Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя
Чжурчжэнь

В 20-х гг. Х в. государство киданей, Ляо, захватило часть племён чжурчжэней и расселило их в районе г. Ляоян, назвав «покорными», но два племени, под предводительством Ханьпу и Баохоли из семейства Ши, ушли от киданей, одни – на северо-запад, другие – на северо-восток.

Нюйчжэни

Чжурчжэней (нюйчжэней) связывают с племенами легендарных сушеней, обитавших на юге Маньчжурии. Это племена тунгусской языковой группы, они же предки маньчжуров. В Х в. эти племена находились на родоплеменной стадии развития.

Внешний вид и обычаи их удивлял китайцев из империи династии Сун. Они делились на кочевые и на оседлые племена, которые занимались земледелием и разведением домашних животных, а также охотой. Кочевые перемещали свои палатки из кожи на коровах. Оседлые жили в утеплённых полуземлянках, учитывая суровый климат их мест обитания от границ Кореи до устья Амура. Это было абсолютно натуральное хозяйство, где всё необходимое производилось в рамках рода, а затем – большой семьи.

Конь был неотъемлемой частью жизни мужчины, а любимым времяпровождением были конные соревнования, а потом возлияния и обсуждения скачек. Конь был лучшим приданным. Лучший конь, вместе с рабами, приносился в жертву при похоронах знатных лиц.


Рядовые члены общины зимой носили кафтаны из шкур, знатные – шубы из лисиц или соболей, нижняя одежда была из шкур или из холста белого цвета. Мужчины носили бороды и длинные волосы, которые они не заплетали в косы, а в волосы вплетали лоскуты материи, с жемчугом или драгоценными камнями.

Волосы поддерживались кольцом, у знати кольцо было из золота.

Их внешность казалась крайне отталкивающей, а действия лживыми, жестокими и коварными. Простоватые, но презирающие смерть, выносливые и воинственные. В то же время об их боевых качествах противники были самого высокого мнения.

У воинов было защитное вооружение, панцири, различавшиеся от места в строю. Основная масса сражалась с помощью луков, имея на вооружении мечи. Командиры, в зависимости от ранга, имели знаки отличия: колотушку, флажок, барабан, знамя и золотой барабан.

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)
Вооружение чжурчжэней. Из раскопок В.Е. Медведева

Передовой отряд состоял из защищённых панцирями всадников и коней, копьеносцев. Их было двадцать, «стойких», за ними скакали 50 стрелков из луков, защищённых лёгкими панцирями, далее шли 30 всадников-стрелков без защиты.

Впоследствии в империи Цзинь постоянно наращивалось снаряжение панцирных войск, это вооружение позднее использовали и монголы, и перешедшие на их сторону чжурчжэни, с ними оно дошло и на запад, в Среднюю Азию и далее.

Конница чжурчжэней, летящая конница, совершала длительные походы, а огромные реки, Амур или Хуанхэ, они форсировали вплавь, держась за коней.

Корейцы и кидани считали, что основа их жизни – война. Что вполне соответствует ситуации, когда происходил распад или начало распада родоплеменных отношений и переход к соседской общине. Главу рода и племени (бойциле или цзедуши) выбирали на собрании всех родичей, хотя эта должность к XI в. и сделалась наследственной, точнее будет сказать – выборы происходили из одного знатного рода. Все вопросы войны и мира, переговоров, ведения боевых действий обсуждались на собрании, где каждый мог выступить со своим мнением. Все участники садились в очерченный круг и высказывались по стоящим на повестке вопросам от «низшего» к высшему, а глава рода выбирал «лучшее», при этом автор предложения обязан был его и исполнять.

Такая ситуация сохранялась ещё и после создания империи чжурчжэней.

Отношения между родами и племенами регулировались неписанными законами, первый из которых была «кровная месть». Именно так в коренных местах своего обитания жили «дикие», по мнению киданей, чжурчжэни и «нюйчжи Восточного моря». Они жили в Приморье, Приамурье (РФ) и северной Маньчжурии (КНР).

