окончания войны. Подавляющее большинство из них в добрую или лихую годину хотели бы вернуться на свою родину, в Палестину. И это понимают местные власти, которые уже думают о создании фондов для репатриации. Они формируются как из отчислений от заработков беженцев, так и из частных пожертвований. Вынужденная жизнь на чужбине, возможно, сделала этих евреев беднее в материальном смысле, но продемонстрировала их духовное богатство, о котором они не подозревали в полной мере. Доказательство тому – их крепкая любовь к своей родной земле и твердая воля к объединению еврейской нации.
Judische Rundschau (№ 4, 25.01.1918)

http://www.isrageo.com/2018/01/06/radab237/

Как еврей царя лечил



Он был любимым врачом царя Алексея Михайловича Тишайшего, потом – единственным лекарем, которого допускал до себя болезненный царь Фёдор Алексеевич. Когда царь Фёдор все же умер и начался Стрелецкий бунт – именно доктор Данила Жидовин стал первой жертвой мятежников. Его обвинили в отравлении царя яблоком и разрубили на мелкие кусочки прямо на Красной площади
Алексей ВИКТОРОВ, Jewish.ru
Сына «дохтура Итальянской земли жидовской веры» и самого популярного московского врача того времени звали Стефан фон Гаден, а на русский манер – Данило фон Гаден, или еще проще – Данила Жидовин. Ему, между прочим, разрешалось «ходить к хоромам – к благоверной государыне царице и великой княгине Наталье Кирилловне, к благоверным государям цесаревичам и к благоверным государыням цесаревнам – к большим и меньшим». Русским царям Данило служил с 1656 года, пользуясь полным доверием и у Алексея Михайловича Тишайшего, и у сына его Федора Алексеевича. Сложись события чуть по-другому, историки изучали бы и его влияние на Петра Первого. Дело в том, что близким другом и соратником Данилы, который привез его в Москву и приблизил ко двору, был Артамон Сергеевич Матвеев. А он, как известно, был объявлен «великим опекуном» при возведении малолетнего Петра на престол в 1682 году. Но война двух кланов – Нарышкиных и Милославских – после Стрелецкого бунта привела к победе последних. А многие из Нарышкиных, как и почти все их приближенные, были жестоко убиты. Одним из первых был брошен на копья Артамон Матвеев, а вслед за ним по обвинению в отравлении царя Фёдора Алексеевича была объявлена охота и на фон Гадена. В течение нескольких дней доктору удавалось скрываться от мятежной толпы. Но в конце концов Хованщина закончилась для него мучительной смертью.
Точная дата его рождения неизвестна. Непонятно и то, почему его родители незадолго до его рождения переселились из Италии в Пруссию. Но родился наш герой уже в Бреславле, ныне городе Вроцлав. Отец, как уже упоминалось, был доктором, который решил привить интерес к естественным наукам и сыну. Правда, чтобы получить диплом бакалавра медицины, юноше пришлось дважды номинально менять веру. Сначала он стал лютеранином, потому что в Бреславле образование контролировала лютеранская церковь. А затем, продолжая обучение во Львове, Стефан стал католиком, потому что там медицинский университет опекали иезуиты. В общем, заветный диплом был получен всеми правдами и неправдами, после чего юноша устроился врачом к польскому гетману Николаю Потоцкому. Вот только почти сразу же после того, как его приняли на службу, армия поляков потерпела поражение в битве под Корсунем против войск Богдана Хмельницкого и его крымских союзников. Именно так фон Гаден попал в татарский плен в Крыму.
Выход из создавшегося положения был один – откупиться. Но так как ни у Гадена, толком еще не вставшего на ноги, ни у его родителей денег на откуп не было, юноша был продан туркам в Константинополь. Несмотря на ценность приобретенного «товара», за который были отданы немалые деньги, турки, тем не менее, позволяли Гадену свободно перемещаться по городу, небезосновательно полагая, что деваться лекарю некуда. Ну а тот под предлогом покупки необходимых трав и ингредиентов для лекарств успешно этим пользовался и не пропускал ни одного рыночного дня на площади в надежде встретить в толпе родные лица.
В один из дней поиски его увенчались успехом – он познакомился с еврейским купцом. Тот с легкостью согласился ему помочь. Буквально в ту же ночь Стефан тайком добрался до корабля купца и отплыл с ним сначала в Румынию, потом – через Валахию и Буковину – прямиком в Каменец-Подольский. Здесь Гаден вновь принялся лечить поляков, сражавшихся с казаками. Следуя за польскими войсками, он менял город за городом, пока наконец в 1656 году не оказался в Чорткове, который вскоре был взят казацкими полками. Победители отправили лекаря в Киев, где он попал в полк воеводы Бутурлина. Так фон Гаден принялся врачевать уже малороссов и великороссов, вспоминая впоследствии: «Лечил государевых ратных людей, излечил из них 125 человек».
