Свежие комментарии

  • АНАТОЛИЙ ДЕРЕВЦОВ
    Прикольно ,с сарказмом переходящим в ложь.  Но на уровне конца 90-х гг. Именно ковыряние в  научных "мелочах" превнос...Аспирантура в ССС...
  • Михаил Васильев
    Пусть Хатынь вспоминают! Дмитрий Карасюк. ...
  • Lora Некрасова
    По краю змеевика имеются надписи.  Их содержание учитывалось в исследовании предназначения змеевика? Хотелось бы, что...Таинственные икон...

Спаситель Кракова – школьный учитель. В 2-х частях

Спаситель Кракова – школьный учитель. В 2-х частяхСпаситель Кракова – школьный учитель — часть I
Юлиан Семенов произвел рядового в майоры
Кондрашов Вячеслав
Среди сотрудников фронтовой агентурной разведки было много людей с необычной судьбой и боевой биографией. Один из них – командир разведывательной группы «Голос» рядовой Евгений Березняк. С результатами его работы было разрешено ознакомиться писателю Юлиану Семенову, на этой основе написан роман «Майор Вихрь».

Березняк родился в 1914 году в Екатеринославе (с 1925 года – Днепропетровск) в семье рабочего. Во время Первой мировой отец Евгения, спасаясь от нищеты, переехал с семьей под Елисаветград (в советское время – Кировоград), где получил надел земли. Мальчик с двумя сестрами помогал родителям в поле, но семья жила очень бедно, в Гражданскую село находилось в зоне боевых действий – противостоящие стороны часто забирали у крестьян весь урожай.

“В район под Краковом была десантирована разведгруппа «Львов», но задачи не выполнила”

Юноше удалось окончить семилетку, после которой он поступил в педагогический техникум. Однако учительская карьера поначалу не задалась, и Березняк устроился горняком. Но всего через год вернулся в школу, посчитав обучение детей своим призванием. Преподавал чуть ли не все предметы, включая немецкий язык.

Набирался педагогического опыта.
В 1934 году в Днепропетровской области был образован новый Петропавловский район, и молодого старательного учителя назначили в районный отдел народного образования на должность инспектора. Так Березняк приобщился к административной деятельности, где также проявил свои лучшие качества: исполнительность и высокую ответственность за порученное дело. Это было замечено руководством, и через год Березняк удостоился первой награды – медали «За трудовую доблесть». Для ее получения был вызван в Москву. Медаль вручал Председатель ЦИК СССР Михаил Иванович Калинин.
Для продолжения карьеры Березняк в 1938 году окончил педагогический институт в городе Осипенко. Став членом партии, занимал преимущественно административные должности: заведующий районо в Днепропетровской и Львовской областях, депутат Львовского горсовета, заведующий Львовским городским отделом народного образования. Для 25-летнего человека это была высокая ступень. Работа во Львове, где проживали много выходцев из Польши, помогла Березняку хорошо изучить их язык.
Немцы подпольщика ценилиВеликая Отечественная застала Березняка во Львове, который сразу же подвергся налетам фашистской авиации. Рядом с городом стали высаживаться немецкие десанты, на борьбу с которыми бросили все имеющиеся силы. Евгения зачислили в коммунистический истребительный отряд, но начавшийся отход советских войск не позволил ему принять участие в боевых действиях. Он успел перебраться в Днепропетровск, где раньше работал. По заданию партийных органов Березняка оставили в тылу немецких войск для участия в подпольной работе. Его легализовали в одной из сельских школ как учителя начальных классов с задачей слушать сводки советского радио, печатать листовки, написанные на основе сообщений из Москвы, и распространять их среди населения.
Молодой коммунист находился на оккупированной территории более двух лет. За это время он неоднократно сталкивался с опасностями, подвергался задержаниям полиции, но всегда находил выход. В начале 1942-го Березняк успел скрыться из села, где работал, хотя немцы задержали там почти всех подпольщиков. Днепропетровский обком устроил его на железную дорогу ремонтником, а затем помог получить работу в немецкой фирме «Украинель». Там бывшего педагога с учетом его высшего образования назначили счетоводом.
Будучи очень коммуникабельным, Березняк перезнакомился с персоналом фирмы, установил хорошие контакты с немецкими специалистами. Все, что ему поручалось, он делал быстро и безошибочно, за что руководство «Украинеля» ставило его в пример и поощряло продуктовыми пайками. Но свое партийное поручение выполнял еще лучше. Секретарша директора по заданию Березняка ежедневно печатала сводки Совинформбюро. Он сам корректировал тексты листовок, которые члены его группы расклеивали на улицах оккупированного Днепропетровска.
Хочу в разведкуКогда в октябре 1943-го город был освобожден советскими войсками, работа коммуниста Березняка в подполье получила высокую оценку областного комитета партии. Его назначили на высокую должность заведующего сектором информации обкома и обеспечили положенными льготами как участника борьбы с оккупантами. Началась гражданская жизнь, но… Он хорошо помнил злодеяния немцев на оккупированных территориях, массовые казни мирных жителей, уничтожение всех недовольных «новым порядком» на Украине. В период подпольной работы Березняка не привлекали к боевым операциям, но он хотел принять участие в вооруженной борьбе против врага.
Поэтому когда сотрудники разведки 3-го Украинского фронта предложили выполнять задачи в тылу противника, Березняк сразу согласился. Первый секретарь Днепропетровского обкома не хотел отпускать на фронт перспективного партработника, но тот добился своего. Его призвали в армию, присвоив первичное звание рядового, и зачислили в штат фронтового разведотдела. Для подготовки к работе в особых условиях Березняка направили в спецшколу РУ Генштаба.