Создание племенного союза


В конце Х в. началась война между чжурчжэнями и киданями в районе р. Яла, в эту распрю против первых вступили и корейцы. Столкновения и вторжение шли сплошной чередой, наконец, перевес оказался на стороне Ляо и Корё. В таких условиях, под воздействием внешних факторов, у чжурчжэней начинается консолидация племён для отражения внешней агрессии.

Племена, возглавляемые семейством Ши, стали объединять другие племена. К власти пришёл Шулу, сын Суйкэ, из рода ваньян, который и явился тем вождём, который стал основателем «варварского» потестарного образования чжурчжэней. Договорившись о мире с империей Ляо и Корё, он начал проводить «реформы» среди своих племён, что не могло не вызвать реакцию родоплеменной верхушки. Племена нюйчжэней вступили в период перехода к территориальной общине, что в кочевых обществах часто связано с усилением единого вождя как проводника идей всех общин:

«Так как прочие поколения по-прежнему не следовали постановлениям и учению, Шуру выставил против них войско до гор Циньлин и Бошань (Белая гора). Успокаивая покорных и смиряя непослушных, он входил в Субинь и Елань и покорил все места, коих достигал.»

Его политику продолжил и его сын Угунай, он же стал активно вооружать войско, приобретая доспехи и железо. Он же формально получил власть от императора Ляо над дикими чжурчжэнями, но отказался получать «печать», тем самым не став официальным вассалом императора киданей. При его преемниках борьба с племенной самостоятельностью вылилась в длительные войны и сражения. Постепенно «законы» племени ваньян распространялись на всех чжурчжэней, а племенных вождей стали заменять наместниками:

«Отсюда-то произошла пеня в тридцать лошадей и тридцать коров, платимая в княжестве Нюй-чжи по учинении кем-либо убийства.»

В начале XII в. борьба за «законы ваньян» продолжилась, участвовали в этих распрях и соседние кидани, и это было их большой ошибкой:

«Здесь народ княжества Нюй-чжи, – записано в «Цзинь ши», – узнал слабость войска дайляосского.»

Это произошло в правление Ингэ (Енгэ), у которого было уже 1000 всадников в доспехах:

«С таким войском, – написано в «Истории Золотой империи», – чего нельзя предпринять!»
Чжурчжэни решили тотчас же воспользоваться слабостью Ляо. Но их опередило государство Корё, в котором также понимали, что ослабевшая Ляо даёт шанс корейцам стать гегемоном в регионе. Они в 1108 г. одновременно нанесли удар по приморским чжурчжэням посуху и высадили десант с моря – в плен попало 5000 чжурчжэней, столько же их погибло. На их землях были построены крепости и создавались колонии корейцев. Вождь племенного союза Уясу собрал совет, где было принято решение начать войну, на которую были призваны ополчения всех племён. После упорных столкновений и осад Приморье было освобождено от корейцев.

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)
Реконструкция Л.А. Бобров из статьи «Латники «Золотой империи» в журнале «PARA BELLVM»

Золото побеждает железо


Война консолидировала силы, а победа дала возможность начать войну с южными соседями, империей киданей. В 1114 г. к власти пришёл Тай-цзу Агуду, который начал войну с Ляо. На р. Янцзы они встретились со стотысячной армией киданей. Скорее всего, как это бывает в истории, количество противника было сильно завышено, так как Агуду форсировал реку с 3,5 тыс. всадников. Кидане бежали, а атаковавшим досталась большая добыча. В 1115 г. Тай-цзу объявил себя императором, а империю назвал Золотой, в противовес Железной империи киданей.

