Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Боевая летопись 1-й Конной. Ч. 11. "Помнят польские паны"

Мы завершили предыдущую статью цикла в тот момент, когда 14-я кавалерийская дивизия овладела г. Сквира (Боевая летопись 1-й Конной. Часть 10. Красный таран на просторах Украины). Операция 1-й Конной на польском фронте набирала обороты.

2-3 июня 6-я кавалерийская дивизия продолжала вести упорные бои с противником в районе Плисков — Животов. Красные бронепоезда курсировали на линии Оратово — Липовец и Оратово — Фронтово, обстреливая позиции противника и его тяжелые батареи.

После беспрерывного трехдневного боя с поляками в лесисто-болотистой местности, к исходу дня 2-го июня соединения Конной армии остались на следующих позициях: 4-я и 14-я кавалерийские дивизии — Шалеевка, Воробьевка, Капустины; 11-я кавалерийская дивизия — Боршевка, Дзионьков, Раскопано; 6-я кавалерийская дивизия — Пимеков, ст. Орастово.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Польский фронт (киевский участок) к 25 мая 1920 г.

За эти 3 дня армия немного продвинулась вперед, главным образом на участке Сквира — Погребище.

Весь день 3-го июня шел проливной дождь, сильно испортивший дороги. К утру 4-го июня соседи Конной армии справа и слева занимали следующее положение: группа Якира (45-я стрелковая дивизия) линию Ржищев (на берегу Днепра) – Рокитно — Езерно; красная 14-я армия вела упорные бои у Чечелевки (к югу от г.
Гайсин) — Ладыженко — ст. Рудница — р. Каменка. В связи с активностью противника в Гайсинском районе, 1-й Конной армии было приказано выделить не менее одной бригады для оказания помощи 14-й армии в овладении районом г.г. Гайсин — Брацлав (продолжая остальными силами армии выполнять свою основную задачу по овладению Казатинским железнодорожным узлом). Учитывая создавшуюся обстановку на фронте армии, командарм С. М. Буденный 3-го июня отдает новый оперативный приказ по армии — нацеливающий ее на выход в район железнодорожных узлов Казатин-Бердичев.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Для обеспечения операции с юга на участок Плисков — Липовец была выделена 3-я бригада 11-й кавалерийской дивизии с бронепоездами (на эту же бригаду возлагалась задача боевой связи с 63-й стрелковой бригадой 14-й армии у Гайсина) — чтобы приковать внимание противника к этому району, беспокоя его активным маневрированием и не позволить действовать по красным тылам.

Для прорыва польского фронта намечался район между р. Березанка и р. Ореховая на участке Самгородок — Снежное. Для нанесения главного удара предназначалась вся армия (за исключением 3-й бригады 11-й кавалерийской дивизии), причем движение армии было построено уступами: главная ударная масса – 14-я, 4-я и 11-я кавалерийские дивизии уступами справа налево и уступом влево и 6-я кавалерийская дивизия (арьергард армии) – уступом назад. Для взрыва железнодорожного пути на участке Попельня — Бровки — Чернорудка были выделены подрывные отряды от 14-й и 11-й кавалерийских дивизий (от 14-й дивизии на ст. Попельня и от 11-й дивизии на ст. Чернорудка). К утру 5-го июня было приказано разрушить железнодорожный путь на указанном выше участке. 

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Польский фронт к моменту прорыва 1-й Конной армии.

После разрушения железнодорожного пути 4-я и 14-я кавалерийские дивизии должны были приготовиться к разгрому Казатинского железнодорожного узла, а 11-я кавалерийская дивизия — к рейду на Бердичев. На 6-ю кавалерийскую дивизию возлагалась задача обеспечить эту операцию с тыла.

Из приказа видно, что командарм 1-й Конной решил во что бы то ни стало 6-го июня захватить железнодорожные узлы Казатин — Бердичев, лишив противника коммуникационных путей и связи с Одесской группой.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

1-я Конная армия к моменту прорыва, 5 июня 1920 г.

Построение армии для прорыва польского фронта было довольно компактным. 14-я, 4-я и 11-я кавалерийские дивизии были сосредоточены в сильный кулак, шли в тесной связи между собой и в любую минуту были готовы оказать друг другу содействие. 6-я кавалерийская дивизия двигалась небольшим уступом назад, служа как бы резервом.

Но природа задержала выполнение этого приказа: в ночь на 4-е июня начался сильный дождь, который не переставая шел 4-го и 5-го июня. Дороги испортились.

До утра 5-го июня армия находилась в занимаемом районе, готовясь к выполнению возложенной на нее ответственной задачи. Противник активности не проявлял. Части Конной армии оставались в исходном положении и производили разведку. Для руководства боем и рекогносцировки местности, перед фронтом армии выезжали С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов. Они находились на наблюдательных пунктах — тщательно изучая район и намечая место будущего прорыва.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15


На рассвете 5-го июня армия приступила к выполнению боевого приказа. Ближайшими задачами дивизий было выйти на участок железнодорожных линий Попельня – Чернорудка — для выполнения главной задачи по захвату Казатина и Бердичева.

5-го июня 14-я, 4-я и 11-я кавалерийские дивизии последовательно вступили в бой с польскими войсками, укрепившимися на линии Снежное – Озерно — Самогродок (где был обнаружен 9-й пехотный полк 5-й польской дивизии). Противник оказывал упорное сопротивление наступлению, обстреливая красные части ураганным артиллерийским огнем.

Конная армия сбила прикрывающие части поляков — на участке Шалеевка, Воробьевка, Молчановка и Н. Фастов — и с боем продвигалась вперед. Поляки оказывали упорное сопротивление. Около 11-ти часов 5-го июня на позициях к востоку от Самгородок, Озерна, Снежное поляки остановили движение Конной армии. По всему фронту армии завязался сильный бой. Поляки открыли сильный винтовочный, пулеметный и артиллерийский огонь. По воспоминаниям очевидцев: «На фронте гудит артиллерия, беспрерывно трещат пулеметы, рвутся снаряды, раздаются крики «ура»». 

После ожесточенного боя во второй половине дня 5-го июня части Конной армии, после окончания продолжительной артиллерийской подготовки, имея впереди броневики, с криками «ура» ринулись в атаку (в 14 часов 30 минут).

2-я батарея 4-й кавалерийской дивизии, только что за бой 25-го мая награжденная Красным знаменем ЦИК, находясь на позиции восточнее Озерна, огнем заставила замолчать стоявшие на позиции западнее Озерна польские батареи. 

Польский полковник Клеберг так описывал момент атаки 1-й Конной армии у Самгородок-Снежное: «Изо всех лесов, деревень и складок местности показываются всадники. В несколько мгновений горизонт, насколько хватает глаз, наводняется буденновцами, которые в гигантском облаке пыли, с предшествующими бронеавтомобилями, прикрытые огнем артиллерии, тачанок и конных стрелков, начинают двигаться на поляков. Польский солдат, следящий взглядом за облаком пыли на флангах, быстро продвигающимся на север, должен был ощущать, что он сражается в центре гигантского кольца, которое скоро сомкнется за его спиной».

На участке Самгородок, Озерна, Снежное около 16-ти часов 5-го июня польский фронт был прорван — и все 4 дивизии Конной армии ринулись этот прорыв.

Конница поляков — 3-я кавалерийская бригада Савицкого с фронта и 1-я кавалерийская дивизия Карницкого с фланга — стремились преградить путь движения Конной армии из района Сквира. Она несколько раз настойчиво переходила в атаку, но это было бесполезно — атака каждый раз отбивалась с большими потерями для польской конницы.

