Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

Боевая летопись 1-й Конной. Ч. 6. Перелом

8-го февраля командарм Конной армии Буденный получил от командующего фронтом директиву № 19/оп, в которой Конной армии ставилась задача: форсированным маршем через хут. Сусатский к 14-му февраля сосредоточиться в хут. Шира-Булукский, ст. Платовская — и быть готовой к удару в направлении станции Тихорецкая.

Армия получала возможность широкого и гибкого маневра, действий на наиболее уязвимом для противника направлении — на стыке Донской и Кубанской армий. С выходом на глубокие тылы последних.

Несмотря на большие трудности: морозы, метели, глубокие снега, недостаток крупных населенных пунктов на переходе, перебои с фуражом и недостаток воды, — Конная армия в течение трех суток проделала 140-километровый марш — и к вечеру 14-го февраля вышла в исходное положение в район ст. Платовской.

В ее составе: 4-я, 6-я и 11-я кавалерийские дивизии из трех кавалерийских бригад по 2 кавалерийских полка и конно-артиллерийского дивизиона (12 орудий) в каждой. Полки 4-й и 6-й кавалерийских дивизий имели по пять эскадронов, пулеметные команды 16 — 20 станковых пулеметов и команду разведчиков силой в эскадрон. Менее сильной была 11-я кавалерийская дивизия, имевшая 4-эскадронные полки и пулеметные команды в 10 — 16 пулеметов.


В целом Конная армия имела около 10-ти тыс. сабель, около 300 станковых пулеметов и 36 орудий, из них 12 конно-горных (в 11-й кавалерийской дивизии). Имевшиеся в 4-й и 6-й кавалерийских дивизиях авто-бронеотряды из-за глубоких снегов участия в боях принять не смогли, и были отправлены в тыл. Боевой авиации Конная армия в этот период не имела. Части отличались высокой боеспособностью.

14-го февраля Буденный в ст. Платовской получил директиву комфронта № 42/п. Эта директива ставила Конной армии задачу: энергичным ударом разрезать стык Донской и Кубанской армий и 21-го февраля прорваться в район станции Тихорецкой.

К моменту получения этой директивы, правее, в районе хут. Дальний, Жеребков — находились войска красной 9-й армии, а перед расположением Конной армии и левее действовали части красной 10-й армии в составе 20-й, 50-й и 28-й стрелковых дивизий. Еще левее – 34-я и 32-я стрелковые дивизии красной 11-й армии.

Со стороны белых против 9-й армии действовали 2-й, 3-й и 4-й Донские корпуса Донской армии, а на фронте 10-й армии находились остатки 2-го, 3-го и 5-го Кубанских корпусов Кубанской армии. Более солидную силу представлял собой 1-й Кубанский корпус, прикрывавший Тихорецкое направление — оседлав железную дорогу Великокняжеская — Тихорецкая. По составу и боеспособности он представлял собой значительную боевую силу.

Но силы противника, которые противостояли Конной армии, которой предстояло действовать совместно с частями красной 10-й армии, были невелики, и Буденный рассчитывал на несомненный успех.

14-го февраля был отдан приказ Конной армии № 021, ставивший дивизиям следующие задачи: 4-й – 15-го февраля переправиться по Казенному мосту через р. Маныч и к вечеру достичь Екатериновки, ведя разведку в направлении Ново-Егорлыкская — Сандата; 6-я кавалерийская дивизия, двигаясь за 4-й, должна была ее поддерживать; 11-я кавалерийская дивизия составляла армейский резерв.

С утра 15-го февраля дивизии Конной армии начали наступление. 4-я кавалерийская дивизия вошла в соприкосновение с подразделениями 28-й стрелковой дивизии (начальник которой Азин попал в плен). Учитывая сложную обстановку на передовой, Буденный приказал авангардным частям ускорить марш. К 20-ти часам, после 45-километрового марша по глубокому снегу при сильном морозе, две передовые бригады 4-й и 6-й кавалерийских дивизий подошли к дер. Шаблиевке — где вели наступление части 50-й стрелковой дивизии. Оттянув пехоту из боя, командование Конной армии ввело в бой свои передовые бригады.

После короткого огневого боя, спешенные части конницы перешли в решительное наступление, а из-за их флангов, охватывая Шаблиевку с юга и севера, перешли в атаку конные части.

Наступление увенчалось полным успехом. Находившиеся в Шаблиевке батальоны кубанцев, действовавшие при поддержке двух бронепоездов, спешно отошли на Торговую. 

Части Конной армии, вследствие сильного переутомления, заночевали в Шаблиевке вместе с частями 50-й стрелковой дивизии.

Вечером 16-го февраля наступавшие на Торговую части 20-й стрелковой дивизии, встретив сильное сопротивление, залегли в окопах, сделанных из снега. Начдив-20 обратился за поддержкой к Буденному.

Т. к. ночные действия конницы, в условиях глубокого снега и мороза, были сопряжены с большими трудностями, Буденный решил начать наступление на Торговую с утра 17-го февраля. Он приказал начдиву-4 для поддержки 20-й дивизии выделить два самых свежих эскадрона. Эта поддержка была скорее моральной, но имела большое значение. С подходом этих эскадронов части 20-й стрелковой дивизии, полагая, что к ним подходят на поддержку крупные силы конницы, в порыве боевого воодушевления перешли в решительное наступление. Лихим ночным налетом несколько батальонов 20-й дивизии смяли кубанских пластунов и заняли ст. Торговую и прилегавшее к ней огромное село Воронцовское.

Здесь 17-го февраля сосредоточились части 4-й и 6-й кавалерийских дивизий Конной армии и 50-я стрелковая дивизия. Резерв Конной армии — 11 кавалерийская дивизия — сосредоточился в Шаблиевке. 

Учитывая сложившуюся обстановку, Буденный подчинил себе в оперативном отношении 20-ю, 50-ю и 34-ю стрелковые дивизии. Получилась мощная оперативная группа — что имело важное тактическое значение.

В это время, в целях маскировки переброски Конной армии, командование фронтом приказало конному корпусу Думенко произвести налет в тыл противнику — в районе хут. Веселый. Но донская конница нанесла Думенко сильный контрудар — и отбросила его на север, в хут. Сусатский.

Деникин к этому времени намечал общее наступление — с главным ударом через ст. Багаевскую, в обход Новочеркасска с востока для занятия последнего и выхода в тыл Ростовской группе красных войск.

Удачная операция против конного корпуса Думенко окрылила донцов, но как гром поразила Деникина — Конной армии не оказалось в прежнем районе, она очутилась в районе Великокняжеской и целилась в самое сердце белого фронта — на Тихорецкую.

Этот демарш Конной армии опрокинул стратегические расчеты Деникина. Наступление на север пришлось отменить. Деникин спешно организует сильную конную группу из 2-го и 4-го Донских корпусов (10 — 12 тысяч сабель) — и под командованием генерала Павлова из района хут. Процыков бросает ее против Буденного.

Задача группы Павлова заключалась в быстром выходе в район станиц Платовской и Великокняжеской для разгрома тылов частей 10-й и 1-й Конной армий и перекрытия их путей отхода. Столкновения 1-й Конной армии с конной группой генерала Павлова были решающими для обеих сторон в данной операции.