Железо империи Ляо заржавело, император собрал 270 тысячную армию из своих подданных китайцев, но потерпел поражение от чжурчжэней: с этого момента войска Ляо не могли противостоять северным всадникам. В 1120 г. Ляо признали за Тай-цзу ханом императорское достоинство, но было поздно, чжурчжэни брали киданьские столицы и подавляли многочисленные выступления завоёванных. Большая часть киданей бежала на запад и восток, многие остались под новой властью, на службу новым хозяевам переходят целые провинции и «генералы» (цзянцзюнь). «Генералами» ставятся и перешедшие на службу к чжурчжэням, такие как китайцы Ли Чэн и Кун Янъ-джоу или главарь огромной шайки Ван Болун, ну и кидане, такие как принц Юлюй Юйду.

Одновременно Тай-цзу хан стремился обеспечить легитимность своей власти, требовал не беспокоить новых подданных и обеспечивал безопасность во всех завоёванных землях.

В 1125 г. император Железной империи был захвачен и низложен, о чём была оповещена союзная империя Сун, войну с которой чжурчжэни начали тотчас же.

Надежда Сун на то, что северные варвары, разгромив Ляо, остановятся, не оправдалась.

В это же время на северной границе монгольские племена, несмотря на хорошее отношение с родственным им государством Ляо, вели с империей Цзинь торговлю, которая рассматривалась как дань.

А над Сун нависла угроза разгрома. Первый штурм столицы был отбит полководцем Ли Ганом, организовавшим надёжную оборону. Но после того, как он интригами был снят с должности, новые завоеватели быстро захватили столицу Сун – Кайфын. Здесь завоеватели создали марионеточное государство, империю Чу, но после их ухода сунцы захватили территорию обратно, казнив императора китайца Чжан Бан-чана.

В 1127 г. император империи Сун, Цинь-Цзун (1100–1161 гг.), был захвачен и отвезён на север. Казалось, Сун пришёл конец, чжурчжэни двигались вглубь страны. Но брат императора, Чжао Гоу, возродил династию под названием Южная Сун, столицей стал г. Линьань (Ханчжоу).

В 1130 г. принц Ушу с огромной армией разграбил земли Сун за Хуанхэ, но не смог вернуться назад, так как переправа была заблокирована флотом. В таких условиях Ушу был атакован небольшим элитным войском (8 тыс.) Сун. Жена полководца, Лян Хунъю, возглавила отряд, который усиленно стучал в барабаны. Чжурчжэни приняли их за барабанщиков огромного войска и пошли на переговоры, оставив добычу. Но редкие победы Сун не меняли ситуации.

В условиях коллапса власти в борьбу вступали местные ополчения: в районе хребта Тайханьшань действовала «Армия красных повязок», на территории Хэбэя, Шанси – «Армия восьми слов», а на лице у воинов было выбито:

«Всем сердцем служим родине, клянёмся уничтожить цзиньских бандитов.»

Такое сопротивление вызывало озлобление со стороны чжурчжэней и массовые казни.

В 1134–1140 гг. войну со стороны Сун возглавил популярный и опытный полководец, национальный герой Китая, Юэ Фэй:

«Легче сдвинуть гору, чем подвинуть воинов Юэ Фэй.»

Выходец из простой семьи общинника, а не из военной знати, он уже в 14 лет стал знаменитым стрелком из лука, овладел боевым искусством сражения с копьём. Он сражался ещё против киданей и достиг успехов в боях с чжурчжэнями, захватив плацдарм на севере Хуанхэ. Но при сунском дворе возобладали сторонники примирения с непобедимыми чжурчжэнями. Юэ Фэй был предательски схвачен и казнён. У его современной могилы находятся четыре связанные фигуры чиновников, изменивших Сун и убивших полководца.