Бригада польской кавалерии, пытавшаяся атаковать части 4-й кавалерийской дивизии в конном строю, была рассеяна артиллерийским огнем красных.

Ударом всех трех дивизий (4-я, 14-я и 11-я) на позицию противника у Озерна, поляки были сбиты с позиций и обращены в паническое бегство. 

Таким образом, в результате энергичного удара 1-й Конной армии на фронте Самгородок, Озерна, Снежное фронт был прорван — и противник побежал.

6-я кавалерийская дивизия, двигавшаяся в армейском резерве, в этом бою участия не принимала. 

В ночь на 6-е июня 1-я Конная армия, невзирая на отчаянное сопротивление противника, достигла линии Ружин – Ягнятин — Карапчеев (на р. Ростовица), захватив свыше 200 пленных, 4 орудия, 20 пулеметов и большое количество боеприпасов. Гарнизон Озерна в этом бою был целиком вырублен. 

О движении Конной армии в тыл полякам Клеберг пишет следующим образом: «Подобно тому, как вода смыкается, покрывая уходящий на дно камень, так и польский фронт восстанавливается в тылу красной конницы. Но Буденный об этом мало заботится — он достиг своей первоначальной цели, он в тылу польских позиций и в настоящее время не видит перед собой ни одной части противника, способной его остановить. Он тщательно избегает всякой задержки, уклоняется от всякого боя, стремясь прямо к своей основной цели: с одной стороны — к Житомиру, главной квартире командующего украинской группой армии, с другой — к польским войскам, прикрывающим район Киева».

Благодаря правильно поставленной и хорошо выполненной боевой задаче, 1-я Конная армия очутилась в тылу противника – и это требовало от нее особой бдительности при несении разведывательной и сторожевой службы.

Боевая летопись 1-й Конной. "Помнят польские паны"

Вследствие того, что на обоих флангах прорыва противник оставался на местах, наиболее угрожающими пунктами являлись, с одной стороны, ст. Казатин и с другой — Сквира и Б. Церковь (где имелись резервные части противника). 

На рассвете 6-го июня армия двинулась по направлению на Бердичев, продолжая выполнение боевой задачи по овладению железнодорожной линией на участке Попельня — Чернорудка. На рассвете 6-го июня железная дорога Казатин — Киев была в двух местах взорвана: у Попельня и у Чернорудка. 

Правофланговая 14-я кавалерийская дивизия двигалась двумя колоннами, одной (в составе 2-й бригады) на ст. Попельня и другой (1-я и 3-я бригады) на ст. Бровки. У ст. Попельня дивизия вступила в бой с бронепоездом противника, который поспешно отошел на ст. Бровка и далее на ст. Чернорудка, но, не доходя последней, был перехвачен частями 4-й кавалерийской дивизии.

Курсировавший здесь польский бронепоезд «Довбор Мусницкий» был отрезан от своих и захвачен; на ст. Бровки железная дорога Казатин — Бердичев также была перерезана. На ст. Чернорудка 4-я кавалерийская дивизия захватила лазарет польской 13-й пехотной дивизии.

На станции Бровка 14-я кавалерийская дивизия захватила целый эшелон продовольствия и винтовок.

Части польской 13-й пехотной дивизии отступали в направлении на Бердичев.

4-я кавалерийская дивизия к полудню 6-го июня достигла м. Вчерайше, захватив здесь бригадный лазарет польской 13-й пехотной дивизии.

11-я кавалерийская дивизия, двигавшаяся левее 4-й кавалерийской дивизии, после боя у Белиловки взорвала железнодорожный путь и мосты — и к вечеру 6-го июня достигла района Камени-Пятигорска.

6-я кавалерийская дивизия, двигавшаяся уступом слева и сзади в армейском резерве, к вечеру 6-го июня достигла района с. Ружин, ведя усиленную разведку в сторону Казатина.

Таким образом, и следующий этап операции по выходу в район Казатин — Бердичев армия выполнила удачно: железнодорожная линия Бердичев — Киев на участке Казатин — Фастов была разрушена, а противник под влиянием прорыва конницы в свой тыл начал проявлять признаки растерянности и делал бессвязные попытки оказать сопротивление, бросая небольшие отряды пехоты и конницы в район прорыва 1-й Конной армии.

Чего он боялся, то и произошло: Конная армия находилась в тылу польской 3-й армии, и поляки были вынуждены срочно производить эвакуацию Киева.

За 6-е июня на линии железной дороги Казатин — Попельня поляки все же пытались оказать сопротивление советским частям, но были смяты. 

6-го июня Конная армия нащупывала пути к захвату Бердичев — Житомир. С наступлением темноты ее соединения остановились: 14-я кавалерийская дивизия — Бровки — Лебединцы, 11-я кавалерийская дивизия — Камены — Пятигорки, 4-я кавалерийская дивизия — Вчерайше — Чернорудка, 6-я кавалерийская дивизия, обеспечивая движение 4-й, 11-й и 14-й кавалерийских дивизий с запада и юга, достигла Войтовицы — Рутин.

Сведений о соседях справа и слева Конная армия не имела. Связь с тыловым штабом и штабом фронта была периодической и очень непрочной (радио и авиация).

Поляки, имея у себя в тылу армию Буденного, начали собирать остатки разбитой 13-й пехотной дивизии в районе Погребице — с целью нанести удар во фланг и тыл армии Буденного в направлении Самгородок. Другой отряд поляков формировался из уцелевших частей 7-й пехотной дивизии и 1-й кавалерийской дивизии. Этот отряд должен был нанести удар во фланг и тыл 1-й Конной армии из района Сквира — в направлении также на Самгородок.

Поляки хотели «сдавить» с флангов 1-ю Конную армию в районе Самгородок. В действительности же Конная армия в это время совершала движение на Бердичев — и оба отряда поляков, действуя на Самгородок и не имея перед собой Конной армии, столкнулись в районе Снежное — Самгородок.

Захваченные в боях польские пленные показывали, что в Житомире находится штаб армии. Под влиянием прорыва, поляки в панике начали, с одной стороны, отходить к Бердичеву, а с другой стороны — спешно эвакуировать г. Киев. Имея не вполне ясные данные о противнике и не имея сведений о своих соседях, но трезво оценивая создавшуюся на фронте армии обстановку, командарм Буденный решил в течение 7-8 июня захватить железнодорожные узлы Житомир и Бердичев, разрушив средства связи и склады противника.

Для налета на Житомир была назначена 4-я кавалерийская дивизия, а на Бердичев — 11-я кавалерийская дивизия. 6-я и 14-я кавалерийские дивизии должны были оставаться уступом позади на линии железной дороги Казатин-Фастов — для обеспечения операции с тыла.

Ночь на 7-е июня армия провела в занимаемых районах, готовясь к выполнению боевых задач. Противник не беспокоил.

Ч. 12. Житомир и Радомысль

Прорыв удался (Боевая летопись 1-й Конной. "Помнят польские паны"). И на рассвете 7-го июня 4-я кавалерийская дивизия из района Нехворощ-Бровки двинулась на г. Житомир.

Житомир и Бердичев

В 18 часов, после короткого боя с местным гарнизоном, г. Житомир был в руках красной конницы. Командующий украинской группой польских войск и его штаб успели выехать — пленить их не удалось.


На станции и в городе была захвачена богатая военная добыча (10 вагонов английских снарядов, эшелон с лошадьми, 2 вагона с пулеметами и т. п.). В городе были освобождены из плена до 5000 красноармейцев и из тюрьмы до 2000 политзаключенных.

Взорвав стрелки железнодорожного пути, уничтожив технические средства связи и склады, дивизия к ночи отошла на 8 км к северо-востоку от города, где и заночевала.

