Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)

190 лет назад Россия объявила войну Турции

190 лет назад, в апреле 1828 года, Россия объявила войну Турции. Война была вызвана стратегическими противоречиями между Россией и Османской империей, а также была частью т. н. большой игры.

Предыстория и причина

Россия и Турция были историческими противниками. Война велись за господство в Чёрном море и прилегающих областях, на Кавказе и Балканах. Некогда могущественная Турецкая империя во второй половине XVIII и в XIX столетии быстро приходила в упадок, теряя прежние владения в Причерноморье, на Кавказе и Балканском полуострове. А для России было естественным стремление вернуть под контроль Чёрное (в древности – Русское) море, борьба началась ещё во времена существования хищнически-разбойного Крымского ханства, бывшего вассалом Турции. России необходимо было вернуть ранее ей принадлежавшее Северное Причерноморье – устья рек Дона, Днепра и Дуная. Далее борьбе шла за господство на Кавказе и Балканском полуострове. Это был вопрос военной стратегии и хозяйственного развития. Россия должна была решить проблему проливов (Босфор и Дарданеллы), Константинополя-Царьграда, чтобы навсегда обезопасить южное стратегическое направление от возможной атаки Запада и получить стратегический плацдарм в Средиземноморском регионе.
В моральном отношении Россия поддерживала стремление христианских и славянских народов к свободе от османского ига. Свободный выход из Чёрного моря в Средиземное улучшал возможности по развитию хозяйства – торговли и промышленности.

Кроме того, войны между Россией и Турцией были частью т. н. большой игры, тысячелетней борьбы Запада и русской цивилизации. Великие западные державы постоянно натравливали Турцию на Россию, чтобы сдержать движение русских на Балканах, Кавказе, не дать им выйти на Большой Ближний Восток, к Персидскому заливу и Индии. Их цель в многовековом противостоянии – расчленение и полное уничтожение Руси-России, и русского народа. Турки постоянно выступали в качестве «пушечного мяса» хозяев Запада.

Непосредственно война 1828 – 1829 гг. была вызвана борьбой великих держав за раздел владений Турецкой империи, которая быстро деградировала и переживала острый внутренний кризис. В этом момент наиболее острым проявлением кризиса был греческий вопрос – национально-освободительное восстание в Греции. Греки подняли восстание ещё в 1821 году. Их поддерживали Франция и Англия. Россия при царе Александре I занимала позицию невмешательства. Петербург находился под дурманом идей Священного союза о принципе легитимизма, и не хотел поднимать балканские народы против их «законного монарха». С воцарением Николая I позиция Петербурга по греческому вопросу стала меняться.

В первый год своего правления Николай совместно с Лондоном старался примирить турок с греками, но безуспешно. Порта не желала уступать, предоставляя широкую автономию грекам. Правда, с Турцией в 1826 году была заключена Аккерманская конвенция. Она в основном подтверждала условия Бухарестского мирного договора 1812 года. Порта признавала границу по Дунаю и переход к России Сухума, Редут-кале и Анакрии. Турция обязалась в течение полутора лет выплатить по всем исковым требованиям русских подданных, предоставить русским подданным право беспрепятственной торговли на всей территории Османской империи, а русским торговым судам — право свободного плавания в турецких водах и по Дунаю. Гарантировалась автономия Дунайских княжеств и Сербии, господари Молдавии и Валахии должны были назначаться из местных бояр и не могли быть отстранены без согласия России.

Однако османы рассматривали конвенцию как временную уступку и постоянно её нарушали. В 1827 году, после шести лет неравной борьбы, Греция уже не могла сопротивляться. Турки взяли Афины и утопили страну в крови. Предлагалось даже навсегда решить греческий вопрос – путем уничтожения и переселения остатков греческого народа. Террор был настолько ужасным, что Европа не могла закрыть на него глаза. Кроме того, у западных великих держав были свои планы на счёт будущего Греции и Турции. В июне правительства России, Англии и Франции, выработавшие совместную линию поведения в греческом вопросе, отправили Порте ультиматум: прекратить зверства и предоставить Греции автономию. Но османы проигнорировали это требование, как и многие предыдущие.

Тогда союзники отправили объединенный флот к берегам Греции (русская балтийская эскадра графа Гейдена, английская эскадра адмирала Кодрингтона и французская – адмирала де Риньи), чтобы оказать военно-дипломатическое давление на Порту. Соединенный турецко-египетский флот с азиатскими и африканскими войсками стоял в Наваринской бухте и готовился добить истекающую кровью Грецию. Адмиралы союзного флота потребовали от турок немедленно прекратить боевые действия. Однако и этот ультиматум не был выполнен зазнавшимися османами. Тогда союзный флот атаковал противника и уничтожил его в Наваринской битве 8 октября 1827 года. Русская эскадра сыграла решающую роль в сражении – большинство вражеских кораблей было уничтожено русскими.

С военной точки зрения эта битва была полезна России – Турецкая империя потеряла значительную часть военно-морских сил перед войной, что облегчило будущую победу русских вооруженных сил. Остатки турецкого флота защищали Босфор и не могли активно действовать в Чёрном море. С другой стороны – Наварин привёл к всплеску русофобии в Турции. В декабре 1827 года султан Махмуд II объявил об аннулировании Аккерманской конвенции. Порта объявила себя свободной от договорённостей с Россией и выдворила русских подданных из своих владений. Турция предложила Персии продолжать войну с Россией (война 1826 – 1828 гг.) и запретила русским судам вход в Босфор. В итоге османский султан провозгласил священную войну против России. Турки спешно укрепляли дунайские крепости.