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)
Памятник связанным предателям у могилы Юэ Фэй, КНР

В 1141 г. границей между Золотой империей и китайским государством была установлена:

«Из царства Сунского прибыл послом вельможа Цао-сюнь, – сообщает «Цзинь ши», – с обещанием ежегодно представлять 250 тысяч лан серебра и 250 тысяч кусков шелковых тканей, сделать границею реку Хуай-хэ и вечно из рода в род хранить нерушимые клятвенные обещания. В третий месяц император Си-цзун, вследствие примирения с царством Сунским, отправил в оное амбаня Лю-сянь с императорской одеждой и короной, с яшмовою бланкой и грамотой о возведении на престол; сделал сунского Кан-ван-гэу императором.»

Так и китайское государство Сун, и Корё стали вассальными по отношению к цзиньской империи. Можно было бы употребить к этой империи прилагательное «могущественной», но ближайшие события покажут, что это не так.

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)
Герой китайского народа, полководец Юэ Фэй. Позднее изображение, XVII в.

В 40-х годах началась война на северных границах Золотой империи, велась она против монгольских племён, и в ней, как ни странно, победили последние. Конечно, это было связано с тем, что войска чжурчжэней сражались с Сун, тем не менее в 1147 г. был заключён мир, монголам были уступлены 17 укреплений к северу от р. Сининхэ (Хуаншуй). Империя признала за Хабул-ханом (Аоло боцзиле) звание государя монгольского государства.

Создание новой империи


В то же время началось создание нового государства или, точнее сказать, раннего государства. Чжурчжэни, используя китайский и киданьский опыт, создают собственные властные атрибуты. В 1125 г. был создан государственный чжурчжэньский язык, а в 1137 г. киданьский и китайский языки признаны государственными. Принимались внешние атрибуты власти: парадные платья, церемониал, ордена. Чжурчжэни сразу же начали использовать китайскую систему управления и идеологию: астрологи, гадание, использование поэзии при дворцовых церемониях, упор на поучительные истории из прошлой китайской истории, чему и завоеватели были не чужды. Наконец, написание всекитайской истории. Одновременно учреждались государственные высшие заведения и Академия наук.

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)
Карта империи Цзинь. Источник: Города средневековых империй Дальнего Востока / отв. ред. Н.Н. Крадин. М., 2018

Надо понимать, что для такой огромной, разноплеменной территории, с плотным оседлым населением в центре и на юге, у племенного союза чжурчжэней никаких механизмом и систем не было, и они были вынуждены их заимствовать. В 30-х гг. вводится единая китайская система управления, но при этом высшая власть находится в руках аристократии чжурчжэней. Несмотря на административное деление по китайскому образцу, чжурчжэньские территориальные общины остаются важной составляющей потестарной системы Золотой «империи» и существуют параллельно с местными властями, подчинёнными столице. А в 1200 г. были введены экзамены для чиновников по китайскому образцу, по священным книгам и истории. Так, «История Золотой империи» сообщает под 1180 г., что общины чжурчжэней мэнъань и моукэ впали в роскошь и пьянство. А между тем, несмотря на то, что все китайцы, кидани, бохане, тибетцы, тангуты и другие этносы империи обязаны были служить в армии, основой войска оставалась конница чжурчжэней. Император Ши-Цзу подчёркивал, что традиционные обычаи нюнчей забываются. И действительно, под воздействием более высокой культуры китайской цивилизации, его материального и духовного, чиновники, и не только они, как говорил тот же император, принимают китайские обычаи, китайский язык, одежду и даже имена и фамилии. Как обязательный атрибут чиновничества, не поставленного под реальный контроль, процветало взяточничество и непомерные расходы на чиновников и армию, не соответствующие ни потребностям страны, ни экономики.

То есть для сознания человека периода распада родовой общины и натурального хозяйства чжурчжэней, попадание в «роскошный» мир оседлой цивилизации было губительно. Всего за какие-то 50 лет суровые и грозные воины под воздействием материальных благ превращаются или в чиновников, похожих на китайцев, или в простых крестьян. В 1185 г. произошёл эпизод, когда император увидел, что и его гвардия, и войско разучилось стрелять из лука – а ведь совсем недавно они были отчаянными всадниками-стрелками. А в 1188 г. было запрещено пить вино чиновникам, надо думать – на рабочих местах, и военным – в карауле.