Боевая летопись 1-й Конной. Ч. 6. Перелом

Мы подробно писали о действиях группы Павлова и 1-й Конной армии в этих событиях (см. Кавалерийские звёзды ВСЮР. Ч. 2. Конные армии барона Врангеля и генерала Павлова). Н. Е. Какурин и И. И. Вацетис отмечали, что последней отводилась роль «хирургического ножа» — который должен был, сбивая и разрезая фланги Донской и Кавказской (Кубанской) армий, к 21-му февраля прорваться к Тихорецкой.

Столкновение красной и белой конниц определило судьбу кампании. Последняя, обрушившись на конные дивизии Блинова и Гая (10-я армия), опрокинула их. Под удар попали 28-я стрелковая дивизия и 1-я Конная армия – последняя под станицей Шаблиевской.

Но неудачный рейд Павлова, понесшего большие потери замерзшими и обмороженными, поставил крест на смелой операции командования ВСЮР.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

Встречное столкновение с конной группой Павлова, 25 февраля 1920 г.

Тем не менее, конная группа Павлова отведена для приведения в порядок – ей еще предстояли активные действия.

А 1-я Конная армия временно приступила к выполнению оборонительных задач.                                                                 

Ч. 7. Против кубанцев и донцов

К этому времени другая группа белых в составе 1-го Кубанского корпуса генерала Крыжановского, отдельной кавалерийской бригады генерала Голубинцева и других соединений и частей, к утру 19-го февраля заняла линию Средне-Егорлыкская, Богородицкое, Крученая Балка, имея задачей, отходя в юго-западном направлении и приковывая внимание Конной армии и приданных ей стрелковых соединений, подвести Конную армию под фланговый удар кавалерийской группы Павлова.

Части Конной армии с утра 19-го февраля выступили из с. Воронцовское, наблюдая по пути движения дивизий в балках, у стогов сгоревшего сена трупы замерзших и обгоревших людей и лошадей, оставленных Павловым при отступлении.

Селение Крученая Балка было занято отдельной кавалерийской бригадой генерала Голубинцева — атакованная 6-й кавалерийской дивизией бригада стала поспешно отходить к железной дороге на Развильное. Одна из бригад 6-й кавалерийской дивизии, обходящая правый фланг белых, почти целиком уничтожила полк численностью до 400 сабель, захватив 2 орудия, 8 пулеметов, более 200 исправных винтовок и около 150 лошадей с седлами.

На основании данных разведки в течение 19-го и 20-го февраля Буденный установил, что главные силы группы Павлова отошли в западном направлении и сосредоточиваются в ст. Егорлыкской, выдвинув заслон к югу в с. Средне-Егорлыкское и Лопанка. 

Одновременно было установлено сосредоточение группы 1-го Кубанского корпуса в районе Белая Глина, Развильное, Песчанокопское. Эта группа должна была прикрывать Тихорецкое направление со стороны Торговой. Силы этой группы оценивались примерно в 5000 штыков и 500 сабель при трех бронепоездах, курсировавших по линии Белая Глина — Торговая. 

Выжидая более детального выяснения обстановки, Буденный основную группу своей конницы (4-я и 6-я кавалерийские дивизии) выдвинул в село Средне-Егорлыкское и решал — куда направить удар Конной армии в первую очередь.

Группа Павлова, дотянувшись до ст. Егорлыкской, едва ли могла в одиночку перейти к активным наступательным действиям. На пути своего тяжелого марша от Торговой к Егорлыкской, среди заснеженных балок, она оставила несколько тысяч замерзших бойцов.Тысячи обмороженных забили дворы станицы. Однако эта группа, отдохнув в течение двух суток, могла еще серьезно обороняться, тем более что Деникин мог со стороны Батайска подбросить ей подкрепления.

Телеграфисты штаба Конной армии, включившись в телеграфную линию Батайск — Белая Глина, подслушали переговоры, которые велись между штабом генерала Крыжановского и штабом Добровольческого корпуса в Ростове. Это обстоятельство заставило Буденного предполагать, что Ростов занят добровольцами и, следовательно, Деникин предпринимает какие-то наступательные действия в северном направлении.

Взвесив все данные сложившейся обстановки, Буденный решил оставить временно группу Павлова в покое и всеми силами обрушиться на кубанский корпус.

По этому плану группа стрелковых дивизий должна была вести наступление на Белую Глину с севера, имея осью железную дорогу. Основная задача этой группы — сковать кубанцев с фронта и отвлечь их внимание от маневра кавалерийских дивизий. В то же время 4-я и 6-я кавалерийские дивизии Конной армии должны были совершить глубокий маневр — выйти в район с. Средне-Егорлыкское, откуда двинуться на хут. Ново-Корсунский и затем резко свернуть на Белую Глину. Белую Глину предполагалось охватить с запада и юго-запада, отрезая пути отхода кубанцев на Тихорецкую. 

План был выполнен точно по расписанию.

22-го февраля Белая Глина была занята, и 1-й Кубанский корпус погиб вместе со своим командованием.

Боевая летопись 1-й Конной. Ч. 7. Против кубанцев и донцов

Греков М. «Ликвидация остатков армии генерала Кржижановского». 1924

В результате этой операции направление на Тихорецкую стало свободным от белых, и было соблазнительно двинуться именно в этом направлении — для быстрейшего захвата жизненно очень важного для Деникина железнодорожного узла и основной стратегической базы.

23-го февраля на совещании у командарма Буденного некоторые командиры высказывались за немедленные действия именно в этом направлении. Но Буденный решил по-другому. Проводя операцию против 1-го Кубанского корпуса, он пристально следил за оставленной им в районе станицы Егорлыкской группой Павлова. Эта группа в течение нескольких дней собрала всех отставших, начала получать пополнение, материальную часть и боеприпасы. К ней присоединилась бригада Голубинцева, из-под Батайска прибыли чернецовцы. Для усиления группы с севера к ней направлялся донской корпус генерала Агеева, Кубанский конный корпус и др. части. До подхода этих подкреплений группа Павлова имела до 11 тыс. сабель, около 4-х тыс. штыков и 3 бронепоезда. 

Деникин возлагал на группу Павлова большие надежды: она должна была или разбить Буденного, или, на худой конец, прикрыть отход белых сил от Батайска вглубь Кубани. Чтобы спутать карты красному командованию, Деникин 21-го февраля бросил Добровольческий корпус на Ростов и 3-й Донской корпус генерала Гусельщикова — на Новочеркасск. Тактический успех Деникина — взятие Ростова — внес панику в тыловые учреждения 8-й и 1-й Конной армий, но влияния на операцию ударной группы фронта не оказал. 

Занятие Ростова совпало с отскоком группы Павлова под ударами Конной армии, действиями ее против Кубанского корпуса и гибелью последнего. Эта смертельная угроза заставила Деникина спешно оставить Ростов, и усилить всем чем возможно фронт против Буденного.

Развернулись решительные действия огромных конных масс.

В бою против Павлова кроме своих кавалерийских и приданных стрелковых дивизий, Буденный задействовал также дивизии 10-й армии, которые после ликвидации Кубанского корпуса остались «безработными». В течение 23-го и 24-го февраля он предоставил своим частям отдых. Понесенные потери были с лихвой восполнены широким притоком добровольцев, которых РВС Конной разрешил принимать усмотрением командиров полков. Обнаружившийся в частях недостаток боеприпасов был в некоторой степени пополнен трофеями, захваченными при уничтожении 1-го Кубанского корпуса.

Вместе с конницей отдохнули и пополнились и стрелковые дивизии. Из отбитых у кубанцев трех бронепоездов два были в полной исправности.