Царь Николай предложил Англии и Франции совместно выступить против Турции. Однако, не видя себе выгоды от такой войны, и радуясь новой войне русских с турками, Англия предпочла остаться в стороне. Франция же поддержала греческое восстание, послав войска, чтобы закрепиться на Балканах.

190 лет назад Россия объявила войну Турции

Наваринское сражение. И. К. Айвазовский

Силы сторон. Планы

Для похода на Дунай было выделено три пехотных корпуса – 3-й корпус генерала Рудзевича, 6-й корпус генерала Рота, 7-й корпус генерала Воинова и 4-й кавалерийский корпус генерала Бороздина. Всего 7 пехотных и 3 кавалерийских дивизии – около 100 тыс. человек с 396 орудиями. Для пополнения войск в Малороссии сформировали резервную армию.

Главнокомандующим был назначен фельдмаршал князь Пётр Христианович Витгенштейн. Он в Отечественную войну 1812 года был командиром отдельного корпуса на петербургском направлении. Действуя в отрыве от основной русской армии, сумел одержать ряд побед над наполеоновскими маршалами. В апреле—мае 1813 года главнокомандующий русско-прусской армией в Германии. На Кавказе должен был наступать 25-тыс. Отдельный Кавказский корпус под командованием генерала И. Ф. Паскевича. Корпус Паскевича получил задачу занять Карсский и Ахалцихский пашалыки

Перед Дунайской армией была поставлена задача занять Молдавию, Валахию и Добруджу, а также овладеть Шумлой и Варной. Затем идти за Балканский хребет на Адрианополь, а оттуда угрожать Константинополю. При этом окончательное поражение Турецкой империи в Петербурге не планировалось. Там не собирались поднимать балканские христианские и славянские народы против их «законного» турецкого монарха, и установить стратегическое господство России на полуострове. Это могло разозлить западных «партнеров». Базой для действий Дунайской армии была Бессарабия, так как княжества Молдавия и Валахия были опустошены турками и пострадали от засухи 1827 года. При этом Дунайские княжества планировали занять для восстановления в них порядка и защиты от неприятельского вторжения, а также для обеспечения правого крыла армии на случай вмешательства Австрии.

Султан Махмуд II, проводивший политику реформирования страны по европейскому образцу, и избалованный снисходительностью великих европейских держав, уверенный в заступничестве Австрии и Англии (которые более всего были обеспокоены успехами России в регионе), до конца думал, что Петербург ограничится одними только угрозами и большой войны не будет. Вооруженные силы Турции были в это время крайне слабыми. Флот был уничтожен в Наваринском сражении, его остатки защищали проливы и не могли поддержать приморские фланги армии. В 1826 году султан разогнал знаменитый янычарский корпус – элитное соединение турецкой армии. Беспокойных янычар заменили на новый охранный корпус («Победоносную армию Мухаммеда»). В результате к моменту войны с Россией у Турции не оказалось опытного войска, хотя бы и столь плохо дисциплинированного, как янычары. Таким образом, султан упрочил свою власть – уничтожив мятежных янычар, но ослабил армию – лишив её наиболее боеспособного ядра. Султан спешно создавал новую регулярную армию, по европейскому образцу, для её организации и обучения он приглашал европейских инструкторов. Но к началу войны были сделаны только первые шаги. К началу войны турецкая армия насчитывала до 200 тыс. человек - 150 тыс. на Дунае и 50 тыс. на Кавказе. Из этого количества только треть могла считаться регулярной. То есть боеспособность турецкой армии была низкой. Османы могли надеяться только на свои сильные крепости, что противник увязнет при их осаде и вынужден будет пойти на мир.

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)


Кампания 1828 года

В апреле русская армия сосредоточилась в Бессарабии, кроме кавалерийского корпуса, который ждали в мае. Для усиления Дунайской армии выделили Гвардейской корпус, но он мог выйти к Дунаю не раньше августа. Находившийся при армии государь Николай приказал начать наступление. 6-й корпус должен был занять Дунайские княжества, 7-й корпус – взять Браилов, сильнейшую турецкую крепость, а 3-й корпус (самый сильный из всех) – форсировать Нижний Дунай и наступать в Добрудже. В результате довольно немногочисленная русская армия распыляла свои силы на большом пространстве.

25 – 26 апреля 1828 года 6-й корпус Рота, перейдя Прут у Скулян, молниеносным маршем (солдаты проходили по 60 верст) двинулся на Бухарест, который был занят 30 апреля. За пять дней русские войска заняли Молдавию и Валахию, 9 мая наш авангард взял Крайову. 7-й корпус форсировал Прут в районе Фальчи и в середине мая осадил Браилов. Руководство осадой принял на себя великий князь Михаил Павлович. Торопясь быстрее покончить с вражеской крепостью и присоединиться к главным силам на Нижнем Дунае, он 3 июня предпринял штурм. Турки его отразили, но после того последовала сдача Мачина, то комендант Браилова, видя себя отрезанным и лишившись надежды на помощь, 7 июня капитулировал. Наши потери при штурме – более 2700 человек. Турки потеряли при штурме около 4 тыс. человек, сдалось 8 тыс. человек при 273 орудиях.

Тем временем 3-й корпус при поддержке Дунайской флотилии форсировал Дунай 27 мая у Сатунова (в районе Измаила), овладел Исакчей и занял всю Северную Добруджу. После выделения гарнизонов в главном корпусе осталось всего 20 тыс. бойцов. Впереди была сильно укрепленная Варна, а на фланге – Шумла, где собиралась турецкая армия. Наступать с такими небольшими силами было опасно. Поэтому дальнейшее движение остановили до прибытия 7-го корпуса от Браилова. Кроме того, для усиления Дунайской армии из Малороссии выдвинули 2-й корпус князя Щербатова в составе 2 пехотных и 2 гусарских дивизий (30 тыс. человек).