Выступив на рассвете 7-го июня, 11-я кавалерийская дивизия к 16-ти часам подошла к г. Бердичеву. На подступах к городу противник оказывал упорное сопротивление. Бой длился до темноты. Но атакой с севера после упорного уличного боя, действуя в комбинированном боевом порядке, 11-я кавалерийская дивизия захватила город и товарную станцию. Противник с боем отошел к югу от города и расположился на укрепленной позиции по Лысой Горе.

Разрушив станцию и пути, 11-я кавалерийская дивизия взорвала на станции крупный склад с боеприпасами противника, где находились сотни тысяч снарядов различных калибров. На ночь дивизия также отошла на 8 км к северо-востоку от г. Бердичева.

Во время этой операции 14-я и 6-я кавалерийские дивизии служили заслоном на юг и восток, оставаясь на линии железной дороги Казатин — Фастов. Т. о., 4-я и 11-я кавалерийские дивизии блестяще выполнили задачи, возложенные на них командармом, захватив Житомир и Бердичев.

Борьба за инициативу

Противник пытался всеми силами восстановить утраченное положение и вырвать инициативу из рук конармейцев. 

Поляки в помощь 3-й и 7-й дивизиям перебросили пехоту с Киевского направления — и 8-го июня пытались заполнить свой прорыв и окружить 1-ю Конную. Так, противник подвез свою пехоту на ст. Попельня со стороны Фастова и пытался наступать на позиции 6-й кавалерийской дивизии конницей со стороны ст. Казатин. Но все их попытки остались безуспешными — за 8-е июня поляки успеха не имели, и Конная армия по-прежнему действовала у них в тылу.

Разобравшись в обстоятельствах произошедшего, противник начал группировать имевшиеся у него резервы на флангах прорыва — с целью закрыть выход 1-й Конной армии к югу.

Главные силы противника, предназначавшиеся для реализации этой цели, были обнаружены на фронте Ружин — Паволочь.

В связи с создавшейся обстановкой на флангах армии и не имея связи с соседями и фронтом, командарм 1-й Конной решил оттянуть армию к востоку от линии Житомир — Бердичев — и к вечеру 8-го июня армия расположилась в двух группах: 11-я и 6-я кавалерийские дивизии в районе Червоно — Белополье (25 км восточнее Бердичева) и 4-я и 14-я кавалерийские дивизии в районе Котельня — ст. Бровки.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

1-я Конная армия после рейда на Житомир-Бердичев, 8 июня 1920 г.

Ночь на 9-е июня прошла спокойно. 

Но насколько целесообразны были действия 1-й Конной армии при выполнении директивы фронта по захвату района железнодорожных узлов Казатин — Бердичев, настолько противоречивы и непонятны были дальнейшие действия фронтового и армейского командований.

Отчасти это оправдывалось для армейского командования неясностью обстановки и отсутствием связи с соседями и фронтом.

В развитие достигнутых успехов и с целью разгрома живой силы киевской группы противника, командарм 1-й Конной, в соответствии с директивой фронта, с рассветом 9-го июня направляет всю армию в сторону железнодорожного узла Фастов — с задачей овладеть последним не позднее 10-го июня. Движение армии было организовано двумя эшелонами — впереди на один переход двигались две дивизии (4-я и 14-я) и также две дивизии остались сзади в районе Нехворощ — ст. Бровки (6-я и 11-я).

Дополнительными распоряжениями начдиву 6-й кавалерийской было приказано выделить одну бригаду по северному берегу р. Унава к северу от Фастова (для содействия 14-й кавалерийской дивизии по овладению ст. Фастов), а начдиву 4-й кавалерийской было приказано выставить сильный заслон в сторону м. Брусилов.

Таким образом, армейское командование совершенно не учитывало вероятности отхода польской 3-й армии от Киева по шоссе на Житомир и вдоль железной дороги Киев — Коростень. В этом направлении был выслан для разрушения железнодорожного моста у ст. Тетерев через одноименную реку всего один разведывательный эскадрон полка особого назначения. Это обстоятельство в дальнейшем послужило на пользу противнику. 

1-я Конная армия, столь блестяще выполнившая директиву фронта по захвату Бердичева и Казатина, в дальнейших свои действиях не учла условий создавшейся обстановки и тем позволила польской 3-й армии сохранить свою живую силу — отходом вдоль дороги Киев — Коростень. 10-го июня передовые части 14-й и 6-й кавалерийских дивизий у с. Романовна (20 км западнее г. Фастова) вошли в связь с группой Якира (45-я стрелковая дивизия и кавалерийская бригада Котовского).

14-я и 6-я кавалерийские дивизии в тот же день отошли назад в исходное положение; разведка в сторону Брусилова противника не обнаружила.

Так как задача по овладению ст. Фастов отпала, командарм 1-й Конной решил по собственной инициативе вновь повернуть на запад.

За 9-10-е июня Конная армия имела движение в сторону Фастов (с целью нанести удар в тыл польской 3-й армии), но получила приказ повернуть обратно к Житомиру.

Т. о., 9-е и 10-е июня армия потеряла в передвижениях, мало отвечавших создавшейся обстановке. 

К ночи на 11-е июня командарм отдает новый оперативный приказ за № 070/оп., где указывает, что противник занимает линию Казатин — Бердичев — Житомир — Радомысль; что действующая правее армии группа Якира вышла на линию реки Унава на участке м. Скетники – Фастов — Дмитриевка с кавалерийской бригадой Котовского у Романовки (западнее ст. Фастов) и что действующая левее 14-я армия вышла к этому времени на линию Чечелевка (10 км восточнее г. Гайсин), ст. Ладыженская, Соколовка, Пепелиха.

На Коростень и Радомысль

На армию командарм возложил следующую задачу: «сбить противника на линии Бердичев — Житомир и ликвидировать группу противника, оперирующую в районе Казатина». 

Для выполнения указанной задачи дивизии были направлены следующим образом: 14-я кавалерийская дивизия с рассветом 11-го июня должна была начать движение для перехода в район м. Коростышев (30 км восточнее г. Житомир); 12-го июня, оставив в Коростышеве заслон для наблюдения за Киевским шоссе, остальными силами дивизии к вечеру 12-го июня перейти в район м. Левков (10 км восточнее г. Житомира).

4-й кавалерийской дивизии в течение 11-го июня было приказано перейти в район м. Котельна (на реке Гуйва — 30 км юго-восточнее Житомира) и в случае необходимости поддержать 14-ю кавалерийскую дивизию.

11-я кавалерийская дивизия направлялась в район м. Червоно и 6-я кавалерийская дивизия — район м. Нехворощ. 11-го июня, выполняя указанный приказ, 14-я кавалерийская дивизия без соприкосновения с противником заняла район м. Коростышев — только боковой авангард, высланный по Киевскому шоссе на Царевку, был обстрелян броневиком противника.

По пути движения дивизия захватила в плен телеграфную роту противника. 4-я кавалерийская дивизия также без соприкосновения с противником достигла м. Котельна. Только 11-я и 6-я кавалерийские дивизии около полудня 11-го июня завязали бой с конницей противника у Червоно (с 3-мя полками польской конницы – 1-м Краковским, 2-м Шволежерским и 16-м Познанским), которая после упорного боя отошла на г. Бердичев.

Из распоряжений командарма 1-й Конной ясно видно, что он отдавал предпочтение Казатинскому направлению, не уделяя особого внимания возможности движения противника по шоссе Киев — Житомир и севернее вдоль железной дороги на Коростень — а этого нужно было ожидать в связи с данными о начале эвакуации противником г. Киев.