К моменту перехода в наступление 4-я и 6-я кавалерийские, 20-я и 50-я стрелковые дивизии занимали село Белая Глина, 34-я стрелковая и 11-я кавалерийская дивизии — село Песчанокопское. Правее, в районе зимовников А. Королькова, Поздеева и Кузнецова вышла кавалерийская группа 9-й армии: 1-я «дикая» дивизия Гая и 2-я кавалерийская дивизия Блинова. Эти дивизии имели малочисленный состав, понесли значительные потери в боях и как самостоятельная боевая сила имели небольшое значение.

Узнав об уничтожении Кубанского корпуса и полагая, что Буденный безостановочно двинется на Тихорецкую, Павлов решил, не дожидаясь подхода корпуса Агеева и кубанцев, сосредоточенным ударом всей группы обрушиться с фланга и тыла на Конную армию. 23-го февраля он высылает авангардную дивизию силой до 4-х тыс. сабель в село Средне-Егорлыкское. Бывшая там в качестве заслона 1-я бригада 11-й кавалерийской дивизии (около 700 сабель) отошла в юго-восточном направлении.

В течение 24-го февраля в Средне-Егорлыкское и пос. Иловайский Павлов стянул главные силы своей группы. Наступление белой конницы совершалось тремя группировками: правая в составе 10-й дивизии 4-го Донского корпуса и бригады Голубинцева двигалась от пос. Иловайского, через хут. Новокорсунский на посад Горькая Балка; средняя в составе 2-го корпуса и 9-й дивизии 4-го Донского корпуса наступала на Средне-Егорлыкское по дороге, ведущей на Песчанокопское-Белая Глина; левая двигалась в общем направлении Крученая Балка, и имела задачей прикрытие операции с севера.

К 10.00 25-го февраля головы колонн Павлова достигли линии Лопанка — хут. Новокорсунский.

Получив донесение о занятии крупными частями конницы белых села Средне-Егорлыкского, Буденный 24-го февраля принимает следующий план действий: 34-я стрелковая дивизия остается в Белая Глина, прикрывая операцию с юга; 50-я Таманская стрелковая дивизия движется уступом назад справа в направлении Богородицкое; средняя колонна, имея в авангарде 11-ю кавалерийскую дивизию и вслед за ней 2-ю стрелковую дивизию (в составе 2-х стрелковых бригад), наступает от Песчанокопское на Средне-Егорлыкское; левая колонна, имея в авангарде 6-ю кавалерийскую дивизию и вслед за ней в 2-х км 4-ю кавалерийскую дивизию, наступает через Горькую Балку и далее на хут. Новокорсунский. Общая задача — выход в район Богородицкое, Лопанка, Средне-Егорлыкское с последующими действиями в зависимости от обстановки.

С рассветом 25-го февраля части Конной армии выступили в поход, но о встречном наступлении Павлова в дивизиях Конной армии не было известно. В таком же положении находился и Павлов. Разведка и с его стороны отсутствовала. 

Отсутствие разведки с обеих сторон можно объяснить тем, что до начала выступления между пунктами расположения противников было свыше 30-ти километров, а при отсутствии промежуточных населенных пунктов, сильных морозах, глубоком снежном покрове и снежных метелях ночная конная разведка была затруднительна и малорезультативна, поэтому она и не высылалась. Других средств разведки противники не имели.

Соответственно столкновение для обеих сторон получилось неожиданным.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

Встречное столкновение с конной группой Павлова, 25 февраля 1920 г.

Бой начался со столкновения 6-й кавалерийской дивизии с правофланговой колонной белых в составе 10-й дивизии 4-го Донского корпуса и 14-й кавалерийской бригады в районе х. Каравайник. Белые, силой до 5-ти тыс. сабель, не предполагая встретить части Конной армии в сосредоточенных колоннах, двигались на хут. Каравайник — Олийники и Ново-Корсунский, прикрываясь цепью конных дозоров.

Авангард 6-й кавалерийской дивизии, столкнувшись с вражескими дозорами, быстро их оттеснил и сосредоточенным винтовочно-пулеметным огнем неожиданно обстрелял колонны противника.

Появление 6-й кавалерийской дивизии было настолько неожиданным для противника, что командование последнего не успело сориентироваться как следует в обстановке и отдать соответствующие распоряжения. Раньше всего успела приготовиться к бою белая артиллерия. Под прикрытием артиллерийского огня казачьи части стали разворачиваться для боя. Но комдив-6 Тимошенко, учитывая значение фактора захвата инициативы в условиях встречного боя, не дал возможности противнику развернуть своих сил — и двумя бригадами стремительно атаковал с обоих флангов разворачивающиеся колонны белых, бросив третью бригаду в обход с северо-запада. Маневр был выполнен быстро, и атака была произведена решительно, умело поддержана артиллерией и пулеметами. Галопом, выскакивая вперед вместе с атакующими частями, артиллерия с открытых позиций открывала меткий, губительный огонь по еще не развернувшимся полкам противника; пулеметы на тачанках лихо, на карьере выносясь в передовые цепи конницы, метким сосредоточенным огнем с 300 — 400 шагов поддерживали атаку конницы.

Не успевшая развернуться пятитысячная масса белой конницы в беспорядке хлынула назад, на пос. Иловайский, попадая под удары преследующей 6-й кавалерийской дивизии. Только наступившая темнота приостановила преследование.

В результате этого боя 6-й кавалерийской дивизией было изрублено несколько сотен казаков, около 300 взято в плен, захвачено 20 пулеметов и 9 орудий. 

Одновременно с 6-й кавалерийской дивизией произошло столкновение и правой колонны Конной армии, во главе которой шла 11-я кавалерийская дивизия. 11-я дивизия, насчитывавшая не более 2 тыс. сабель, столкнулась с 9-й и 4-й дивизиями группы Павлова. Белые имели в этой группировке свыше 7-ми тыс. сабель и до 24-х орудий. 11-я дивизия не могла оказать сильного сопротивления двигавшейся на нее массе, а ее горная батарея не могла соперничать с артиллерией белых. Дивизия стала отходить на шедшую сзади пехоту 20-й стрелковой дивизии. 

В это время из хут. Ново-Корсунского по направлению с. Средне-Егорлыкское выдвинулись 1-я и 2-я бригады 4-й кавалерийской дивизии (около 2800 сабель и 8 орудий). Начдив-4 Городовиков, видя тяжелое положение 11-й кавалерийской дивизии, бросил 1-ю бригаду на Средне-Егорлыкское в тыл противнику, а 2-ю бригаду послал через балку во фланг — в направлении К. Беляков.

Быстро снявшиеся с передков, 1-я и 2-я батареи 4-го конного артиллерийского дивизиона, без пристрелки, с первого выстрела на поражение, открыли беглый фланговый огонь по густым построениям противника, стоявшего в резервных колоннах. 

Выдвижение и огонь 4-й дивизии своей неожиданностью ошеломили противника, и он хлынул через с. Средне-Егорлыкское и Лопанка.

В этом бою 4-я дивизия захватила 20 орудий, 80 пулеметов, до 3 млн. патронов и несколько тысяч снарядов. В патронах и снарядах части Конной армии в это время сильно нуждались — дивизия не только пополнила свои запасы, но по просьбе пехотных дивизий выделила им по 100 — 200 тысяч патронов, а также уделила им значительное число подвод отбитого обоза.

4-я дивизия не смогла развить преследования вплоть до Егорлыкской т. к. большой переход и бой вымотали конский состав (60 км марша с боями по глубокому снегу).