С присоединением 7-го корпуса Дунайская армия (3-й и 7-й пехотные, 4-й кавалерийский корпуса, около 40 тыс. человек) 24 июня выступила на Базарджик и, заняв его, 28 июня выслала авангарды на Козлуджу и Варну. Передовые силы столкнулись с крупными силами противника и имели с ними тяжелые бои. Главные силы армии были довольно небольшими, Витгенштейн продолжал распылять силы для блокады крепостей и заслоны; на содействие флота, ещё стоявшего у Анапы, нельзя было рассчитывать. Поэтому убедившись, что без осадной артиллерии взять сильную крепость невозможно, решено было отказаться от атаки Варны. Русский главнокомандующий решил направить главные силы армии против Шумлы, где находились основные силы турецкой армии Хусейн-паши (40 тыс. человек), намереваясь выманить противника в поле и разбить его. Одновременно на Дунай перевели большую часть 6-го корпуса генерала Рота, которому приказали осадить Силистрию. В Валахии оставили часть 6-го корпуса – ослабленную дивизию Гейсмара.

Тем временем Черноморский флот адмирала Грейга с десантом князя Меншикова 28 июня взял Анапу. У Меншикова было 6200 человек с 20 орудиями (не считая корабельную артиллерию). В крепости было взято в плен около 4 тыс. человек и 70 орудий. В Закавказье русские войска 14 (26) июня перешли границу. Паскевич с 8-тыс. отрядом атаковал стратегическую крепость Карс с 11-тыс. гарнизоном и 23 июня (5 июля) принудил её к сдаче. Паскевич 23 июля взял крепость Ахалкалаки, а в начале августа подступил к Ахалцихе, который вскоре капитулировал. Затем крепости Ацхур и Ардаган сдались без сопротивления. В то же время отдельные русские отряды взяли Поти и Баязет, а армянский добровольческий отряд, действовавший в составе русской армии, освободил Диадин. Таким образом, на Кавказе русские войска успешно наступали, брали одну вражескую крепость за другой.

Шумла была окружена, но штурм отложили до прибытия подкреплений. Турки не выходили из укреплений, а Витгенштейн не решался атаковать крепость. Тем временем турецкая конница и иррегулярные подразделения производили постоянные атаки наших коммуникаций и тылов, добившись их полного расстройства. В конце июля наша армия (35 тыс. против 40 тыс. турок) сама была частично в окружении, так как в её тылу и на флангах действовали турецкие отряды. Отсутствие фуража вызвала массовый падеж лошадей, две трети конницы пришлось спешить. Лихорадка и тиф косили армию лучше противника. Осмелевшие турки в августе дважды контратаковали, но были отражены. Витгенштейн хотел снять осаду, но царь Николай не разрешил.

На других направления дела также были плохи. В конце июня к Варне подошёл Черноморский флот, высадив десант. Начальник десантных войск князь Александр Меншиков, присоединив к себе отряд Ушакова, и в начале августа начал осадные работы. Но турецкий гарнизон втрое превосходил осадный корпус Меншикова (10 тыс. человек при 47 орудиях). Под Силистрией отряд генерала Рота (9 тыс. человек при 28 орудиях) не мог полностью окружить турецкую крепость. Гарнизон Силистрии (20 тыс. человек) постоянно усиливался подкреплениями из Рущука. Генерал Корнилов, наблюдавший за Журжей, должен был отбиваться от нападений оттуда и из Рущука, где силы противника тоже возросли. Слабый отряд генерала Гейсмара (около 6 тыс.) хотя держался на своей позиции между Калафатом и Крайовой, но не мог помешать турецким отрядам вторгаться в северо-западную часть Малой Валахии. Турецкое командование, сосредоточив более 25 тыс. человек у Виддина и Калафата, усилило гарнизоны Рахова и Никополя.

Таким образом, к концу лета ситуация на Балканском театре войны сложились для русских весьма неблагоприятно. Турки везде имели перевес в силах, сильный удар османов от Шумлы к Силистрии мог поставить нашу армию в критическое положение. Но, к счастью для русской армии, турецкое командование было слабым и не могло провести такую операцию, да и качество турецких войск было неудовлетворительным.

Вскоре русская армия получила подкрепления. В середине августа к Нижнему Дунаю начал подходить гвардейский корпус, а за ним следовал 2-й пехотный. Гвардию двинули под Варну и численность осадного корпуса выросла до 32 тыс. человек при 170 орудиях, а 2-й корпус под Силистрию, а отряду Рота приказали идти от Силистрии к Шумле, где главные силы русской армии находились в опасном положении. Для деблокады Варны визирь направил 30-тыс корпус Омера-Врионе, но его наступление успеха не имело, и 29 сентября Варна сдалась. В Варне взяли около 7 тыс. пленных и 140 орудий. Корпус Омера отступил.

Взятием Варны кампания 1828 года в целом завершилась. Гвардию отправили обратно в Россию. Главные силы Дунайской армии в начале октября начали отход от Шумлы на зимние квартиры в занятой части страны. Это отступление едва не стало катастрофой. Турецкая конница неотступно преследовала наши войска, а у нас не было кавалерии (она была спешена), чтобы отразить вражеские атаки. 3-й корпус после тяжелого боя вынужден был бросить все свои обозы. Не лучше обстояли дела и под Силистрией. 2-й корпус, не имея осадной артиллерии, не мог взять крепость. Когда же в конце октября прибыла осадная артиллерия, то выяснилось, что снарядов очень мало. Их хватило только на два дня бомбардировки. Осаду Силистрии в конце октября также пришлось снять. Только в Валахии был успех. Там генерал Гейсмар 14 сентября с 4 тыс. солдат при 14 орудиях разбил 26-тыс. турецкий корпус у села Боелешти и положил конец вражеским вторжениям.