Учитывая это обстоятельство, командующий Юго-Западным фронтом 11-го июня ставит 1-й Конной армии новую задачу:

«Двумя дивизиями безотлагательно занять район Радомысль-Житомир, ведя усиленную разведку в сторону Бердичева, и выделить отряд для захвата Коростеня; остальными силами армии спешно двигаться на г. Киев, чтобы совместно с 12-й армией окружить и взять в плен Киевскую группу противника».

Очевидно, что данная постановка задач являлась слишком сложной для действовавшей самостоятельно 1-й Конной армии (12-я и 14-я армии при своей относительной малочисленности продвигались вперед слишком медленно и, главным образом, под влиянием успехов 1-й Конной армии). Такая разброска сил успеха не обещала.

Боевая летопись 1-й Конной. Житомир и Радомысль

Вследствие трудности связи штаба фронта с полевым штабом армии, 11-12-го июня 1-я Конная армия продолжала движение на Житомир-Бердичев (директива фронта попала в полевой штаб много позднее).

11-го июня лихим налетом 4-й кавалерийской дивизии г. Житомир вторично попал в руки конармейцев.

В течение 12-го июня 1-я Конная армия почти без боя действовала на р. Гнилопять (за исключением небольшого боя в районе Житомира, на участке Шумек — Троянов — Бердичев).

Для выполнения директивы фронта и с целью помешать Киевской группе противника прорваться по шоссе на Житомир, вечером 12-го июня командарм приказал 14-й кавалерийской дивизии с рассветом 13-го июня выслать сильный отряд на Радомысль; 6-я и 11-я кавалерийские дивизии на рассвете 13-го июня должны были продолжать операции в сторону Бердичев — Казатин; 4-й кавалерийской дивизии, оставленной в районе Житомира, была поставлена задача в случае необходимости поддержать 14-ю кавалерийскую дивизию.

Даже исходя из сложной директивы фронта, необходимо было в район Радомысля направить более сильную войсковую группу. 

Части 14-й кавалерийской дивизии, направленные на Радомысль, 13-го июня встретили у последнего сильное сопротивление противника и были вынуждены отойти назад; противник в свою очередь в этот день занял д. Городок на р. Тетерев и с. Кочерово на Киевском шоссе. Вся предыдущая обстановка говорила за то, что на Радомысльском направлении и нужно было иметь главный ударный кулак армии — с целью преградить пути отхода польской 3-й армии на запад. Но 12-го и 13-го июня армейское командование этого не учитывало, продолжая действовать на Бердичевском и Казатинском направлениях.

Только в 23 часа 13-го июня командарм 1-й Конной отдает новый оперативный приказ по армии (№ 072/оп.), где объединению ставятся новые задачи: «в кратчайший срок овладеть районом железнодорожного узла Коростень, уничтожая группу противника, отступающую от Киева по Житомирскому шоссе и по железной дороге на Коростень»; одновременно армии приказывается удерживать за собой район г. Житомир. 

Для выполнения указанной задачи армия была разделена на две равных группы: первая группа — ударная, в составе 4-й и 14-й кавалерийских дивизий, под командой члена РВС армии Ворошилова, должна была в кратчайший срок овладеть железнодорожным узлом Коростень, вторая — в составе 6-й и 11-й кавалерийских дивизий под командой командарма Буденного — должна была оставаться для обороны района Житомира.

В итоге, для главного удара назначалась только половина имеющихся сил.

В свою очередь ударная группа для выполнения поставленной ей задачи двинулась в направлении Коростеньского узла двумя колоннами на широком фронте (20-25 км), причем 14-я кавалерийская дивизия (правая колонна) двигалась в общем направлении на Радомысль и 4-я кавалерийская дивизия — на Горбылево (западнее м. Радомысль). 

Результат такой постановки задач не замедлил сказаться очень скоро в неблагоприятном для красных смысле, несмотря на частичный успех правой колонны группы.

Днем 14-го июня 14-я кавалерийская дивизия, не доходя 20 км до Радомысля, у ст. Старосельцы вступила в бой с частями польской 7-й дивизии. В результате упорного пешего и конного боя противник был опрокинут и отошел на Радомысль, преследуемый красной конницей.

4-я кавалерийская дивизия, двигавшаяся в левой колонне ударной группы, 14-го июня дошла до назначенного ей района (с. Горбылево) беспрепятственно, но на рассвете 15-го июня противник в значительных силах подошел к расположению дивизии с северо-востока — и ударил ей в тыл со стороны с. Торчиц. В результате этого боя 4-я кавалерийская дивизия вынуждена отойти к югу; на помощь ей командарм из района Житомира направил одну бригаду 6-й кавалерийской дивизии.

14-я кавалерийская дивизия с утра 15-го июня после упорного боя заняла м. Радомысль и по приказу командующего группой Ворошилова двинулась в сторону Горбылево на помощь 4-й кавалерийской дивизии.

Но в течение 15-го июня 14-я кавалерийская дивизия дойти до расположения 4-й кавалерийской дивизии не смогла — из-за наступления темноты, сильного переутомления конского состава и окончательно испортившихся от дождя дорог.

В это время 4-я кавалерийская дивизия продолжала вести упорный бой с превосходящими силами противника (до 4000 пехоты, 1000 сабель с артиллерией и пулеметами) и, потеряв связь с 14-й кавалерийской дивизией, начала отходить в общем направлении на Житомир (к м. Чернихов). К ночи на 16-е июня дивизия расположилась в районе д. д. Слободка, Осинки, Девички (к востоку от м. Чернихов).                                                                                                                         

Ч. 13. Стратегическое значение кавалерийских масс

Все эти события (см. Боевая летопись 1-й Конной. Житомир и Радомысль) на фронте ударной группы заставили командарма 1-й Конной направить всю 11-ю кавалерийскую дивизию для поддержки 4-й и 14-й кавалерийских дивизий.

К ночи на 16-е июня 11-я кавалерийская дивизия прибыла в д. Пилиновичи (15 км западнее Радомысля), но участия в бою она уже не принимала.

К ночи того же дня армия вошла в связь с 45-й стрелковой дивизией у с. Царевки на Киево-Житомирском шоссе.

Погода в эти дни была дождливая и дороги для движения испортились невероятно.

15-го июня армейская радиостанция перехватила оперативный приказ по польской 3-й армии, из которого армейское командование выяснило, что 3-я армия отходит из киевского района на Коростень.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

В соответствии с приказом поляки отходили тремя группами: правая колонна полковника Рыбака (3-я сводная дивизия), прикрывая главные силы польской армии с севера, должна была пробиваться в общем направлении на Овруч; средняя колонна (1-я дивизия легионеров и 2-я петлюровская дивизия) отходила вдоль железной дороги Киев — Коростень; левая колонна (7-я пехотная дивизия) отходила из района Васильков на Радомысль, прикрываясь с юга от конницы Буденного сильными боковыми отрядами.

Штаб польской 3-й армии отходил со средней колонной.

Имевшуюся в боевых порядках материальную часть польское командование приказывало испортить. Главное внимание оно сосредоточивало на сохранении живой силы своих дивизий.

Смазанный финал

Обстановка сделалась до очевидности ясной, хотя уже бои 13-го июня давали полную возможность бросить в направлении на Радомысль всю 1-ю Конную армию — и тогда разгром польской 3-й армии был бы полным.

Но ни фронтовое, ни тем более армейское командование не смогли учесть создавшейся обстановки, и неопределенностью постановки задач (а также и частой переменой оперативных задач) хорошо начатая операция по прорыву фронта противника конной массой, с целью выхода в глубокий тыл его киевской группы, была сведена на нет.

Тактическое окружение киевской группы противника не удалось.