На ночлег части Конной армии сосредоточились в районе села Средне-Егорлыкского.

На следующий день, 26-го февраля, командарм Конной решает продолжать преследование противника, отошедшего в северо-западном направлении в район ст. Егорлыкской и пос. Иловайский и, развив успех предыдущего дня, уничтожить кавалерийскую группу противника.

Часть 8. В преддверии весенней кампании

С 25-го февраля началось сильное потепление. Глубокие метровые снега, под влиянием ярких и теплых лучей солнца, начали быстро плавиться и оседать. Степные ручьи набухли талым снегом и водой; дороги почернели и осклизли. Все это значительно затруднило маневрирование.

К 10-ти часам 26-го февраля 6-я кавалерийская дивизия после короткого боя заняла пос. Иловайский, захватив около 100 пленных и санитарный обоз. К 13-ти часам, развивая наступление, дивизия заняла и хут. Ново-Гуляевский. Белые же к вечеру, около 20-ти часов, сосредоточившись в районе ст. Егорлыкская силой до 5-ти тыс. сабель перешли в наступление на пос. Иловайский — против одной бригады 6-й кавалерийской дивизии, начавшей отходить.


Видя отход 1-й бригады и упорный натиск противника, в то время как последний подходил к восточной окраине пос. Иловайский, начдив-6 решил нанести удар по правому флангу противника. Но белые искусно укрыли свой фланг за р. Верхний Егорлык, непроходимой на этом участке, с одной лишь переправой, надежно защищенной артиллерией, и поэтому выполнить маневр начальнику 6-й дивизии не удалось.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

Противник же, прикрываясь рекой и получив подкрепление, продолжая развивать наступление, к ночи потеснил 6-ю кавалерийскую дивизию и занял пос. Иловайский, выйдя таким образом во фланг наступавшим в это время на Грязнухинской — ст. Егорлыкская 4-й и 11-й кавалерийским дивизиям.

Учитывая это, начдив-6, сосредоточив к 24-м часам всю дивизию, при поддержке артиллерии, перешел в энергичную атаку на пос. Иловайский и, несмотря на упорное сопротивление противника, к 1 часу 27-го февраля выбил его из пос. Иловайский и Ново-Гуляевский и занял их, выслав часть сил дивизии для преследования противника, отходящего к северо-западу на с. Гуляй-Борисовка.

Наступавшие 26-го февраля на Грязнухинский — ст. Егорлыкская 4-я и 11-я кавалерийские дивизии столкнулись с главными силами группы Павлова. В результате упорного боя они сбили белых с позиций в районе Грязнухинский. Противник отошел на ст. Егорлыкскую и организовал оборону под прикрытием трех бронепоездов и пехоты.

4-я и 11-я кавалерийские дивизии безуспешно пытались атаковать станицу, но каждый раз отбрасывались сильным винтовочно-пулеметным огнем.

С наступлением темноты дивизии отошли.

Отход 4-й и 11-й кавалерийских дивизий освободил часть сил противника — и он бросил их на поддержку своей группы, ведущей бой с 6-й кавалерийской дивизией. Атаки и контратаки с обеих сторон длились всю ночь и продолжались днем 27-го февраля.

К 11-ти часам 27-го февраля группа противника, получив подкрепление силой до 6-ти тыс. сабель, перешла в наступление в восточном направлении и обрушилась на левый фланг 6-й кавалерийской дивизии. Начдив 6-й кавалерийской, приостановив преследование группы противника, отступавшей на север, стал производить перегруппировку своих сил.

Воспользовавшись этим обстоятельством, северная группа белых, в свою очередь, обрушилась на перегруппировывающуюся 6-ю кавалерийскую дивизию, и последняя, не выдержав концентрического удара почти 10-тысячной массы конницы противника, стала поспешно отходить к реке.

Расположив свою артиллерию за рекой на удобных позициях, начдив решил контратакой остановить наседающего противника.

Под прикрытием сосредоточенного огня 10-ти орудий, 6-я дивизия перешла в стремительную контратаку. Противник, оставив на поле боя до 600 убитых, 300 пленных (в том числе двух летчиков вместе с подбитым самолетом) начал отходить. Части дивизии к 20-ти часам вновь заняли пос. Иловайский и хут. Ново-Гуляевский.

В ночь на 28-е февраля 6-я кавалерийская дивизия отошла в с. Средне-Егорлыкокое.

В то время как в течение 26 — 27 февраля 6-я кавалерийская дивизия вела бой с противником в районе пос. Иловайский — хут. Щербаково, на правом фланге Конной армии 11-я кавалерийская дивизия, 27-го февраля во взаимодействии с кавалерийской дивизией Гая в районе хут. Войновский, выдерживала напряженные бои с группой противника в составе 5-ти кавалерийских полков (Кубанская дивизия) и 800 штыков (Чернецовский полк), наступавшими от ст. Егорлыкская на хут. Грязнухинский. Несмотря на упорные повторные атаки белых, стремящихся прорваться на с. Средне-Егорлыкское, в то время как другая конная группа пыталась обойти левый фланг Конной армии, общими усилиями 2-й и 3-й бригад 11-й кавалерийской дивизии, противник был выбит и отступил на ст. Егорлыкская, оставив в руках 11-й кавалерийской дивизии хут. Грязнухинский. 

Таким образом, в результате упорного 2-дневного боя Конная армия хотя и нанесла противнику ряд серьезных ударов, но выполнить намеченный план уничтожения конной группы противника не смогла. 

Потрепанные белые части стали сосредоточиваться в районе ст. Егорлыкская, продолжая нависать над Конной армией: войска 1-го, 2-го и 4-го Донского корпусов численностью до 12-ти тыс. сабель, 1-й Терскоой дивизии и кавалерийской бригады Барбовича численностью до 6-ти тыс. сабель, 40-го Донского казачьего полка — 400 сабель, Чернецовского стрелкового полка – 2 тыс. штыков, а также 2 бронепоезда.

Боевая летопись 1-й Конной. Часть 8. В преддверии весенней кампании
Части Конной армии с приданными силами и средствами сосредоточились в районе Ново-Роговский, Средне-Егорлыкское, Грязнухи.

28-го и 29-го февраля они отдыхали и приводили себя в порядок, проводили разведку и подготовку к предстоящему наступлению.

Противник в эти дни проявлял активность, особенно на правом фланге Конной армии на участке 11-й кавалерийской дивизии и на стыке между 11-й кавалерийской дивизией и дивизией Гая. Так, к 16-ти часам 28-го февраля, сгруппировав до 3-х тыс. сабель, при поддержке бронепоездов, он потеснил правый фланг дивизии Гая.

Но совместными усилиями этих частей и 2-й и 3-й кавалерийских бригад 11-й кавалерийской дивизии отошел к ст. Егорлыкская. 29-го февраля велись бои в районе хут. Грязнухинский.

На 1-е марта Буденный запланировал сосредоточенным ударом частей армии уничтожить живую силу противника в районе ст. Егорлыкская, пос. Иловайский.

Часть 9. Последняя страница кавалерии ВСЮР

Утром 1-го марта части Конной армии на 8-километровом фронте завязали ожесточенный бой.