Впрочем, в Киеве задержался он ненадолго. Частым гостем воеводы Бутурлина был служивший тогда в Малороссии Артамон Сергеевич Матвеев. Он-то и способствовал тому, чтобы Гадена вскоре перевели на службу в Москву. Все из-за того, что несмотря на государеву службу, Матвеев был больше всего увлечен медициной и внимательно следил за ее развитием в Европе. Так общие интересы привели к долгим разговорам, спорам, а после – и к крепкой дружбе фон Гадена и Матвеева. Никто и заподозрить не мог, что дружба эта станет и формальным поводом к их убийству.
По приезде в Москву Гаден был принят в Аптекарский приказ, занимавшийся управлением врачебной деятельностью. Но так как иностранный диплом в Великороссии не признавался, то поначалу фон Гаден занял скромную должность фельдшера. После высокой оценки его знаний он вскоре стал уже лекарем, затем поддоктором, а в 1672 году получил и высший медицинский чин доктора. Причем к событию этому царь Алексей Михайлович, тогда уже высоко ценивший фон Гадена, выпустил особую грамоту, в которой перечислил многие его заслуги: «в дохтурском и во всяком лекарственном учении достаточно навычен и дохтурской чести достоин, и во всем человек потребный».
Свое привилегированное положение во дворе Гаден как мог старался использовать с пользой для всего еврейства, о чем говорят хотя бы сохранившиеся свидетельства придворного английского врача: «Евреи с недавнего времени очень размножились в городе и при дворе: им покровительствует лекарь-еврей…» Ну а после того как давний друг Гадена Артамон Матвеев возглавил Аптекарский приказ, наш доктор стал лейб-медиком. И если после смерти Алексея Михайловича Матвееву было суждено отправиться во временную ссылку, то Гаден продолжал пользоваться расположением и нового царя Федора Алексеевича.
Царь Федор вообще был довольно болезненным, так что постоянно нуждался в Гадене, ценил его как специалиста и богато одаривал за любую его работу. Но, несмотря на все старания доктора, предрасположенность к болезням привела нового монарха к смерти уже в 20-летнем возрасте в 1682 году. Официального распоряжения о престолонаследии сделано не было, что повлекло за собой войну кланов: Милославские хотели посадить на трон старшего сына Тишайшего, Ивана, а Нарышкины – младшего сына Тишайшего, Петра. В итоге Нарышкины возвели на престол малолетнего Петра, «великим опекуном» которого был объявлен вызванный из ссылки боярин Артамон Матвеев. Буквально тут же начался спланированный Милославскими Стрелецкий бунт. И первой жертвой этого бунта стал как раз Артамон Матвеев. Формальным поводом казни стала изданная им книга о лекарствах и лечебных травах. В книге стрельцы усмотрели ересь, после чего, по воспоминаниям очевидцев, «ворвались, выхватили Артамона из царской руки и сбросили его с крыльца на копья»: «Потом сняли с него одежды, вывели за Крым-город и разрубили на части. Видя это, иные бояре разбегались, кто куда мог. В этот же день разыскивали и лекаря-жида Данилу, но не нашли его, потому что он, переодевшись в страннические одежды, пробрался на Кукуй (так называли Немецкую слободу в Москве. – Прим. ред.)».
Разыскивали же фон Гадена по обвинению в отравлении царя Федора Алексеевича. Дескать, «лекарь-жид» по указанию своего друга Матвеева дал монарху то ли смертельное лекарство, то ли отравленное яблоко. На факт того, что вся еда и напитки проверялись сначала самим доктором, никто не обращал внимания. Говорили, что врач разрезал яблоко ножом, на одну сторону которого был нанесен сильнодействующий яд. После чего царь съел отравленную сторону, а Гаден ту, к которой прикасалась чистая часть ножа. В общем, был бы человек, а обвинение найдется. Вскоре нашли и пустившегося в бега Гадена.
Русский историк XIX века Сергей Cоловьев так описывал последние дни Данилы Гадена в своей «Истории России с древнейших времён»: «Гаден, заслышав беду, успел было в нищенском платье уйти из Немецкой слободы, двое суток прятался в Марьиной роще и окрестных местах; голод заставил его возвратиться в Немецкую слободу, где надеялся приютиться у одного знакомого и поесть чего-нибудь, но на улице был узнан, схвачен и приведен во дворец. Здесь царевны и царица Марфа Матвеевна умоляли стрельцов пощадить доктора; уверяли, что он совершенно невинен в смерти царя Феодора, что он в их глазах сам прежде отведывал все лекарства, которые составлял для больного государя, – все понапрасну: стрельцы кричали: “Это не одно только, что он уморил царя Феодора Алексеевича, он чернокнижник, мы в его доме нашли сушеных змей, и за это надобно его казнить смертию”. Гаден находился в одном положении с Нарышкиным: на нем лежали тяжкие обвинения относительно посяганий на здоровье государево, и его потащили в тот же Константиновский застенок на пытку. Стрельцы пытали, писчий записывал пыточные речи. Гаден не вытерпел мук, наговорил на себя разные разности, стал просить, чтоб дали ему три дня сроку и он укажет тех, которые больше его достойны смерти. “Долго ждать!” – закричали стрельцы, разорвали записку с пыточными речами, потащили Гадена на Красную площадь и там разрубили на мелкие части».
Изрубленного, проколотого копьями Гадена с отсеченной головой похоронили лишь через несколько дней после погрома за пределами города, в поле. Место захоронения фон Гадена – неизвестно.