Безусловно, такова судьба большинства этносов-завоевателей периода территориально-соседской общины, если они уступали по численности оседлому населению. Так, те же булгары растворились в славянской среде на Балканах.

А любые кочевые этносы, приобщившись к плодам цивилизации, утрачивают свою воинственность. Территориальная община, на той или иной её стадии, господствовала на всей территории современного Китая в XII в.

Развитие таких обществ возможно исключительно за счёт внешней агрессии, а такие возможности у Золотой империи были ограничены, как и ранее, между тремя империями Цзинь, Сун и Си Ся сложился паритет. Контроль северо-западных степей не приносил таких материальных благ, как война с Сун. Чжурчжэни успешно обменивали рабов-китайцев на коней. Безусловно, монголы рассматривали чжурчжэней как врагов, те же, в свою очередь, поддерживали в степи столкновения между племенами. Племя татар выступало на их стороне, они даже захватили сына монгольского Хабул-хана, Амбагай-кагана, и передали его Золотой империи, где он был жестоко казнён, его преемником стал брат, Хутула-хан, который совершил поход против Золотой империи, но совместное войско чжурчжэней и татар разбило его, и монгольский племенной союз распался в 1160 г. Тем не менее чжурчжэни периодически совершали набеги на племена Монголии с целью регулирования населения посредством меча:

«…в Шаньдуне и Хэбэе, в чьем бы доме ни были татарские [дети], купленные и превращенные в маленьких рабов, — все они были захвачены и приведены войсками.»

Слово «татары» использовалось для обозначения всех северных варваров из монгольских племён.

А монголы совершали ответные набеги на них, так действовал Есугэй-бахадур – отец Чингиз-хана.

Накануне монгольского вторжения. Золотая империя (4)
Черепаха с могилы чжурчжэньского полководца. Уссурийск, РФ

В то же время империя Южная Сун не оставляла попыток вернуть свои земли, но, несмотря на вышеприведённую информацию, чжурчжэни превосходили их в военном отношении. После очередного столкновения, в 1164 г. Сун запросила мира:

«В сем листе сунский государь, называя себя по имени, писал, что он, как племянник своему дяде, униженно подносит доклад императору великого царства Цзинь, и обещался ежегодно представлять двести тысяч концов шелковых тканей и двести тысяч лан серебра.»

В 1204 г. начался новый поход Сун на север. Цзинь, собрав сборные войска, разгромили атакующих. Уже в это время войска чжурчжэней состояли из сил различных этносов, включая тибетские племена с запада империи.

Сун потерпели поражение и вынуждены были выдать головы командующих, инициаторов войны с Золотой империей, Хань-то-чжоу и Суши-дана.

Такая ситуация складывалась у империи Цзинь накануне монгольского вторжения.

Источники и литература:

Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Том I. Кн.2. М., 1952.
Гончаров С. Н. Китайская средневековая дипломатия: отношения между империями Цзинь и Сун 1127–1142. М., 1986.
История Востока. Т.III. М., 1993.
История золотой империи/ Пер. Г. М. Розова, коммент. А. Г. Малявкина. Новосибирск. 1998.
Кычанов Е. И. История приграничных с Китаем древних и средневековых государств (от гуннов до маньчжуров). СПб., 2010.
Прокопец С.Д. Местные традиции производства и эволюции чжурженьских панцирных пластинок// Вестник ДВО. №3. 2013.
Крадин Н.Н. Ивлеев А.Л. История киданьской империи Ляо (907 -1125 гг.). М., 2014.


Продолжение следует…

 


Автор:

Ващенко Э.  https://topwar.ru/185234-nakanune-mongolskogo-vtorzhenija-zolotaja-imperija.html

Картина дня

наверх