Вследствие дождя, испортившихся дорог и сильной усталости конского состава, 16-го июня армия оставалась в районе Радомысль — Чернихов -Житомир.

В этот день армия вошла в связь с левофланговой 44-й стрелковой дивизией 12-й армии у Гута-Рудня (20 км к югу от ст. Тетерев). 

Части 45-й стрелковой дивизии (группа Якира) выходили в это время к станции Попельня.

Войсковая разведка подтверждала, что перед фронтом 1-й Конной армии, с одной стороны, продолжала находиться польская 2-я армия (в составе 2-х пехотных и 1 кавалерийской дивизий) и с другой — соединения и части польской 3-й армии (7-я пехотная дивизия с конницей), насчитывавшие до 21 тыс. штыков, 3 тыс. сабель, 360 пулеметов, 60 орудий, несколько бронепоездов и бронеотрядов с сильной авиацией.

В течение последних дней операции шли непрерывные дожди, сделавшие дороги непомерно тяжелыми для движения. Конский состав, вследствие беспрерывных передвижений начиная с 25-го мая, переутомился до крайности, обозов при армии не было (они остались далеко в тылу в районе г. Умань). Все это заставило командарма 1-й Конной временно приостановить боевые операции и дать передышку своим дивизиям — хотя обстановка настоятельно требовала самых энергичных действий.

Окруженная 12-й и 1-й Конной армиями, польская 3-я армия, теряя материальную часть и ведя упорные бои, энергично пробивалась на Коростень и Овруч.

На фронте 1-й Конной армии войска польской 2-й армии продолжали держаться к западу от Житомира и у Бердичева — Казатина.

Утром 17-го июня командарм 1-й Конной все же отдает новый приказ (№ 074/оп.), в котором требует активного преследования отступающего противника, обходя его правый фланг (как указывала директива фронта).

Согласно этому приказу дивизии должны были выдвинуться к вечеру 17-го июня: 14-я и 4-я кавалерийские дивизии — по сторонам железной дороги Житомир — Коростень (на 30 — 40 км к северу от Житомира), 6-я кавалерийская дивизия — по шоссе на Новоград-Волынский (на 25 км к северо-западу от Житомира) и 11-я кавалерийская дивизия — уступом сзади за 14-й и 4-й кавалерийскими дивизиями в район Чернихов (по железной дороге на Коростень).

Только что подчиненной армии 45-й стрелковой дивизии было приказано к вечеру 17-го июня, двигаясь на подводах, передовыми частями занять линию Житомир — Казатин, ведя усиленную разведку в сторону Бердичева и имея дивизионный резерв за своим левым флангом.

17-го июня армия выполнила указанные ей передвижения за исключением 14-й кавалерийской дивизии — которая, не получив своевременно приказа, 17-го июня продолжала оставаться в прежнем районе (в 15-ти км западнее Радомысля).

Боевая летопись 1-й Конной. Стратегическое значение кавалерийских масс

В ночь на 18-е июня армия получила новую директиву фронта, в которой ей ставилась задача: оказать энергичное содействие 12-й армии в уничтожении войск противника в районе Коростеня, и захватить не позднее 20-го июня район г. Новоград-Волынского. 

Этой же директивой 12-й армии было приказано не позднее 20-го июня выйти в район Овруч. Действовавшей левее 1-й Конной армии 14-й армии (к этому времени занявшей наконец г. Гайсин) было приказано продолжать неослабное преследование противника — и к 19-му июня выйти в район Жмеринка — Винница.

Во исполнение директивы фронта командарм (приказ № 075/оп.) решил направить три дивизии (4-ю, 14-ю и 11-ю) в общем направлении на ст. Яблонец, в обход коростеньского узла с запада с одновременной угрозой Новоград — Волынскому с востока и одну дивизию (6-ю) направил прямо по шоссе на Новоград — Волынский, в район Пулин — Вдановска.

К моменту отдачи данного приказа было получено донесение об оставлении противником района Казатин — Бердичев, вследствие чего командарм приказал начдиву-45 ускорить движение в упомянутый район (на линию Житомир-Бердичев) — для дальнейшего наступления на запад.

К 19-му июня выяснилось, что противник, под влиянием ударов 12-й и 1-й Конной армий, не удержится у ст. Коростень, вследствие чего командующий Юго-Западным фронтом приказывал командарму 1-й Конной оставить в районе этого узла не более одной бригады, а остальными силами армии безотлагательно двинуться на Новоград-Волынский с целью захвата последнего.

К данному времени польская армия сумела выйти из-под ударов 12-й и 1-й Конной армий и начала укрепляться и приводить себя в порядок в лесисто-болотистой долине реки Уж.

На этом операцию преследования и окружения польской 3-й армии следует считать законченной — она не удалась. 

Пользуясь промахами красных, польское командование сумело сохранить живую силу армии и великолепно использовать лесисто-болотистую местность Полесья. Оно сумело надолго задержать движение красной 12-й армии на р. Уж и ее притоках и находящихся к западу удобных оборонительных рубежах (причем против 12-й армии были оставлены минимальные силы, все же остальные силы польских 3-й и 2-й армий были брошены для противодействия успешному продвижению красной конницы Буденного).

В сухом остатке

В чем же кроются причины неполного разгрома польской 3-й армии?

Очевидно, что все действия 1-й Конной армии с 25-го мая по 18-е июня 1920 г. нужно разделить на два периода: первый период по 9-е июня — блестяще выполненный план прорыва укрепленной линии противника в районе западнее г. Сквира, не менее блестящий рейд в глубокий тыл врага и захват важных для поляков в этот момент железнодорожных узлов Бердичев — Житомир; и второй период с 10-го по 18-е июня — нецелесообразные движения конницы с востока на запад и обратно, без учета сложившейся группировки противника — результатом чего была потеря времени для удара в важнейшем в этот период направлении на Радомысль (и севернее), вследствие чего противник успел сориентироваться и отойти без особых потерь в живой силе в лесисто-болотистый район по реке Уж. На последнем рубеже поляки получили возможность одной — двумя дивизиями надолго задержать продвижение малочисленной 12-й красной армии, и без того продвигавшейся слишком медленно и неуверенно.

Если бы советские фронтовое и армейское командования правильно оценили обстановку, в которую попала польская 3-я армия после блестящего прорыва красной конницы и глубокого рейда в район Житомир — Бердичев, картина получилась бы совершенно иная: имел бы место полный разгром 3-й армии путем закупорки ей путей отхода по Киевско-Житомирскому шоссе и по железной дороге на Коростень с тактическим окружением оперативного объединения противника в этом районе.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Но с 10-го по 16-е июня 1-я Конная армия несколько раз, по своей инициативе и в соответствии с приказами командования фронта, меняла свои оперативные планы, не учитывая ни в одном из них необходимости энергичного и сильного удара на Радомысль с юго-запада.

Итак, причинами недостаточного разгрома польской 3-й армии надо считать следующие обстоятельства:
1) недостаточная связь армии с фронтом;
2) частое изменение оперативных задач армии со стороны командования фронтом;
3) недостаточная оценка обстановки — штабами как фронта, так и армии;
4) потеря времени для удара в важнейшем направлении (с 10-го по 14-е июня армия передвигается из района в район без твердо определенной оперативной цели).

Но, несмотря на все указанные выше промахи, можно считать, что 1-я Конная армия в конечном итоге все же отлично справилась с задачей, поставленной ей фронтом в основной директиве – нанеся удар в Бердичевско-Казатинском направлении, в стыке между польскими Киевской и Одесской группами.