Авангардная 2-я бригада 4-й кавалерийской дивизии во главе с комбригом Тюленевым при подходе к станице развернулась и перешла в атаку, стремясь охватить станицу с южной и юго-западной стороны — но была встречена сильным винтовочным и пулеметным огнем и остановилась, перейдя к огневому бою. Подошедшие остальные бригады 4-й и 6-й кавдивизий остановились в 3 — 4 км южнее станицы — до выяснения обстановки.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

Дивизии ожидали и подхода 20-й стрелковой дивизии, которая должна была атаковать станицу с юго-востока и отвлечь на себя пехоту и артиллерию противника. Дивизия подошла к месту боя с некоторым запозданием, к 12-ти часам. Стоял серый, пасмурный день, начиналась оттепель — станица была закрыта пеленой тумана, скрывавшей пехотные и артиллерийские позиции противника.

Белые, заметив части 4-й и 6-й дивизий, открыли по ним усиленный артиллерийский огонь. Но из-за тумана этот огонь был малодейственным. Артиллерия 4-й и 6-й кавалерийских дивизий не могла выбрать удобных позиций — и пока молчала. 

Противник, видя нерешительность подошедшей конницы красных, сам перешел в наступление. Оставив в станице пехоту, артиллерию и часть конницы, главную массу своих сил он стал выводить на западную окраину станицы — и группировать в вершине балки Верх. Егорлык.

Опираясь левым флангом на станицу, белые планировали бросить крупную группу в обход левого фланга Конной армии через реку на хут. Грязнухинский и одновременно ударом с фронта отбросить конницу красных к северу, к полотну железной дороги. 

4-я и 6-я кавалерийские дивизии, не имея определенного плана действий, выжидали выяснения обстановки. Неожиданно были обнаружены обходящие силы противника. На коротком совещании начдивов было решено, что парирование этого удара примет на себя 6-я кавалерийская дивизия.

Ее первая бригада стала круто заворачивать влево. Вследствие превосходства сил обходящей колонны противника, вслед за 1-й бригадой была двинута и 2-я бригада 6-й кавдивизии. В это время обнаружилось и намерение противника ударить во фланг 20-й дивизии, подходившей к станице с юго-востока. Для ликвидации этой угрозы 2-я бригада 4-й кавалерийской дивизии и 20-й кавалерийский полк 1-й бригады начали принимать вправо. 

В итоге, перед фронтом осталась жидкая цепочка 19-го кавалерийского полка, а на правом фланге стояли третьи бригады 6-й и 4-й кавдивизий.

Противник, заметив происходившую перегруппировку, перешел в конную атаку. Передовой полк в 500 сабель густой взводной колонной ударил по жидкой цепочке 19-го кавалерийского полка и ворвался в расположение дивизий — где стояли штабы и батареи. Не растерявшись, начдив-4 выскочил к резервным бригадам, и контратаковал противника во фланг. Белые быстро отпрянули назад, но вырвавшийся вперед авангардный полк не видел, что следовавшие за ним полки отброшены назад, — и через полчаса был истреблен почти целиком. 

В это же время обходящая колонна белых наседала на левый фланг, развивая бой вдоль балки в направлении Грязнухинский.

Собрав силы, противник вновь перешел в атаку с фронта — наступил самый решительный момент боя.

Конной армии грозила опасность быть сметенной и отброшенной могучим ударом белых сил. Поражение ее, по своему результату, могло иметь колоссальное значение. В самый критический момент, когда конница белых огромной волной неслась на перемешавшиеся красные полки, когда уже группы бойцов стали инстинктивно осаживать назад, а артиллерия подавала передки, начдив-4 Городовиков, подскакав к своему артдивизиону, приказал немедленно открыть по противнику «ураганный огонь» из всех батарей. Приказание это было выполнено через 5 минут. Батареи, имея на орудие лишь по 60 снарядов, открыли огонь по несущейся лавине противника. Огонь был так меток и подавляющ, что атака противника мгновенно захлебнулась, а через минуту его нестройные массы, поливаемые свинцом, безудержно неслись назад.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

В то время, когда на открытой снежной равнине велась схватка огромных кавалерийских масс, три полка 20-й стрелковой дивизии вели атаку на ст. Егорлыкскую, окраины которой были укреплены и защищались добровольцами-чернецовцами. Под непрерывным пулеметным и винтовочным огнем по открытой местности, пехота наступала как на учениях. Потеряв 30% убитыми (один полк — до 50%), стрелковые полки дошли до окраины станицы — и неудержимой штыковой атакой сбили упорствовавших добровольцев. 

Действия 20-й дивизии у ст. Егорлыкской были самым надежным обеспечением правого фланга кавалерийских дивизий — ударной группы Конной армии. Этого обеспечения не могли создать слабые силы 1-й дивизии Гая и 2-й дивизии Блинова. Если бы в буденовской группировке отсутствовала пехота, ударная группа Конной армии могла быть охвачена с обоих флангов и оказаться в чрезвычайно тяжелом положении. Исход боя мог быть совершенно другим. Полки 20-й стрелковой дивизии сослужили огромную службу кавалерийским дивизиям Конной армии.

К исходу дня белые еще раз попытались атаковать левый фланг 20-й стрелковой дивизии, которая уже заняла юго-восточную окраину станицы — но контратакой бригад 6-й кавдивизии эта попытка была парирована. 

В это же время и обходящая левый фланг колонна противника, несмотря на свое превосходство, была сбита двумя бригадами 6-й дивизии и стала отходить на пос. Иловайский. К наступлению темноты противник был сбит на всем участке и стал отходить за станицу, которая уже занималась 20-й стрелковой дивизией. 

В этом столкновении огромных конных масс белые понесли сравнительно незначительные потери в живой силе и технике, но дух их был подорван, и с этого момента утрачена вера в свои силы и в успех дальнейшего сопротивления.

Когда к 18-ти часам положение на левом фланге Конной армии было восстановлено, ст. Егорлыкская была уже в руках 4-й и 6-й кавалерийских и 20-й стрелковой дивизий.

К тому же времени на правом фланге армии кавалерийские дивизии Гая и Блинова без видимых причин отошли к востоку, чем воспользовался противник и стремительным ударом занял хут. Грязнухинский. Но 11-я кавалерийская дивизия, введя в бой все свои три бригады, энергичной контратакой отбросила белых из хутора и, развив успех, к вечеру ворвалась в ст. Егорлыкская с северо-восточной стороны.

Бой Конной армии 1-го марта по своим результатам, темпу и по количеству конницы, столкнувшейся с обеих сторон, во многом напоминал бой 25-го февраля. Деникин пытался использовать свой последний резерв — казачью конницу и ... проиграл.

Насколько яростен был темп боя конницы 1-го марта, свидетельствуют боевые действия 4-й и 6-й кавалерийских дивизий. 

К вечеру, когда стало темнеть, в тот момент, когда начдив-6 бросил свою дивизию для парирования обходного движения белой конницы, перемешавшиеся в общей суматохе боя всадники нередко узнавали своих только окликом, опрашивая друг друга, и когда выяснялось, что налицо противники — начинали рубиться. Были и такие моменты, когда противники съезжались, но на оклики не отвечали друг другу, после чего в недоумении разъезжались.

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10

Ставка командования Вооруженных Сил Юга России на разгром Конной армии на Маныче и в степях Ставрополья была бита, и это обстоятельство предрешило отход на юг всего фронта белых.

Белая конница дралась основательно и грамотно, но Егорлыкский бой был последней страницей в истории кавалерии ВСЮР. 

И эти бои — одна из блестящих страниц в истории 1-й Конной армии.