http://www.isrageo.com/2018/01/23/tsaralechil/

Памятник одиннадцати евреям

Памятник Минину и Пожарскому у Верхних Торговых Рядов в середине 1850-х гг. Литография Дациаро по оригиналу Ф.Бенуа. Фото: Wikipedia
Этот проходимец Файерман-Пожарский всё предусмотрел…
Мендель ВЕЙЦМАН, Беэр-Шева
Есть такой бородатый анекдот про умирающего старика-антисемита, который попросил сына привести к его постели раввина, мол, хочу перед смертью принять иудейскую веру.
— Ты что, батя, рехнулся? Всю жизнь гонял евреев, во время войны их убивал, а теперь захотел стать одним из них?!
— Хочу, сынок, чтобы после моей смерти сказали: вот ещё одна жидовская морда сдохла!
Этот глупый анекдот я вспомнил не случайно. Был у меня некогда сосед-антисемит, для которого самой лучшей песней были куплеты:
Евреи, евреи, кругом одни евреи…
Говорят из Мавзолея
Тоже вынесли еврея,
Но один ещё лежит.
Говорят, что тоже жид…
Однажды он был "под мухой", подозвал меня и сказал:
— Ты, Мендель, хоть и еврей, но неплохой человек. А вот ты знаешь, что рассказывал мне мой дедушка про вас? То-то же, не знаешь… Есть в Москве памятник Минину и Пожарскому, слышал?
— Да, — ответил я, — это памятник руководителям народного ополчения во время польской интервенции в 1612 году, а открыли его в 1818 году.
— Точно, — усмехнулся сосед. — Но русскому народу запудрили мозги по поводу этого памятника, а ведь дело было совсем не так. Кстати, сделал его еврей по фамилии Мартос, а как же он своих соплеменников стороной обойдёт? Так вот, жил во времена польской оккупации еврей по фамилии Файерман, тот ещё проходимец. Подкупил он командира народного ополчения, чтобы стать русским героем, и вдобавок фамилию свою переделал на Пожарский.
— Ну, хорошо, — усмехнулся я, — а кто же такой Минин, по-твоему?
— Этот проходимец Файерман-Пожарский всё предусмотрел. Минин — это вообще не человек, а еврейский миньян. Ты же знаешь, что миньян — это десять евреев, которые собираются для молитвы. Уловил? Так что этот памятник никаким не русским героям, а одиннадцати евреям. Так-то вот евреи над нами издеваются…
Я смотрел на него и никак не мог понять, как звериная злоба к инородцам способна превратить вроде бы нормального человека в полного глупца, даже не понимающего насколько он смешон и жалок. И тут же мне вспомнился ответ французского писателя Жана-Поля Сартра на вопрос, кого считать евреем. Евреем считается тот, кого антисемит считает евреем — ответил писатель. И ведь он был действительно прав…

http://www.isrageo.com/2018/01/17/pamat009/

«Не класс, а синагога какая-то!»