Таким образом, кампания 1828 года сложилась для русской армии неудовлетворительно. На Кавказе корпус Паскевича взял важнейшие передовые вражеские крепости. Но на главном Балканском театре боевых действий русская армия не добилась решительного успеха, война затягивалась. Это было связано с ошибками планирования – кампанию начали с заведомо недостаточными силами, всего тремя корпусами, без второго эшелона и резервов, которые можно было сразу ввести в сражение, развивая первые успехи. При этом и эти недостаточные силы Витгенштейн распылил, свёл кампанию к одновременной осаде трех крепостей, к выделению отдельных отрядов для заслонов и наблюдения за врагом на других направлениях. Это привело к разбрасыванию, распылению сил, вмесо одного решительного удара и потере времени. Из трёх главных осад только одна была доведена до конца (Варна), две другие едва не привели к катастрофе.

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)
Осада турецкой крепости Варна   

Поражение турецких войск в Силистрии

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. 190 лет назад, в июне 1829 года, русская Дунайская армия под командованием Дибича разгромила турецкие войска в Кулевченском сражении. Эта победа решила исход осады Силистрии, крепость капитулировала. Таким образом, русская армия открыла дорогу через Балканы к Адрианополю, что вынудило Порту капитулировать.

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)

Источник карты: Епанчин Н. А. Очерк похода 1829 г. в Европейской Турции. Часть II

Кампания 1829 года. Новый главнокомандующий

Кампания 1828 года не привела к поражению Османской империи. Русская армия наступала недостаточными силами, и при форсировании Дуная войска были распылены осадой сразу трех сильных крепостей – Шумлы, Варны и Силистрии. Это привело к нецелесообразной трате времени и сил. Из трёх осад только одна завершилась победой (взятие Варны). При этом турки имели возможность нанести поражение нашей армии, если бы их командование было более умелым, а войска лучше подготовлены.

В итоге все ошибки списали на главнокомандующего Витгенштейна. Новым главнокомандующим был назначен Иван Иванович Дибич. Он был фаворитом государя Николая, и во время войны с Портой находился при действующей армии, сначала без всякой определённой должности. Поэтому Дибич хорошо знал состояние дел в действующей армии. Дибич имел опыт войн с Наполеоном, отличился в ряде сражений, затем был начальником штаба 1-й армии и начальником Главного штаба. 1829 год стал для него «звёздным» и навсегда вписал имя Дибича в военную летопись России.

С присущей ему решительностью Дибич стал готовить армию к новой кампании. В первую очередь он усилил артиллерию, как осадную, так и полевую (проблемы с артиллерией во многом предопределили неудачи кампании 1828 года). Осадная артиллерия была приведена в порядок и число орудий крупного калибра увеличено вдове (до 88). Полевая артиллерия обеспечивается лошадьми для перевозки пушек и зарядными ящиками. К 24 шестифунтовым мортирам заказали новые станки и по 2 тыс. зарядов на каждую. Мортиры использовались как горные орудия. Они оказались незаменимыми в условиях наступления на Балканах. Их можно было установить в горах и сметать турецкие заслоны на горных тропах. Улучшилась ситуация с боеприпасами. Новый главнокомандующий потребовал, чтобы в артиллерийских парках первой и второй линий имели боеприпасы для 14 пехотных дивизий и 15 батарейных рот. Полевые войска не должны были испытывать нехватку патронов и снарядов.

В январе 1829 года русская армия на Дунайском фронте насчитывала около 105 тыс. человек. Для пополнения войск в амию было направлено ещё около 20 тыс. человек из состава резерва, расположенного в Малороссии. В результате к лету русская армия насчитывала около 125 тыс. человек при 364 полевых и 88 осадных орудиях. Это было несколько больше, чем в начале кампании 1828 года, но недостаточно для решительного наступления за Дунаем, в Болгарии. При этом санитарное состояние армии было неудовлетворительным: необычайно суровая для этих мест зима и проблемы со снабжением вызвали высокую заболеваемость.

Чтобы улучшить снабжение армии в армейских магазинах были созданы большие запасы провианта. Хлеб закупали в Дунайских княжествах. Также зерно везли морем из Одессы и подвозили сухопутными дорогами из Подолии.

Дибич меняет начальника штаба действующей армии. Вместо генерала Киселева назначен генерал Карл Толь. Он воевал ещё под знаменами Суворова и отметился в кампанию 1812 года, будучи генералом-квартирмейстером 1-й армии, а затем и главной армии. Оперативную часть штаба возглавил другой опытный генерал Дмитрий Бутурлин (будущий военный историк). Поздняя весна замедлила начало боевых действий. Русское командование решило в первую очередь покончить с Силистрией, чтобы обеспечить тыл армии. Затем, опираясь на Варну и флот (Черноморский флот господствовал на море), форсировать Балканские горы и идти на Константинополь, что должно было заставить капитулировать турецкое правительство.

Поражение турецких войск в Силистрии

Портрет Ивана Ивановича Дибича. Работа Джорджа Доу

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)

Портрет Карла Фёдоровича Толя, Работа Джорджа Доу

Начало боевых действий. Бой под Ески-Арнаутларом

Турецкая армия начала боевые действия уже в конце апреля 1829 года. Визирь Мустафа Решид-паша двинулся от Шумлы к Варне с 25-тыс. армией. Занимавший Добруджу генерал Рот мог противопоставить противнику, кроме гарнизона Варны, 14 тыс. солдат. Русские отряды занимали Базарджик, Праводы, Сизебол, Девно и Ески-Арнаутлар, прикрываясь цепью казачьих постов.