Оперативное положение ВСЮР к февралю 1920 г. было более благоприятным — красные армии Кавказского фронта пополнений не получали, силы их в безуспешных боях под Батайском и на Маныче (январь 1920 г.) таяли. Деникин же, путем лихорадочных формирований и перетряски тылов, значительно увеличил численность своих боевых частей, особенно конницы. Отборные добровольческие пехотные полки и конные массы донских корпусов составляли его главные козыри и настраивали оптимистически.

Красное командование на Кавказском фронте располагало истощенными и малочисленными стрелковыми дивизиями, недостаточно вооруженными и снаряженными. Не лучше выглядели и кавалерийские дивизии, входившие в состав армий фронта. Но фронт располагал такой могучей конной массой, как Конная армия. В последнем туре борьбы с Деникиным этот козырь имел решающее значение — конечно при искусном оперативном использовании имевшихся сил.

Конная армия получила необходимый ей простор и стала тем оперативным молотом, который сыграл решающую роль в этих боях.

Решающий удар Конной армии направляется не по кратчайшему географическому направлению в лоб Деникину, а в наиболее уязвимое его место — в стык Донской и Кубанской армий. Кроме того, действия в районе с крупными населенными пунктами обеспечивали необходимые потребности конницы и лишали этого главного оппонента Конной армии — группу генерала Павлова.

Налицо правильный выбор направления и маршрутов движения (вдоль р. Сал), умелая организация и проведение марша в тяжелых зимних условиях. Огромная конная масса вышла в исходный район, не ослабив своих сил. Была полностью соблюдена оперативная маскировка.

Правильными явились учет и анализ обстановки и продуманное принятие оперативных решений. Кого в первую очередь бить: Павлова или Крыжановского? Крыжановского. Куда дальше направить удары: на Тихорецкую, как следовало в соответствии с директивой фронта, или против Павлова? Решение — бить Павлова.

Каждое решение приносило блестящие оперативные и тактические результаты.

Необходимо отметить большое значение проявленной командованием Конной армии инициативы — в зависимости от обстановки. Одним из таких моментов является подчинение Буденным себе стрелковых дивизий, потерявших связь со своим командованием.

Обращает внимание стремление командарма Конной иметь всегда под руками значительный резерв. В этих боях такую роль играла 11-я кавалерийская дивизия. В бою 1-го марта под ст. Егорлыкской этот резерв сыграл большую роль — ликвидировав попытку Павлова выйти в тыл Конной армии.

Интересно умелое тактическое планирование каждой операции и правильное использование родов войск. В бою с кубанским корпусом пехотные дивизии наступают с фронта, сковывают противника, конница совершает глубокий и гибкий маневр в тыл и фланг противника.

Смелые, инициативные действия начальников дивизий, высокая боеспособность кавалерийских частей и подразделений обеспечивали полное и успешное выполнение решений и планов командарма.

Боевая тренировка войск, твердость и находчивость всех начальников обеспечивали устойчивость и боеспособность частей в любых условиях. Так, при внезапном налете частей Павлова на ст. Торговая в ночь на 19-е февраля, части Конной армии не растерялись. Руководство старших начальников не выпало из рук — и попытка Павлова потерпела крах.

Причем это происходило в суровое время года. В ноябрьский холод 1919 г. буденовская конница решила труднейшую задачу, действуя против конницы Мамонтовa, Шкуро и пехоты белых. В это время шел мокрый снег, заморозки делали из дорог скользкие ленты, была гололедица.

При подготовке атаки Касторной 13 — 15 ноября бушевал страшный снежный буран. Лишь только он прекратился, Буденный концентрическим наступлением разбил белых и занял Касторную. Трофеями стали до 3 тыс. пленных, 4 танка, 4 броневика, 4 бронепоезда, 22 орудия, свыше 100 пулеметов, много снарядов и патронов, более 1 тыс. лошадей.

08. 01. 1920 г. 1-я Конная овладела Ростовом – вновь проведя севернее города концентрическое наступление, снова в тяжелых зимних условиях. Трофеями стали до 12 тыс. пленных, до 100 орудий, около 200 пулеметов.

Т. о. в феврале — марте 1920 г. 1-й Конной армия удалось взять верх над конницей Крыжановского, Павлова и Юзефовича.

Часть 10. Красный таран на просторах Украины

Особая стратегическая роль была отведена 1-й Конной армии в Советско-польской войне. 

Поводом для борьбы между Советской Республикой и Польшей послужила судьба Украины - с захватом территории которой Польша значительно усиливалась. Т. к. экономическая сила Советской Республики в значительной мере зависела от обладания Украиной и Черноморским побережьем, было очевидно, что удар польских войск в этом направлении оказывался наиболее результативным. 


Польское командование решило одним ударом убить нескольких зайцев - и сразу выйти на свои границы 1772 г. (объекты действий - Смоленск, Киев и Одесса). Но, сделав скачок на киевском направлении, где польские войска прошли 180 км за 12 дней, на всем остальном фронте они встретили упорное сопротивление и были вынуждены остановиться. В результате инициатива действий переходит в руки красного командования. Переброска 1-й Конной армии с кавказского на польский театр военных действий как нельзя больше соответствовала общей стратегической обстановке Западного и Юго-Западного фронтов Советской Республики.

Достигнув серьезных успехов лишь в киевском направлении, контрударом армий советского Западного фронта в Белоруссии поляки были введены в оперативное заблуждение и выпустили из своих рук инициативу действий - перейдя почти на всем фронте к активной обороне. К середине мая 1920 г. только на одесском направлении, ценой больших потерь, польское командование еще удерживало инициативу в своих руках.

Не имея достаточных резервов, польское командование, тем не менее, не оставляло мысль о захвате правобережной Украины и, пополняя свои войска, совершало перегруппировки для нового удара против красных войск - в направлении железной дороги Фастов - Екатеринослав. Для этого две украинские дивизии с одесского направления были переброшены на киевское, а смененные ими польские части были двинуты на юг вдоль р. Днепр в районе Белая Церковь - Тараща, куда спешно сосредоточивалась и кавалерийская дивизия генерала Корницкого - с целью противодействия подходившей к польскому фронту коннице Буденного. Поляки спешили закончить свое сосредоточение до подхода последней. 

Боевая летопись 1-й Конной. Часть 10. Красный таран на просторах Украины

Польская конница входит в Киев, май 1920 г.

К 25-му мая 1920 г. польские войска действовали на территории Украины двумя неравными группами - Киевской и Одесской (3-я, 2-я и 6-я армии), причем Киевская группа имела в своем составе 7 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии и 1 отдельную кавалерийскую бригаду, и Одесская группа - 3 пехотных и 1 кавалерийскую дивизии (в обеих группах - до 50-ти тысяч пехоты и 8 тысяч конницы).

Главные силы польской Киевской группы действовали в районе Белая Церковь, Ракитно, Тараща, Володарка на фронте красной 12-й армии (имевшей в своем составе всего до 9-ти тысяч штыков и 2-х тысяч сабель).

Главные силы польской Одесской группы действовали вдоль железной дороги Проскуров - Одесса и имели против себя войска красной 14-й армии (всего до 7-ми тысяч штыков и 2-х тысяч сабель).

Между этими группами в районе железной дороги Бердичев - Казатин - Липовец действовали познанские части противника (1 пехотная и 1,5 кавалерийских дивизии).

План действий советского командования сводился к разгрому наиболее сильной Киевской группы противника. Эта задача возлагалась на соединения 12-й и подходившей к польскому фронту 1-й Конной армий. 