Только благодаря прорыву польского фронта 1-й Конной армией и ее удачному рейду в район Житомир — Бердичев, соседняя справа красная 12-я армия смогла развить свой удар от Горностай-поля к югу; этот же маневр 1-й Конной армии дал возможность и красной 14-й армии занять г. Гайсин и начать дальнейшее наступление на запад в район Винница — Жмеринка.

Момент прорыва 1-й Конной армией фронта польских войск у Сквиры надо считать началом разгрома польских армий на Юго-Западном фронте.

С этого момента польская армия, сжимаемая с северо-востока Западным и от р. Днепр Юго-Западным фронтами, начала поспешно откатываться на запад, пытаясь последовательно задерживаться на удобных речных и лесисто-болотистых оборонительных линиях с целью остановить натиск частей Красной армии.

Операции 1-й Конной армии в период с 25-го мая по 18-е июня на польском фронте показали, какое могучее влияние на ход боевых действий оказывает крупная кавалерийская масса, удачно направленная на фланги и тыл армий противника.

Стратегическое значение крупных кавалерийских масс на ТВД в условиях маневренной (и особенно гражданской) войны значительно возросло по сравнению с позиционными боевыми действиями (хотя и в условиях позиционного этапа Первой мировой войны присутствовали случаи удачного использования крупных конских масс и на западно-европейском и на русском театрах военных действий).

Операции 1-й Конной армии в лесисто-болотистой и до крайности пересеченной местности западной Киевщины и Волыни доказали возможность участия конницы в боевых действиях непосредственно на полях сражений, где кавалерия, ведя комбинированный бой в конном и пешем строях, успешно выбивала противника из укрепленных полос с проволочными заграждениями.

Но этот же период действий Конной армии на польском фронте показал, какое огромное значение имела правильно организованная связь между штабом фронта и стратегической конницей.

Несвоевременная передача директив приводила к нежелательным явлениям, и хорошо начатая операция может свестись на нет.

Именно результатом недостаточной связи необходимо объяснить и нецелесообразные передвижения Конной армии в период с 10-го по 15-е июня.                                                                                                                                             

Ч.14. Бросок на Новоград-Волынский

Боевая летопись 1-й Конной пополнялась новым славным эпизодом — участием в Новоград-Волынской операции. 

После прорыва польского фронта и занятия Конной армией Житомира и Бердичева (см. Боевая летопись 1-й Конной. Житомир и Радомысль) противник был вынужден оставить г. Киев, отойдя на Коростень и Овруч.

На 18-е июня поляки успели достигнуть линии Овруч, Коростень, Новоград-Волынский и стали закрепляться на своей первой естественной позиции.

Бросок на Новоград-Волынский

Красная конница в атаке. Кадр из документального кинофильма

Перед решающим броском

На фронте Новоград-Волынский – Коростень польское командование сосредоточило 2-ю и 3-ю армии: 6-ю я 7-ю пехотные дивизии, 2-дивизионную группу генерала Борбецкого и 1-ю кавдивизию. Всего у поляков насчитывалось до 20 тыс. штыков, 3 тыс. сабель, 60 орудий, 360 пулеметов, бронепоезда. 6-я армия на этот момент отходила на Казатин — Староконстантинов.

1-я Конная к 17-му июня сосредоточилась северо-восточнее Житомира. Сосед справа — 12-я армия — выходила к Мартыновке — Малин. Сосед слева — 14-я армия — выдвинулся к Бердичеву — Виннице.

Район действий представлял собой сильно всхолмленную местность, обильно покрытую лесными массивами и изрезанную массой рек, речушек и ручьев с заболоченными долинами. Река Случь по направлению течения и по своим свойствам являлась значительным препятствием для конницы. Кроме того, накануне несколько дней шли дожди, сделавшие дороги крайне тяжелыми для передвижения. Конский состав, находясь в движении с 25-го мая, переутомился. Так как армейский тыл остался в районе Умани, лошади обходились подножным кормом.

В приказе командующего Юго-Западным фронтом, полученным армией 18-го июня, оперативному объединению ставилась задача помочь 12-й армии уничтожить противника в районе Коростеня и не позднее 20-го июня овладеть районом Новоград-Волынского. 12-й армии следовало выйти к Овручу, а действующей левее 1-й Конной 14-й армии — выйти к Житомиру — Виннице. В такой обстановке, для эффективного выполнения задач Конной армией, С. М. Буденный приказом № 075оп направляет свои дивизии (за исключением 6-й), севернее, в общем направлении на Яблонец, с целью выйти с юга и юго-запада в обход коростеньского узла, одновременно угрожая 6-й кавалерийской дивизией Новоград-Волынскому с востока.

Поляки к этому времени уже прочно закрепились на р. Уж с плацдармом на правому берегу реки. Новоград-Волынский был хорошо укреплен. Накануне городские укрепления осматривал сам Ю. Пилсудский, который установил — что все отлично. Нужно отметить, что поляки в районе Коростеня против 12-й армии оставили минимальное количество войск и обратили большое внимание на оборону рек Уж и Случь. Главная задача — не пустить Конную армию, главного противника, на запад.

Тяжелый результат

Утром 19-го июня по всему фронту 1-й Конной развернулся бой. В этот день красные части на р. Уж успеха не имели и отошли на исходные рубежи.

Командование 1-й Конной армии решает утром 20-го июня нанести удар на фронте Ушомир — Новоград-Волынский. 45-я стрелковая дивизия Якира должна была в кратчайшие сроки выйти к Житомиру – Бердичеву — Казатину.

Но на рассвете 20-го июня поляки опередили 1-ю Конную — перейдя в наступление. Завязался сильный бой, который длился весь день. В результате боя поляки потеснили Конную армию к востоку. 20-го июня, как и накануне, она успеха не имела, и к 23 часам отошла на исходную. Передовыми частями 4-й кавалерийской дивизии удерживались сел. Барановка и Суховоля, а 11-я кавдивизия всю ночь на 21-е июня удерживала в своих руках дер. Киянка. Поляки наступали на Конную армию и в ночь на 21-е июня До утра 21-го июня шел сильный ночной бой, и на некоторых участках красные сторожевые части были потеснены к востоку. 

21-го июня Конная армия вновь перешла по всему фронту в наступление, сбила противника и отбросила его до р. Уж.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Эскадрон 1-й Конной армии во время конной атаки. Юго-Западный фронт, 1920 г.

На переправах через р. Уж поляки оказывали сильное сопротивление. 21-го июня Конная армия сбивает поляков с позиций – и они отходят на левый берег р. Уж. 

Узнав что 12-я армия овладела Коростенем, С. М. Буденный, чтоб не дать полякам безнаказанно отойти за р. Случь в районе Цвиля Малая, Новоград-Волынский, отдает приказ № 077/оп, в котором ставит дивизиям задачу: сбить поляков с рубежа р. Уж и форсировать р. Случь. На рассвете 22-го июня части армии приступили к выполнению этого приказа. 

Бой на р. Уж продолжался целый день – лишь к вечеру поляки были сбиты с речного рубежа. 4-я кавдивизия атаковала в конном строю 3-ю дивизию легионеров, уничтожив 9-й пехотный полк.

34-й кавполк 6-й кавдивизии в тот же день в ходе конной атаки у Яблоное уничтожил 2 батальона пехоты противника. В этот день в Полевой штаб поступило много трофеев — пленные, пулеметы и артбатарея.

23-го июня армия вновь начала большой бой с противником с целью форсировать р. Случь. Несмотря на упорное сопротивление противника, 3-я бригада 6-й кавдивизии переправилась у Александровки через р. Горынь — в 15 часов ворвавшись в Новоград-Волынский. Но, вследствие отсутствия красных войск на левобережье р. Случь и под сильным артогнем поляков бригада оставила город. 