5 мая 1829 года рано утром визирь подошел с 15 тыс. войском (10 тыс. пехоты и 5 тыс. конницы) к Ески-Арнаутлару, часть войск была оставлена в резерве. Другая турецкая колонна Галиль-паши в это же время направилась к Праводам. Османам под Ески-Арнаутларом противостоял генерал-майор Шиц, под началом которого было 6 батальонов, 12 орудий и сотня казаков (всего 3 тыс. человек). Три турецкие колонны под прикрытием стрелков, развернувшись перед редутами, пошли на штурм русских укреплений. Турки добились частичного успеха, однако вскоре солдаты Рота отбросили противника. Затем 4 часа отбивали атаки превосходящих сил врага. Прибывший из Девно отряд генерала Вахтена (4 батальона при 4 орудиях) нанёс фланговый удар по противнику и вынудил турков к отступлению. Одновременное нападение колонны Галиль-паши на Праводы также было отражено войсками генерала Куприянова.

Генерал Рот послал вслед за отступающим противником генерал-майора Рындина с батальонами Охотского и 31-го егерского полков, 5 орудиями. В качестве подкрепления за ними шли Якутский, 32-й егерский полки и 4 орудия. Русские войска атаковали османов, особенно при проходе их через Дерекиойское ущелье. Однако при выходе в долину напоролись на вражеские резервы. Турки встретили два передовых батальона сильным ружейно-артиллерийским огнем. Наши войска понесли большие потери. Затем турецкая конница окружила остатки батальонов. Генерал Рындин погиб. Оставшиеся русские войска продолжали упорно отбиваться и их выручило прибывшее из Ески-Арнаутлара под началом полковника Лишина. Также вскоре прибыл отряд Куприянова, предпринявший вылазку из Правод, к вечеру турки отступили.

Таким образом, армия визиря была отражена в боях у Эски-Арнаутлара и у Правод. В ходе этого боя наши потери составили более 1100 человек, потери турок – около 2 тыс. человек.

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)

План сражения при Ески-Арнаутларе. «Военная энциклопедия Сытина». 1912 г. Источник: https://ru.wikipedia.org

Осада Силистрии


В мае 1829 года возобновились боевые действия на Дунае. Русская гребная речная флотилия (более 30 судов) подошла к Силистрии и начала обстрел вражеской крепости. Главные силы русской армии приступили к форсированию Дуная. Однако переправа была затруднена весенним половодьем. Река особенно широко разлилась в своём низовье. Дунай решили форсировать на двух участках, значительно удаленных друг от друга (более 200 км). Турецкое командование не решилось сосредоточить свои силы на одном месте, поэтому русская армия переправилась без проблем. Первыми 9 мая в районе Калараша форсировали реку две дивизии 3-го армейского корпуса и часть сил 2-го армейского корпуса. Здесь саперы для подвода войск реке в течение месяца построили гать длиной в 6,5 км через болотистую пойму. Сама переправа осуществляла на судах Дунайской флотилии, паромах и собранных по всей реке лодках и плавсредствах, включая обычные плоты.

Русские войска сразу осадили Силистрию и с ходу захватили все передовые земляные укрепления – окопы и редуты. Турки отступили во внутренние укрепления. В этих схватках турки потеряли только убитыми до 400 человек, наши потери – 190 человек. Одновременно левый берег Дуная был очищен от небольших конных османских отрядов, которые совершали нападения на небольшие подразделения русской армии, обстреливали посты нашей армии и вели разведку.

Гарнизон крепости насчитывал 15 тыс. человек. Силистрия имела крепостную стену с бастионами редутами, вооруженными орудиями. Артиллерия крепости насчитывала около 250 орудий. Слабым местом турецкой крепости было то, что она находилась в низине и хорошо простреливалась из орудий крупного калибра с приречных высот. Для правильной осады сильной крепости необходимо было переправить на другой берег реки осадную артиллерию. Легкие речные суда не могли переправить тяжелые орудия. Было решено возвести понтонную переправу у местечка Калараш. Здесь на реке было два острова, которые должны были значительно облегчить переправу. Однако заранее построенные понтоны (плашкоты) для моста располагались выше по реке, в 75 км от Силистрии. Их нужно было сплавлять вниз по реке под огнем батарей Рущука и самой Силистрии. Также они подвергались угрозе нападения турецкой Дунайской флотилии.

На плашкотах разместили по 25 солдат. Для буксировки понтонов (их было 63) использовали лодки. Они направляли понтоны, которые несла сама река. В авангарде располагались большие лодки со стрелками и паромы с орудиями и ракетными станками. Турки попытались остановить эту флотилию с помощью нескольких канонерок. Однако паром, на котором находился ракетный взвод под началом подпоручика Ковалевского, дал ракетный залп по вражеским судам. Турецкие канонерки не приняли бой и бежали под защиту береговых батарей Силистрии.

В конце мая понтонный мост успешно навели. На островах поставили береговые батареи на случай нападения турецкой флотилии. В осаде Силистрии участвовали значительные силы: 29 батальонов, 9 эскадронов, 5 казачьих полков и 76 полевых орудий. Кроме того, были ещё осадные орудия, включая турецкие трофейные и орудия Дунайской флотилии. Благодаря успешным осадным работам уже 18 мая две батареи начали обстрел крепости с дистанции 600 метров. Турки пытались вести ответный огонь, но быстро проиграли артиллерийскую дуэль.