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10


Совершив 1000-км марш и только закончив сосредоточение в районе г. Умань, 1-я Конная армия уже 25-го мая получила оперативный приказ Юго-Западного фронта, в соответствии с которым на оперативное объединение возлагалась главная ударная задача: 27-го мая перейти в решительное наступление в направлении на Казатин. Армии предписывалось, действуя между вражескими Киевской и Одесской группами, сметая на своем пути польские войска, не позднее 1-го июня захватить район Казатин – Бердичев, уничтожив живую силу и захватив материальную часть противника. К началу операции Конная армия имела в своем составе около 18-ти тысяч сабель, до 350-ти пулеметов, 48 орудий, бронеотряды, авиацию и бронепоезда.

Поляки, тщательно укрепившие важнейшие пункты на фронте и в тылу, деятельно готовились к встрече удара красной конницы Буденного (советского Макензена, как они его называли в своих сводках), причем противник на всем фронте был чрезвычайно бдителен, охраняясь сильной конной завесой. Зная о походе 1-й Конной армии на польский фронт, они готовили новый удар в направлении на Екатеринослав (ныне - Днепр). 


На рассвете 26-го мая 1-я Конная армия приступила к выполнению фронтовой директивы, выдвинув 4-ю кавалерийскую дивизию на север от г. Умань в район д.д. Хижна – Вороное - Зеленый Рог (40 верст к северу от г. Умань). Одна группа в составе 4-й и 14-й кавалерийских дивизий двигалась в направлении на г. Сквиру, другая в составе 6-й и 11-й кавалерийских дивизий - на Погребище (в Казатинском направлении). Особая бригада, как и всегда, находилась в армейском резерве для поддержания или развития успеха той или иной группы дивизий.

Приданные армии бронепоезда №№ 13, 72 и 203 находились на ст. Умань, а №№ 63 и 82 - на ст. Знаменка. Они только подходили к армии после ремонта. Автобронеотряды находились при дивизиях.

Погода благоприятствовала действиям конницы, но после серии дождей дороги сильно размокли - и движение было затруднено. С 26-го по 29-е мая, во время движения из районов сосредоточения, 1-я Конная армия имела ряд боев с повстанческими полками и бандами - уничтожая их поголовно.

29-е мая был днем боевого крещения Конной армии в войне с белополяками - в этот день дивизии армии вели тяжелые бои. 

К вечеру 29-го мая двигавшаяся в голове правой группы 4-я кавалерийская дивизия на фронте Ново-Хвастов-Володарка вступила в бой с пехотой и конницей противника, причем польская пехота располагалась на сильно укрепленной позиции у Ново-Хвастова. Стремительной атакой передовых эскадронов противник был выбит из окопов у Ново-Хвастова и вынужден отступить в северо-западном направлении.

В бою севернее Володарки со стороны противника были обнаружены 3 полка конницы (2-й драгунский, 5-й и 16-й уланский полки). Все эти полки имели отличный конский состав и были хорошо вооружены, а уланские полки даже имели пики. Польская конница три раза бросалась в атаку на 1-ю бригаду 4-й кавалерийской дивизии у с. Гайворон, но, несмотря на свое численное превосходство, каждый раз 1-я кавалерийская дивизия поляков отскакивала назад - и в итоге, понеся значительные потери, была вынуждена отойти к северу. 

В это время левая группа Конной армии втянулась в упорные бои с поляками: 11-я кавалерийская дивизия у с. Дзионьков и 6-я кавалерийская дивизия - в районе Животов - Вербовка. Противник великолепно подготовил к обороне село Дзионьков: на командующих высотах восточнее и севернее села были построены окопы с несколькими рядами проволочных заграждений. На западной окраине села была подготовлена вторая линия окопов, также с проволочными заграждениями. Местность была очень неудобной для действий в конном строю (глубокие балки, овраги, старые окопы, леса и рощи).

Конармейцами была применена комбинированная атака. 11-я кавалерийская дивизия в спешенном порядке направила 1-ю бригаду на сильно укрепленные окопы с проволочным заграждением; 2-я бригада одновременно атаковала Дзионьков с юга и юго-запада в конном строю; 3-я бригада шла во втором эшелоне за 2-й бригадой.

К 24 часам с 29-го на 30-е мая 2-я бригада решительной атакой в пешем строю захватила южную часть села Дзионьков, в то время как 1-я бригада ворвалась в село с севера - в конном строю. 

Боевая летопись 1-й Конной. Части 6-10


Действовавшая южнее 11-й кавалерийской дивизии 6-я кавалерийская дивизия около 12-ти часов 29-го мая вступила в бой с превосходящими силами противника (13-я пехотная дивизия) у села Животов и далее у дер. Вербовка. Как правило, у поляков позиции были довольно сильно укреплены. Глубокие окопы для стрельбы стоя со ступеней были обнесены в несколько рядов проволочным заграждением. Кроме того, леса, балки, овраги, старые окопы, болотистая р. Роська сильно затрудняли действия конных масс. Но также атакой в конном и пешем строях, после упорного боя, противник был выбит из с. Животов - и части 13-й польской пехотной дивизии стали отходить в северо-западном направлении на Плисков.

Подходившая на поддержку в районе Челновица – Черняевка польская пехотная часть развернулась для боя, стремясь помешать наступлению 6-й кавалерийской дивизии на Погребище, но была смята конной атакой и почти целиком изрублена - лишь немногим смельчакам удалось скрыться в ближайшем лесу.

К исходу дня 29-го мая 6-я кавдивизия с боем продвигалась в район Раскопоно - Плисков. Поляки, имея сильную артиллерию и бронепоезда, оказывали отчаянное сопротивление. Губительный огонь пулеметов и артиллерии поляков наносил урон красным частям.

Но, преследуя противника, 6-я кавалерийская дивизия на его плечах заняла район д.д. Липовка-Роскопоно-Плисков, преодолев огонь артиллерии и бронепоездов.

В этот день, день боевого крещения на польском фронте, 6-я кавалерийская дивизия нанесла значительные потери 13-й пехотной дивизии противника - изрубив свыше 2-х тыс. человек (впоследствии подобранных и захороненных красными), захватив около 200 человек пленными, взяла 8 орудий, 87 пулеметов и около 60-ти подвод с боеприпасами и продовольствием. 

За 29-е мая Конная армия, сбив поляков с занимаемых позиций, вышла на фронт Володарка - Погребище, Дзионьков - Плисков и Андрушевка. Советские бронепоезда во время боя 29-го мая курсировали до ст. Липовец. Бронепоезд со ст. Липовец обстреливал артиллерию поляков у дер. Скитка и заставил ее в дальнейшем замолчать.

В ходе боевых действий 26 - 30 мая была выяснена точная группировка противника перед фронтом Конной армии. В период боев с 30-го мая по 3-е июня, кроме получения разведывательных данных о польских войсках, были намечены примерные районы прорыва польского фронта. План прорыва польского фронта ежедневно дополнялся новыми факторами. Например, до 30-го мая красные были почти уверены, что поляки на фронте Володарка, Тетиев, Животов только обороняются. И действительно - поляки стойко обороняли свои позиции.

Однако при сильном натиске красных дивизий поляки отходили на северо-запад. В боях за 31-е мая, 1-е и 2-е июня выяснилось, что поляки, помимо стойкой обороны своих позиций, склонны сами переходить в наступление против частей 1-й Конной армии. За это же время польская кавалерия оживила свою деятельность - вплоть до принятия атак в конном строю. Все это командармом 1-й Конной в дальнейшем было учтено.