Иллюстрация: фотобанк pixabay.com
Первые обиды и радости еврейского мальчика послевоенной поры
Илья САНКИН, Гедера
Война. Папа ушёл добровольцем на фронт. В письме к маме он писал, что бы мама с нами (я и сестра) эвакуировались, так как немцы убивают евреев. Получив это письмо, мама поехала к родственникам в посёлок за советом. Маме не поверили, сказали: это коммунистическая пропаганда.
Несколько лет назад я представил в институт Яд ва-Шем две книги о зверствах нацистов на оккупированной территории в Днепропетровской области. Среди жертв упоминается и это местечко, где в июле 1942 года немцы расстреляли всех жителей…
Когда я бываю в Украине – обязательно посещаю это место, где похоронены 1200 человек (старики, женщины, дети).
Итак, мы эвакуировались на Северный Кавказ, где нас и застала война.
Небольшая станица. По улицам расклеены объявления, где указаны время и место сбора евреев, которые потом будут отправлены в Краснодар, а оттуда на поселение в Германию.
Начали подходить чёрные цельнометаллические закрытые машины. Люди на площади ещё не знали, что это были «душегубки». Когда собравшиеся об этом узнали – началась паника.
В этот момент из толпы местных жителей, что приехали на подводах за еврейским скарбом, вырвалась женщина, у которой мы квартировали, с криком бросилась ко мне, схватила в охапку, и возвратилась в толпу к своей бричке. На ходу она крикнула маме, что бы та с сестрой бежали за ней.
Прошло более семидесяти лет, но я до сих пор слышу женский крик: «Ривка, отдай мне мальца»!
Мы попали в Баку. Но и там уже было неспокойно. Нас погрузили на танкер, и мы поплыли в Красноводск. На середине пути танкер начали обстреливать. Из воды поднимались фонтанчики, как во время дождя. Потом послышался мелкий стук, словно рассыпали горох. Началась паника. И тут какая-то незнакомая маме женщина накрыла меня своим телом. Об этом мне позже рассказала мама. И ведь у этой спасительницы тоже рядом были дети!
Как понять женскую душу…
Весна 1945 года. Война закончилась.
Наш дом стоял у дороги, и день и ночь мимо шли войска с фронта. По обеим сторонам дороги стояли матери, надеясь увидеть в строю знакомые лица…
Нас, детей, отсылали на улицу с наставлениями: «может, увидишь папу». Многие из нас папу и в лицо-то не знали. И пацаны старались угадать: может, вот он папа!
Солдаты брали нас на руки. Плакали. Что-то нам дарили. У многих из нас появились губные гармошки, немецкие кресты.
Солдаты всё шли и шли. Но папы не было. Папа погиб в мае 42-го под Керчью…
И вот наступило 1 сентября 1945 года. Я пошёл в первый класс.
Что это был за сентябрь? Голодный год. Мама с утра до ночи на работе. И я, предоставленный сам себе, проводил дни на рынке. Продавал папиросы, помогал продавцам, инвалидам. Это помогало подкормиться.
Местная шпана меня приметила. Предложили «работу». Я стал последним в цепочке, когда сдёрнутая с головы шапка передавалась из рук в руки, а я должен был с нею убежать с рынка. От реализации «товара» мне что-то перепадало.
Но однажды этой «работе» пришёл конец. Было всё, как обычно. И сорванная шапка была уже у меня в руках, и я побежал с ней. А на выходе оглянулся: почти на уже опустевшей базарной площади стоял пацан чуть старше меня и плакал.
Я представил на миг, что с ним будет, как он пойдёт домой. Ведь и зима на дворе. Я вернулся и отдал ему шапку…
Я ждал теперь для себя самого плохого от «пахана».
Но он отозвал меня в сторону и сказал:
«У тебя, сынок, доброе сердце. Ты не будешь вором».
Уже позже я узнал, что он воевал, был ранен. Потерял всю семью. Такая вот судьба…
Моя учёба, конечно, не шла. Меня оставили вначале на «осень», а потом на второй год. Ничего этого я не знал, и в сентябре снова пришёл в школу, и на линейке встал в свой класс. Учительница начала перекличку:
«Альтман, Айзинбуд, Габай, Лившиц, Цундер…».
Она посмотрела на нас:
«Синагога какая-то!».
Потом лицо её оживилось:
«Сахно, Стецюк, Голобородько…».
Перекличка закончилась, а меня в списках нет. Учительница и дети ушли.
Потом она вернулась. Сказала, где теперь мой класс. Но запомнились те несколько минут, когда посреди огромной площади стоит одинокий еврейский мальчишка с остриженной головой, в пальтишке, перешитом из немецкой шинели. На ногах – «гуни» (калоши из автомобильной камеры). Стоит и плачет. Плачет от обиды, от первого горя в маленькой своей жизни: второгодник!
Впереди большая жизнь, и много разного будет в ней. Но, как вчера, помнятся и первые обиды, и радости её…

http://www.isrageo.com/2018/01/09/nekla237/

Картина дня

наверх