Падение Силистрии

Планомерный артиллерийский обстрел турецкой крепости был настолько успешным, что 19 июня османский гарнизон, измученный бомбардировкой и большими потерями, капитулировал. Силистрия сдалась на милость победителя со всей своей многочисленной артиллерией и большими запасами, позволявшими выдержать длительную осаду.

За время осады Силистрии турецкий гарнизон потерял 7 тыс. человек убитыми и ранеными, свыше 6,5 тыс. человек попали в плен. Потери русских войск: более 300 погибших и свыше 1500 раненых. Трофеи русской армии были огромны: сотня знамен, около 250 орудий, большое количество боеприпасов. Русскими трофеями стали 16 канонерок турецкой Дунайской флотилии и 46 различных судна. Турецкие моряки не решились пойти на прорыв и сдались. Русская Дунайская флотилия установила полное господство на реке.

Кулевчинское сражение. Как Дибич проложил дорогу русской армии через Балканы

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. Кулевченская победа имела стратегическое значение. Лучшая турецкая армия была разбита, её остатки скрылись в Шумле. Дибич даже не использовал в сражении свои основные силы. Это позволило русскому главнокомандующему почти сразу же начать марш через Балканы. Дибич решил не тратить силы и время на взятие Шумлы, помня, что главная его цель – бросок через Балканы, ограничившись наблюдением за ней.

Кулевчинское сражение. Как Дибич проложил дорогу русской армии через Балканы

Бой под Кулевчей 30 мая 1829 г. А. Коцебу

Турецкое наступление и маневр армии Дибича

Главной задачей русской армии было уничтожение живой силы османов. Как только русские войска осадили Силистрию, Дибич стал думать, как ему выманить в чистое поле турецкую армию и уничтожить её. Разгром армии визиря в генеральном сражении решал исход войны. Турецкая армия в это время базировалась в мощной крепости Шумла, расположенной западнее Силистрии, в предгорьях Балканских гор. Крепость была подготовлена для размещения целой армии. Шумла запирала самые короткие и удобные дороги, которые вели от Рущука и Силистрии через Балканы к Константинополю. В крепости была ставка великого визиря Османской империи Рашида Мехмед-паши. Турецкий главнокомандующий уже отметился при подавлении восстания греков в Морее и теперь мечтал разгромить «неверных».

Вскоре русский главнокомандующий получил возможность нанести поражение турецкой армии. В середине мая 1829 года визирь, усилившись подкреплениями и доведя свою армию до 40 тыс. человек, снова пошёл в наступление. Османский главнокомандующий планировал разгромить небольшой русский корпус под началом генерала Рота, расположенный в районе селения Праводы. Мехмед-паша решил разгромить отдельный русский отряд, отделившийся от основных сил Дибича. По данным турецкой разведки главные силы Дибича были далеко и от Шумлы, и от Право. Визирь спешил уничтожить войска Рота и затем быстро вернуться под защиту стен Шумлы.

Однако Дибич также следил за врагом и как только узнал о движении вражеской армии, то решил использовать благоприятный момент для разгрома визиря. Он поручил завершение осады Силистрии генералу Красовскому, которому была оставлено 30 тыс. солдат. Сам Дибич быстро двинулся от Силистрии в тыл визирю, который в это время шёл к Варне. 24 мая русские войска усиленными и быстрыми маршами вышли к селению Мадры (Мадара). Сильное охранение обеспечило скрытность и внезапность этого марша для противника. К селению Мадры, по приказу главнокомандующего, двинулся с главными силами своего корпуса и генерал Рот. Против турок у Правод он оставил заслон под началом генерала Куприянова (4 пехотных и 2 кавалерийских полка). Турки прохлопали и это движение русских войск. 30 мая войска Рота успешно соединились с главными силами Дибича. Численность русской армии составила около 30 тыс. человек при 146 орудиях.

Таким образом, в ходе блестящего маневра русских войск турецкая армия была отрезана от своей базы в Шумле. Дибич добился своего. Османам пришлось принять генеральное сражение. Визирь, войска которого уже осаждали русский отряд у Правод, узнал о движении русской армии только 29 мая. При этом турецкое командование решило, что русские, оказавшиеся у Мадры, это часть корпуса Рота, неосмотрительно вырвавшаяся вперёд. Турецкие командиры, помня опыт кампании 1828 года, когда осада сильных турецких крепостей связала все силы русской армии, считали, что у русских, которые осаждают Силистрию, просто нет крупных соединений для проведения наступательных операций. Встретиться у Мадры с главными силами Дибича османы не ожидали. Они были так уверены в этом, что даже не направили к Шумле конницу, провести разведку боем. Рашид Мехмед паша снял осаду с русских укреплений у Право, где русские стойко отбивали все атаки и двинулся к Мадрам. Путь туда лежал через Кулевченские теснины. Османы спешили назад в надежде уничтожить дерзкий русский отряд, который перекрыл им путь к Шумле.
Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)

Источник карты: Епанчин Н. А. Очерк похода 1829 г. в Европейской Турции. Часть II

Начало Кулевчинского сражения

Сражение началось 30 мая (11 июня) 1829 года близ селения Кулевча (Кюлевча). Шумла была в 16 км от места битвы, это расстояние войска турок с артиллерией и обозами могли покрыть за один дневной переход. Дибич имел меньше сил, чем противник, но решил атаковать. Условия местности не позволяли использовать все войска. Наступать приходилось на узком участке горного прохода, ограниченного покрытыми лесом горами. Позднее Дибича много критиковали за то, что он не наступал основными силами.