23-го июня, под натиском частей 1-й Конной, поляки оставили правобережье р. Случь. Конармейцы на реках Уж и Случь действовали как в конных, так и в пеших строях. Поляки имели окопы полного профиля и сильные проволочные заграждения. Причем укрепления были обновлены и усовершенствованы.

24-го июня правофланговая 4-я кавдивизия овладела Емильчином, пленив 500 человек и захватив 7 орудий и 36 пулеметов.

Емильчин в тот день неоднократно переходил из рук в руки. Боясь обхода Новоград-Волынского с севера, поляки сосредоточили против 4-й кавдивизии до 6 пехотных и 3 кавалерийских полка. 

Концентрический удар

Лобовыми атаками овладеть Новоград-Волынским не удалось – и конармейские дивизии застыли в 4 — 6 км восточнее города. Командарм производит перегруппировку своих частей и отдает приказ № 079/оп с расчетом начать операцию на рассвете 26-го июня в следующем порядке.

4-й кавдивизии ставится задача обеспечить армейскую операцию с севера. 11-й кавдивизии с тяжелым артиллерийским дивизионом ставится задача наступать на Новоград-Волынский с востока. 6-й и 14-й кавдивизиям как ударной группе ставится задача форсировать реки Случь и Смолка и, обойдя город с юга, овладеть Новоград-Волынским. Особая бригада составляла армейский резерв, а группа Якира должна была наступать на Рогачев, Н. Мирополь и Шепетивку.

На рассвете 26-го июня дивизии пошли в бой.

6-я и 14-я кавдивизии в упорном бою у Гильска 26-го июня зарубили 1000 человек, захватив 500 пленных, 2 батареи и несколько десятков пулеметов. Дивизиям к исходу дня 26-го июня, с упорными боями, удалось овладеть переправами через р. Случь.

4-я кавдивизия 26-го июня вела бои севернее Новоград-Волынского — и к исходу дня тоже овладела переправой через р. Случь. 11-я кавдивизия в этот день занимала позиции на правобережье — против Новоград-Волынского. 

Утром 27-го июня на всех участках разыгрался сильный бой. Поляки однократно переходили в контратаки. Конармейским дивизиям в ходе тяжелого боя к 11-ти часам удалось форсировать р. Случь, и ударная группа стала наступать на Новоград-Волынский с юга и юго-запада. 4-я кавдивизия, заняв переправу у Городище, стала угрожать городу с севера.

Т. о., Новоград-Волынский был охвачен Конной армией с севера, юга и востока.

Поляки с большой настойчивостью защищали Новоград-Волынский, но город был взят Конной армией в 14 часов 27-го июня.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

В результате операции, несмотря на оперативно-тактические сложности, Конная армия решила задачу, захватив много пленных и большое количество техники. Поляки отступили на рубеж Корец, Березцов, Шепетовка.

Группа Якира к концу дня 27-го июня форсировала р. Случь и продвигалась на Полонное.

Конная армия, преследуя противника, остановилась на ночлег на линии Красиловка, Дедовичи, Ярунь, Будница. На следующий день командарм направил 4-ю кавдивизию для занятия Корец и Ровно, а 6-ю, 11-ю и 14-ю кавдивизии бросил в обход Ровно с юга.

Ч. 15. 1-я Конная против конницы и пехоты противника

Боевая летопись 1-й Конной обогатилась новыми блестящими страницами в ходе Новоград-Волынской операции (см. Бросок на Новоград-Волынский). В период боев с поляками на р. Уж и под Новоград-Волынским 1-я Конная, несмотря на стойкость хорошо обученных польских частей, умело применявших различные укрепления, невзирая на трудности, преодолела все препятствия и разгромила противника. Лихость и воодушевление ее бойцов и командиров не знали предела.

Итоги Новоград-Волынской операции

Так, под Новоград-Волынским был смертельно ранен один из храбрейших ее командиров — командир 34-го кавполка 6-й кавдивизии Долгополов. Он происходил из крестьян хут. Глубокого Донской области. Увлекая полк под Новоград-Волынским, он погиб на проволочных заграждениях. При занятии Новоград-Волынского 36-й кавполк 6-й кавдивизии первым вошел в город и стал именоваться Новоград-Волынским.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Конная армия захватила пленных из состава 6 пехотных полков (6-го, 7-го, 8-го, 9-го, 12-го и 20-го) 3-й, 6-й и 7-й пехотным дивизий, а также из состава 3 кавалерийских полков (9-го гусарского, 3-го уланского и 11-го конно-егерского).

Операция на р. Уж и под Новоград-Волынским затянулась вследствие специфических условий характера местности. Лесисто-болотистый район, изрезанный заболоченными долинами, ручьями и реками, не позволял кавалерии использовать элемент внезапности. Район для действий конницы был сильно затруднен и, наоборот, способствовал обороне поляков, особенно на реках Уж, Уборть и Случь.

Решающее значение под Новоград-Волынским имело обходное движение 2-дивизионной ударной группы — решившей участь новоград-волынского боя. 

Бои на р. Уж у Новоград-Волынского продолжались непрерывно в течение 9 дней. Боевые действия зачастую происходили в течение дня и ночи.

Эмильчино. Страница боевой славы 4-й кавдивизии

Большой тактический и оперативный интерес представляет атака 2-й бригады 4-й кадивизии укрепленных позиций противника.

Позиции поляков на линии м. Олевск-Эмильчино — г. Новоград-Волынский включали окопы полного профиля с сетью ходов сообщений и 2 рядами проволочных заграждений в 6 рядов кольев каждая (а кое-где и в 10 колов), дороги закрывались рогатками.

Местность в этом районе была покрыта полосами сплошного леса, почва болотистая, причем во многих местах протекали речки и ручьи. Дорог мало – и они в основном лесные и проселочные, а наиболее удобной для движения была дорога Олевск — Новоград-Волынский.

4-я кавдивизия должна была ударить на м. Эмильчино. Артиллерия, состоявшая из конно-артиллерийского дивизиона, по-батарейно была распределена между бригадами (каждая батарея — по 4 трехдюймовых орудия).

24-го июня авангард 1-й и 3-й бригад начал наступление на Эмильчино, но под ураганным огнем польской артиллерии наткнулся на укрепления, понес потери, спешился и завязал стрелковый бой. 

Удобные подступы для предстоящей атаки были обнаружены разведкой — на большой дороге северо-восточнее местечка. В этом месте вместо проволоки были поставлены рогатки, а наблюдение противника было не особенно бдительным. Авангард, усиленный 23-м кавполком при поддержке 2-х батарей должен был начать демонстративное наступление на Эмильчино с фронта, тогда как 1-я бригада — атаковать противника во фланг с севера в конном строю.

Совершив обходное движение по лесу, 1-я бригада оказалась на шоссе. 

Активные действия 3-й бригады, сильный и действенный огонь красных батарей, а также обходной маневр 1-й бригады внесли в ряды противника замешательство. Этим воспользовалась 1-я бригада, бросившаяся в атаку в конном строю, разбрасывая рогатки. Противник бежал. 

Оба кавалерийских полка (21-й и 22-й) 2-й бригады сосредоточились на западной окраине д. Цецилевка. После разведки было решено энергично атаковать расстроенного противника: спешенным эскадронам следовало наступать на восточную окраину дер. Сербы; артиллерии беглым огнем приказывалось накрыть окопы и батареи противника, а оставшиеся подразделения 21-го и 22-го кавполков (8 эскадронов) должны были сосредоточиться за восточным склоном холмов левобережья р. Бересток.