2-я польская армия в составе 13-й и 7-й пехотных и 5-й кавалерийской дивизий занимала фронт к западу от Днепра до ст. Липовец, причем на участке Сквира - Погребище действовала 13-я пехотная дивизия, вперемешку с конницей. Штаб 13-й дивизии находился в г. Сквира. В районе Липовец и южнее последнего действовала 18-я пехотная дивизия поляков.

К этому времени перед фронтом армии поляки занимали следующие пункты: Яблоновка, Антонов, Ново-Хвастов, Дзионьков, Булан, Липовец. 

Правее 1-й Конной армии действовала группа Якира (45-я стрелковая дивизия с кавалерийской бригадой Котовского), имевшая задачей захват ст. Фастов - Б. Церковь, а южнее армии действовали части красной 14-й армии (у г. Гайсин и южнее). Соседи, имея перед собой противника, оказать содействие 1-й Конной не могли: будучи малочисленны, они сами нуждались в поддержке.
Исходя из данных обстановки, командарм 1-й Конной 30-го мая отдает оперативный приказ с задачей на 1-е июня: захватить район Казатин-Бердичев.

Дивизиям были поставлены следующие ближайшие задачи: 4-й и 14-й кавалерийским дивизиям (правый фланг армии) было приказано прорвать неприятельский фронт северо-восточнее Ново-Хвастова и, уничтожив живую силу противника, выйти на линию Маряновка - Молчановка, с целью дальнейшего движения на м. Сквира; 11-й кавалерийской дивизии, действовавшей уступом на левом фланге правой группы, было приказано уничтожить живую силу противника в районе с. Дзионьков и выйти на фронт Рогачи - Н. Хвастов, действуя в связи с 4-й и 14-й кавалерийскими дивизиями.

На 6-ю кавалерийскую дивизию с бронепоездами возлагалась демонстративная задача - действовать в районе ст. Липовец, облегчая действие правого фланга красной 14-й армии и отвлекая внимание противника южнее главного удара. В этой операции 6-й кавалерийской дивизии была придана группа бронепоездов для действия на железнодорожной ветке Орастово - Погребище.

Как видим, постановка задач и распределение сил были осуществлены вполне целесообразно - в связи с обстановкой и группировкой противника

31-го мая 11-я кавалерийская дивизия вела успешное демонстративное наступление на с. Дзионьков, отвлекая внимание противника от главной ударной группы (4-я и 14-я кавалерийские дивизии).

В тот же день 6-я кавалерийская дивизия перешла в решительное наступление на м. Липовец. Красные бронепоезда, действовавшие между станциями Липовец и Оратово, вследствие выхода обходной колонны противника в тыл конармейцам (противник занял ст. Оратово), были вынуждены с боем отходить на главные силы 6-й кавалерийской дивизии к ст. Липовец, продолжая бои с броне-отрядами противника.

Около 13-ти часов 31-го мая, невзирая на ураганный артиллерийский огонь противника, 3-я бригада 6-й кавалерийской дивизии ворвалась в город Липовец, но удержаться там не смогла - поляки отлично подготовили город к обороне, стреляя из домов и окон. В результате часового упорного боя бригада была вынуждена оставить г. Липовец, отходя на главные силы дивизии к ст. Погребище.

В итоге дневного боя 31-го мая 6-я кавалерийская дивизия понесла большие потери, но выручила свои бронепоезда и, главное, связала противника на этом участке, одновременно облегчив положение частей 14-й армии у г. Гайсин.

С рассветом (почти в темноте) 1-го июня поляки упредили дивизии Конной армии и сами перешли в наступление. Завязался серьезный бой. 

31 мая, 1 и 2 июня - все эти 3 дня, с утра и до темноты, только и было слышно что грохот артиллерии, пулеметную трескотню и крики «ура». 1-я Конная 3 дня подряд вела бой с переменным успехом - но положительных результатов за эти 3 дня так и не достигла.

Подавшись немного на северо-запад, она заняла фронт Антонов-Н. Фастов-ст. Липовец - но фронт поляков ей прорвать не удалось. Упругость польского фронта, стойкость узлов сопротивления, хорошо укрепленные вероятные пути движения Конной армии, а также окопы с проволочными заграждениями, леса, реки и болота - все это затрудняло наступление и стесняло свободу маневрирования конных масс. Местность в топографическом отношении в этом районе способствовала успешным действиям обороняющегося, что также сильно отражалось на действиях конницы.

Действия же кавалерии сильно затруднялись и тем обстоятельством, что методы действий на этой незнакомой местности еще нe были изучены начсоставом Конной армии, привыкшим действовать в местностях, где не была стеснена свобода маневрирования конных масс. На польском фронте конармейцам пришлось столкнуться с тем, чего они не встречали на других театрах военных действий даже летом - с жарой, духотой (в лесу), слепнями, оводами, комарами и др. проблемами.

1-го июня 6-я кавалерийская дивизия продолжала вести упорные бои в районе Ульяновка (к северу от ст. Липовец). На участке правой группы 1-й Конной армии в ночь на 1-е июня противник сам перешел в наступление - и потеснил сторожевое охранение 4-й кавалерийской дивизии у Гайворон. 

На рассвете 1-го июня противник начал развивать свой успех против 4-й кавалерийской дивизии - потеснив ее на линию Татариновка - Руда-Село. Но подошедшая к 13-ти часам 1-го июня 14-я кавалерийская дивизия стремительным ударом отбросила противника назад - и он с большими потерями вынужден был отойти за р. Березанку. К 16-ти часам 1-го июня весь правый берег р. Березанки от Токаревки до Березня был очищен от противника. На этом участке действовали польские 5-я кавалерийская дивизия и 27-й пехотный полк 7-й пехотной дивизии.

Находившаяся на левом фланге правой группы армии 11-я кавалерийская дивизия весь день 1-го июня вела упорные бои у с. Дзионьков и ст. Роев, атакуя пехоту и бронепоезда противника. Взорвав два моста у ст. Роев, дивизия оказалась вынуждена отойти к с. Дзионьков.

6-я кавалерийская дивизия 1-го июня провела спокойно в районе Плисков - Кожанки (на левом фланге армии).

2-го июня разведывательные эскадроны 14-й кавалерийской дивизии заняли г. Сквиру. При входе в город красные части были восторженно встречены местными жителями.

Итак, в результате упорных боев противник был вынужден очистить на правом фланге Конной армии г. Сквиру, тогда как на левом фланге армии он, в свою очередь, продолжал вести упорные атаки в районе Плисков - ст. Оратово - с целью привлечь к этому району внимание и силы красных и тем самым отвлечь их от выполнения основной армейской задачи по овладению районом ст. Казатин - Бердичев. 

Продолжение следует...
https://topwar.ru/155588-boevaja-letopis-1-j-konnoj-ch-6-perelom.html    https://topwar.ru/156248-boevaja-letopis-1-j-konnoj-ch-6-protiv-kubancev-i-doncov.html  https://topwar.ru/156258-boevaja-letopis-1-j-konnoj-ch-8-v-preddverii-vesennej-kampanii.html  https://topwar.ru/156505-boevaja-letopis-1-j-konnoj-ch-9-poslednjaja-stranica-kavalerii-vsjur.html  https://topwar.ru/156514-boevaja-letopis-1-j-konnoj-ch-10-krasnyj-taran-na-prostorah-ukrainy.html

Картина дня

наверх