Противники долго изучали ситуацию. Турки растянулись в движении и подтягивали свои части. Около 11 часов главнокомандующий приказал генералу Якову Отрощенко (опытный командир, ветеран войн с французами и турками), который командовал русским авангардом, атаковать противника, расположенного на высотах в районе селения Чирковна (Чирковка). Одновременно на правом крыле русская артиллерия заставила турецкие войска укрыться в лесу и отступить за скаты гор. Используя замешательство противника, Иркутский гусарский полк при поддержке батальона Муромского пехотного полка двинулись занимать очищенные от турок высоты. Однако турки успели подготовить засаду, расположив здесь и хорошо замаскировав сильную артиллерийскую батарею. Когда русские гусары и пехотинцы оказались перед высотами у Чирковны турецкие артиллеристы открыли огонь.

Русское командование ответило тем, что сосредоточило на этом участке конно-артиллерийские батареи, которые смогли быстро прибыть на этот участок и открыть огонь. Турецкую батарею быстро подавили. Также на приступ высот направили 11-й егерский полк с 4 орудиями под началом подполковника Севастьянова, который подкрепили 2-м батальоном 12-го егерского полка с 2 орудиями.

Сражение приняло яростный характер. Когда наши войска приблизились к позиции вражеской засадной батареи, уже подавленной нашими артиллеристами, их атаковали массы османской пехоты. Турки скрывались в густом лесу, пережидая обстрел. И теперь османы бросились на взбирающуюся на высоты наши войска. Начался ожесточенный рукопашный бой. Пехотинцы-муромцы сразу попали в окружение и сражались до последнего (от батальона осталось всего 30 бойцов). Иркутских гусар, которые не могли развернуться среди леса, сбили с Кулевчинскиъ высот, но они избежали окружения. Три батальона 11-го и 12-го егерских полков отбивались штыками с фронта и флангов. Русские егеря устояли и отходили в полном порядке, удивляя врага и устилая путь трупами врагов. Подполковник Севастьянов со знаменем в руках ободрял своих солдат. Егеря дрались упорно, но ситуация была тяжелой. Им становилось всё труднее и труднее сдерживать натиск превосходящих сил врага.

Русско-турецкая война 1828—1829 гг. (Части 1-3)

Схема сражения у Кулевчи. Военная энциклопедия Сытина. Источник: https://ru.wikipedia.org

Турки идут в наступление

Генерал Отрощенко, чтобы остановить наступление турецких таборов (батальонов) с высот и поддержать егерей, приказал поставить на фланге 6 конных орудий. Артиллеристы быстро сменили позицию и стали расстреливать османов картечью, ведя огонь прямой наводкой. При этом артиллеристы старались не дать противнику охватить егерей с флангов, окружить и уничтожить их. Однако и воздействие артиллерийского огня, и большие потери не остановили разъярённые массы осман, которые с криками «алла!», продолжали свой натиск на ослабленные егерские батальоны. К тому же их подбадривала мысль о необходимости прорыва к спасительным стенам Шумлы.

Ободрённый первым успехов великий визирь приказал начать наступление и на левом фланге. Османы, которые до этого укрывались в горных ущельях, начали движение и сбили с позиции 1-й батальон 12-го егерского полка. Численное превосходство позволило туркам вести плотный ружейный огонь. Егеря отступали под давлением масс вражеской пехоты и несли большие потери от их огня. Особенно много было раненых. Среди раненых оказались и генералы Отрощенко и Глазенап, руководившие боем. Наблюдавший за боев визирь, планомерно наращивал натиск. Он направил часть войск в обход правого фланга русских. Теперь османы наступали и на фронте, с флангов. Рашид Мехмед-паша стремился перехватить инициативу.

Однако и русское командование не дремало. Передовой отряд егерей получил сильное подкрепление в виде первой бригады 6-й пехотной дивизии, усиленный батарейной ротой 9-й артбригады. В качестве резерва бригады был выдвинут Капорский пехотный полк с 2 орудиями. Бригада состояла из двух полков – Невского и Софийского. Её командиром был генерал-майор Любомирский. Турки, воодушевленный первыми успехами, с ходу атаковали пехотную бригаду. Бригада построилась в каре и встретила врага ружейными залпами и штыками. Османам не удалось взломать каре и они несли большие потери. Отличилась батарейная рота полковника Вальца. Орудия били картечью с близкой дистанции в 100 – 150 метров и буквально выкашивали турок. Османы не выдержали такого жестокого огня и их натиск на некоторое время стих.

Тем временем русский главнокомандующий выдвинул на поле боя новые силы. Это была 1-я бригада 2-й гусарский дивизии с 4 легкими орудиями под началом генерал-лейтенанта Будберга и 19-я конно-батарейная рота под началом генерал-майора Арнольди. Пока кавалерия и конная артиллерия спешили на правый фланг, ситуация там снова накалилась. Турецкие войска, пользуясь численным превосходством, форсировали небольшую речку Буланлык и начали атаку на открытый фланг русский войск. Однако тут на пути турков встала конно-батарейная рота Арнольди, только прибывшая на место. Артиллеристы быстро увидели опасность, угрожающую нашим войскам, и развернули батареи на фланге русской пехоты, открыв огонь по врагу. Всё произошло очень быстро. Не зря тогда в русской армии говорили, что, когда конная артиллерия летит на позиции, её колеса касаются земли только из вежливости.