Наступавшие эскадроны достигли проволочных заграждений, которые стали рубить шашками. В это время 2 эскадрона 21-го кавполка, воспользовавшись наличием рогаток вместо кольев на дороге из д. Цецилевка на д. Сербы, сделали проход, прорываясь на дорогу Эмильчино — Сербы. Артиллеристы должны были поддержать атаку.

Задача, поставленная этим двум эскадронам, была выполнена успешно. Тогда 6 эскадронов с фронта атаковали проволочные заграждения. Атака затруднялась условиями местности, препятствовавшими движению кавалерии и не позволившими продвинуться за частями пулеметным тачанкам.

Но противник, потрясенный развернувшейся перед ним конной массой, забыв о солидных заграждениях, не использовав силы огня и своих резервов, частью сдался в плен, частью обратился в бегство.

Преследующие эскадроны нанесли полякам весьма чувствительные потери и захватили в полном составе гаубичную батарею, которую сразу же обратили против неприятеля. 

Поляки всю ночь производили усиленные перегруппировки, решив с рассветом перейти в наступление и оттеснить 4-ю кавдивизию. Но последняя предупредила противника и сама нанесла ему удар. 

В результате боя противник потерял убитыми и пленными по 500 человек, а также 7 орудий, 36 пулеметов, много винтовок и прочей военной добычи. 

Боевая летопись 1-й Конной. Части 11-15

Операция 4-й кавдивизии (и прежде всего ее 2-й бригады) является выдающимся примером удачного действия конницы по прорыву укрепленной обороны противника. Моральное впечатление от атаки конных масс на пехоту противника, находящуюся даже в сильно укрепленных окопах, опутанных проволокой, было настолько велико, что определило участь операции.

Еще одной показательной операцией 1-й Конной армии на польском фронте является Ровенская операция.

Овладев Новоград-Волынским, Конная армия к вечеру 28-го июня по приказу командарма № 080/оп. вышла на линию р. Корчик с целью обеспечения за собой левого берега р. Случь. Выход на указанную линию встретил упорное сопротивление со стороны противника, пытавшегося обосноваться на р. Корчик. На левом фланге армии боев не было.

29-го, 30-го июня и 1-го июля армия оставалась в занимаемом районе, приводя себя и свой конский состав в порядок.

С утра 1-го июля противник силой до 2 пехотных и 2 кавалерийских полков при поддержке броневиков перешел в наступление со стороны Межиричи по шоссе на м. Корец. 4-я кавдивизия при поддержке 1-й бригады 6-й кавдивизии до глубокой ночи вела упорные бои с наседавшим противником. Понеся большие потери, противник в панике отступил на Гоща (на р. Горынь).

4-я кавдивизия в этом бою захватила 1000 пленных, 4 исправных орудия с лошадьми и 40 пулеметов. В ходе конной атаки было зарублено до 600 поляков. Южнее, км в 25 юго-западнее м. Корец, противник пытался сбить части 6-й кавдивизии, но безуспешно. На остальном фронте армии 1-го июля боевых столкновений не было.

Итак, в течение 28-го, 29-го, 30-го июня и 1-го июля Конная армия оставалась на месте, усиленно готовясь к новой операции по овладению г. Ровно.

Наступление на Ровно

Конский состав армии был переутомлен и требовал остановки и усиленной кормежки; дивизии пополняли свои продовольственные и боевые запасы из армейских баз. Распоряжением РВС и штаба армии усиленно восстанавливался железнодорожный мост через р. Тетерев у Чуднова-Волынского, и к концу Ровенской операции было налажено движение поездов до ст. Полонное и далее на Шепетовку. Штаб армии и армейские учреждения с базами организовывались в районе Житомир – Бердичев — Казатин.

Разведкой армии было выяснено, что противник после поражения на р. Случь обосновался на р. Горынь, возведя по линии Ровно — Острог — Изяславль серьезные фортификационные сооружения.

Новой директивой фронта ставились следующие задачи — 1-й Конной и соседним с ней 12-й и 14-й армиям:

1-й Конной армии, преследуя разбитого противника, следовало не позднее 3-го июля овладеть Ровно; 

12-й армии, форсировав р. Случь у Березно — Людвиполя, следовало не позднее 3-го июля овладеть Костополем — Ровно и наступать на север.

14-я армия должна была овладеть районом Староконстантинов — Проскуров, ликвидировав днестровскую группу неприятеля.

Фактически вся тяжесть операции по директиве фронта легла на 1-ю Конную, т. к. соседние армии двигались очень медленно и смогли к 5 июля выйти: 12-я армия к Перга — Олевск – Городиница, а 14-я армия к Юзефполю — Летичеву. 

Командарм 1-й Конной приказом 081/оп приказал своим дивизиям:

4-й кавалерийской к рассвету 2-го июля выдвинуться на Ровно, передовыми частями захватив переправы через Горынь (участок Тучин – Гоща – Симоново). Дивизия должна была обеспечить армейскую операцию с севера, ведя демонстративное наступление в направлении на Ровно с востока, стараясь овладеть переправами через р. Горынь на указанном выше участке. Дивизии был придан тяжелый артиллерийский дивизион армии.

Для нанесения главного удара и захвата железнодорожного узла Ровно (с юга) предназначались 6-я, 4-я и 14-я кавдивизии. В ночь на 2-е июля, сосредоточившись в районе Жуков – Аннополь и южнее, им следовало на рассвете 2-го июля форсировать реку Горынь в районе г. Острог. После переправы 6-я кавдивизия должна была выдвинуться к северу, для захвата мостов и переправ в районе Оженен — Бродово, и 11-я кавдивизия, развивая наступление по большой дороге на Варковичи, к вечеру 2-го июля должна была занять район Михалполь (действуя западнее 6-й дивизии). 14-я кавдивизия после переправы должна была развить наступление в сторону г. Изяславль, обеспечивая этим в течение 2-го июля операцию 6-й и 11-й кавдивизий с юга. На ночлег дивизия должна была расположиться в селениях к югу и юго-западу от г. Острога.

Цель — Ровно! 1-я Конная против конницы и пехоты противника

С рассветом 3-го июля 6-я, 11-я и 14-я кавдивизии должны были развить стремительное наступление на север — для захвата г. Ровно. 6-я должна была обойти город с запада — северо-запада, а 11-я и 14-я — с юга — юго-востока.

Начдиву-45 предписывалось 2-го июля отправить кавалерийскую бригаду Котовского к Староконстантинову для содействия 14-й армии. Главные силы дивизии должны были перейти в наступление на г. Дубно и к вечеру 3-го июля выйти на линию Варковичи — Обгов, а 4-го июля занять г. Дубно.

Передовая армейская база выдвигалась в район Новоград-Волынского.

В смысле постановки задач, распределения сил и элемента времени оперативный приказ по армии № 081/оп был безукоризненно правилен; демонстративная задача 4-й кавалерийской дивизии по шоссе на Ровно не давала противнику возможности быстро разгадать план действий объединения; главная ударная масса армии к переправам на р. Горынь у г. Острога сосредоточивалась ночью и была достаточно сильна для выполнения поставленной задачи.

Обеспечение операции армии с севера и с юга было достаточное (с севера 4-я кавдивизия, с юга – 45-я стрелковая дивизия). 

2-го июля 4-я кавдивизия без помехи со стороны противника вышла в назначенный ей район. 6-я и 11-я кавдивизии, продвигаясь в общем направлении на Острог, к 16-ти часам 2-го июля подошли к р. Горынь — севернее г. Острог. Сопротивления противник не оказывал — лишь у железнодорожного моста в Бродово произошел ожесточенный бой с польскими пехотой и 3 бронепоездами, оборонявшими переправу.

Продолжение следует…

Картина дня

наверх