Свежие комментарии

  • Александр Козьменко
    Кстати Ант-25 конструкции П. О. Сухого«Мы рождены, чтоб...
  • Игорь Василевский
    В деяниях своих был буйным Петр 1. Психиатры находят в его поступках много причин для неординарных выводов...Царевич Алексей. ...
  • Давид Смолянский
    Такие "иксперды", как вышеупомянутый субъект, у меня сразу идут на.... Хотел сказать в бан.. :)Бои на Донбассе п...

«Авода», новая и незнакомая

«Авода», новая и незнакомая

В партии «Авода», правившей в Израиле непрерывно с 1948 по 1977 год, прошли праймериз. В них участвовали 22 тысячи членов этой партии. По итогам можно сказать, что от партии Рабина и Переса не осталось ничего. Последнего из принцев «Аводы», Омера Бар-Лева, сына военачальника Хаима Бар-Лева, вошедшего в историю прежде всего благодаря линии его имени, оттеснили на нереальное 9-е место.

Согласно опросам, реальных мест в будущем Кнессете у «Аводы» скорее всего будет шесть, и из этих шести мест четыре места займут женщины — Мерав Михаэли, Наама Лазими, Эфрат Райтен и Эмили Муати. Вряд ли имена последних трех говорят что-либо подавляющему большинству русскоязычных, и я сильно сомневаюсь в том, что даже ведущие русскоязычные журналисты Израиля знали что-либо до сего дня об их существовании.

А я вот поинтересовался. Похоже, что главным «пойнтом» новой «Аводы» будет феминистская повестка дня — борьба за равноправие женщин, против насилия в семьях, против сексуальных домогательств на работе. Именно продвижению этих вопросов посвятили свою политическую деятельность новые выдвиженки. Кроме того, они выступают за укрепление социальной защиты слабых слоев населения (жителей периферии, жильцов комплексов социального жилья), равноправие общины ЛГБТ во всех проявлениях, экологическую ответственность, а также за заключение мира с палестинцами.

В отличие от недолгого периода, в который эту партию возглавляла Шели Яхимович, новые лидеры списка «Аводы» вообще ничего не говорят о правах трудящихся, этой темы для них не существует. Как говорят на иврите, она «выделяется своим отсутствием». Странно, что название Рабочей партии не изменилось до сих пор. Думаю, что в перспективе этого не избежать.

В нынешней ситуации напрашивается вопрос об объединении «Аводы» с «Мерецем». Их повестка дня настолько близка, что различия надо искать под микроскопом. Ну вот у Аводы феминизм первым пунктом, а права ЛГБТ вторым, а у Мереца права ЛГБТ первым, а феминизм вторым. Видимо, Михаэли и Гальон считают, что порознь они наберут больше голосов, чем идя вместе.

Разговоры о том, что партия «Авода» должна вернуться в центр и снова стать одной из двух ведущих партий Израиля, о чем мечтала и лидер партии Мерав Михаэли, закончились ничем, и гора родила мышь. Произошло то же, что в свое время в «Мереце», где я наблюдал этот процесс в режиме реального времени. Группы влияния с маргинальной повесткой дня (ЛГБТ, радикальные феминистки, радикальные экологи, зоозащитники) благодаря массовой записи в партию, наличию у них кучи свободного времени и групповой спайке навязали партии свою повестку дня и фактически овладели ею. В результате у них появилось достойное представительство, но партия маргинализировалась и перестала представлять массу своего «пассива», что привело к резкому снижению числа подаваемых за нее голосов.

«Русских» в Аводе представляет Владимир Свердлов, предпенсионер с грустными глазами, почти старик на фоне молодых лидеров списка. Больше всего времени, похоже, он уделял в последние месяцы своему активизму в пользу Украины и против «российской агрессии». В итоге он попал на какое-то место в конце второго десятка, и то благодаря бронированию места «для русских». Как пел Владимир Высоцкий, «козе баян, попу гармонь, икона папуасу» (В. Высоцкий). Сколько «русских» вообще являются членами «Аводы» и принимали участие в праймериз, вряд ли мы сможем узнать.

Иллюстрация — Наама Лазими, второе место в списке «Аводы».

Картина дня

наверх