Огонь оказался весьма эффективным. Внезапный обстрел гранатами (картечные заряды были уже использованы) и даже брандкугелями (зажигательный артиллерийский снаряд), расстроили ряды турецкой армии. Турки были ошеломлены, и огромная масса пехоты топталась на месте. Турецкие офицеры не могли заставить своих солдат идти вперёд. Этим воспользовалась русская пехота. Егеря и пехотинцы Невского и Софийского полков дружно пошли в атаку и опрокинули штыковым ударом первые ряды турецких войск. Теперь уже не русские отбивались, а турки. Вскоре русским артиллеристам доставили запасные зарядные ящики с картечными зарядами, и они стали громить врага сначала «ближней» картечью – с дистанции 100 – 150 метров, затем «дальней» — с 200 – 300 метров.

Турки бы уже отступали, но не могли. Всё это время из Кулевчинских теснин по узкой горной дороге выходили новые турецкие батальоны. Великий визирь приказывал атаковать противника. Однако турки уже выдохлись, прежняя ярость пропала, и османские войска, понеся большие потери, стали отходить на исходные позиции в горы. Ввод в сражение гусарской бригады и дополнительной артиллерии уравнял силы, при этом русские сохранили боевой дух, а пыл турок угас. Поэтому вскоре османы прекратили атаки на русский правый фланг. Рашид Мехмед паша, видя бесплодность атак на правый фланг противника, который казался ему слабым, приказал отводить войска назад в горы.

Разгром турецкой армии

Сражение на некоторое время остановилось. Обе стороны приводили войска в порядок. Дибич произвёл замену утомленных частей первой линии свежими войсками, заранее подкрепил их резервом. Обескровленные егерские батальоны были отведены в тыл. Кроме того, русский главнокомандующий помнил, что в Шумле стоит многочисленный турецкий гарнизон, который имел возможность оказаться в русском тылу. Поэтому заслон на дороге к крепости был усилен. Однако удара в тыл армия Дибича не получила. Турецкое командование решило не рисковать, выводя оставшиеся в крепости войска, или турецкие гонцы просто не прошли через русские посты. К тому же турецкие командиры провели совещание и пришли в выводу, что русские сильнее, чем они считали и разбить в полевом сражении их ней получится. Необходимо было уходить в Шумлу.

Турки считали, что сражение в это день уже закончилось. Однако в 5 часу, уже к вечеру, русские войска широким фронтом пошли в наступление на Кулевченские высоты. Сражение началось с артиллерийской перестрелки. Здесь большую роль сыграл начштаба армии Толь, который лично устроил перед высотами артиллерийские батареи. Артиллерийская дуэль завершилась в пользу русских артиллеристов, имевших несравненно лучшую подготовку, чем османы. На горных позициях турецких батарей один за другим стали взрываться пороховые ящики. Турецкие артиллеристы стали разбегаться. Вскоре всю османскую армию охватило смятение и страх. Сначала обратилось в бегство пехотное прикрытие турецких батарей. На единственной горной дороге, где стояли обозы турецкой армии, сразу же образовалась пробка.

Заметив замешательство в стане врага, Дибич приказал начать наступление. Первыми двинулись на лесные высоты отряды лучших стрелков. За ними двигались пехотные колонны. Наступление было таким быстрым, что турки ещё не успели прийти в себя после взрывов на артиллерийских позициях. Эта атака завершилась полным успехом. Уже дрогнувшее и утратившее боевой дух турецкое войско запаниковала. И когда русские колонны взобрались на высоты и пошли в атаку, огромные массы турецкой армии обратились в бегство. Попытки отдельных групп оказать сопротивление к успеху не привели. Османы бросили кулевченские позиции, которые были очень удобны для оборонительного боя.

Армия Рашид Мехмеда-паши очень быстро превратилась в толпу беглецов. Каждый спасался как мог. Это был полный разгром. Турецкая армия потеряла в этот день только убитыми 5 тыс. человек, 2 тыс. человек попали в плен. Русские войска захватили богатые трофеи: почти всю артиллерию турецкой армии (около 50 орудий), огромный армейский походный лагерь османов с тысячами шатров и палаток, весь обоз с продовольственными запасами и боеприпасами. Русские потери – свыше 2300 человек убитыми и ранеными. В большинстве своём это были бойцы русского авангарда, который принял на себя основной удар вражеской армии.

Остатки разбитой турецкой армии нашли спасение в лесистых горах, или бежали по единственной горной дороге, по которой пришли сюда. Русская кавалерия гнала врага 8 верст, но из-за условий местности не могла развернуться и добить врага. Часть турецкой армии во главе с визирем смогла всё же пробраться в Шумлу. Другие разрозненные отряды и группы пробирались на юг через горы. Другая часть, в основном местные ополченцы-мусульмане, просто разбежались по домам.

Кулевченская победа имела стратегическое значение. Беглецы повсюду рассказывали о мощи оружия «неверных», всея страх и панику в османские войска. Лучшая турецкая армия была разбита, её остатки скрылись в Шумле. Дибич даже не использовал в сражении свои основные силы. Это позволило русскому главнокомандующему почти сразу же начать марш через Балканы. Дибич решил не тратить силы и время на взятие Шумлы, помня, что главная его цель – бросок через Балканы, ограничившись наблюдением за ней. Русские войска демонстрировали, что готовятся к осаде Шумлы. Великий визирь, деморализованный разгромом у Кулевчи, и введенный в заблуждение действиями русских, стал спешно стягивать в Шумлу все имеющиеся войска в северной и юго-восточной Болгарии, включая те отряды, которые защищали Балканские перевалы. На это и рассчитывали Дибич. Со взятием Силистрии, которая пала 19 июня 1829 года, освободившийся 3-й корпус приступил к осаде Шумлы. А главные силы русской армии двинулись в Забалканский поход, который начался 3 июля. 

Картина дня

наверх