“Березняк подчеркивал, что готов сотрудничать и помочь задержать «важную птицу» советской разведки”

Учеба проходила с января по июль 1944 года. Березняк относился к этому очень серьезно, так как хорошо знал по личному подпольному опыту, с чем столкнется при выполнении задания в тылу врага. Добиться успеха и сохранить жизнь, а курсантам прямо говорили, что с задания возвращаются не более трети фронтовых разведчиков, можно только путем овладения всеми необходимыми профессиональными знаниями. Поэтому по всем предметам подпольщик был одним из лучших в отделении: отлично освоил прыжки с парашютом, научился без промаха стрелять из различных видов оружия, изучил основы агентурной работы, передачу информации через тайники, выявление наружного наблюдения и отрыв от него.
В июле 1944-го Березняка направили в распоряжение разведотдела штаба 1-го Украинского фронта. Готовилась Львовско-Сандомирская наступательная операция. Предполагалось, что выпускника спецшколы забросят в хорошо известный ему Львов. Офицеры разведотдела организовали ускоренную доподготовку, после прохождения которой Березняк получил право на самостоятельную работу во вражеском тылу и назначение командиром разведгруппы. Начавшаяся наступательная операция развивалась успешно, и комфронта маршал Конев потребовал больше внимания уделять работе в глубоком тылу противника, включая территорию Польши, куда отступали германские армии и где ими создавались новые рубежи обороны. В связи с этим начальник разведотдела изменил и задачи, и район выброски разведгруппы Березняка.
Теперь она должна была действовать в окрестностях Кракова, который немцы усиленно готовили к обороне. Туда некоторое время назад была десантирована разведывательная группа «Львов», но задачи не выполнила. Командир – этнический поляк Петрушек вместо организации разведывательной работы стал встречаться с сомнительными знакомыми, рассказывая, что заброшен сюда Советами. В группу «Львов» входили две девушки – Анна Богуславская (Крона) и Елизавета Вологодская (Комар). Крона была уроженкой Варшавы и хорошо знала местные условия. Радистка Комар была хорошо подготовленной разведчицей. Она окончила школу радиотелеграфистов и спецшколу РУ, могла решать агентурно-разведывательные задачи.
Вологодская пыталась воздействовать на Петрушека, а когда поняла, что бесполезно, обратилась через Богуславскую к местным польским патриотам, оказывавшим помощь советской военной разведке. Их решение было суровым – уничтожить Петрушека, так как из-за него могли попасть в гестапо все члены группы. Приговор привели в исполнение, но, видимо, казненный уже установил контакты с немцами, потому что вскоре гестаповцы арестовали Крону. Вологодская успела скрыться.
Польские патриоты спрятали ее на конспиративной квартире и стали передавать единственному оставшемуся члену группы информацию о немецких войсках в Кракове. Елизавета периодически направляла в штаб фронта подготовленные ею радиограммы, но этого было мало.
От Березняка требовалось заново организовать в Кракове добывание военных сведений. Разведотдел фронта создал группу, получившую кодовое обозначение «Голос», по оперативному псевдониму, присвоенному Березняку. В ее состав был включен лейтенант Алексей Шаповалов, который воевал в партизанском отряде, а после прихода советских войск возглавлял райком комсомола в Кировоградской области. Как и Березняка, Алексея с этого высокого поста привлекли к сотрудничеству с военной разведкой. С учетом боевого опыта, полученного Шаповаловым в тылу врага, ему был присвоен псевдоним Гроза.
Третьим членом группы «Голос» стала радистка ефрейтор Ася Жукова, прошедшая хорошую подготовку в радиотелеграфной школе, но впервые забрасываемая на вражескую территорию. Ей определили псевдоним Груша. Несмотря на то, что Березняк был в группе самым младшим по званию – рядовым, он благодаря подпольному опыту и отличной подготовке пользовался безоговорочным авторитетом.
Летчики промахнулись, жандармы – нетРазведотдел штаба 1-го Украинского фронта считал, что группа «Голос» хорошо подготовлена и сможет успешно решить поставленные задачи, которые предусматривали определение численности и дислокации немецких соединений и частей, расположенных в Кракове и окрестностях, выявление и установление точного местоположения штабов, узлов связи и складов противника, ведение непрерывной разведки всех воинских перевозок, проходящих через Краковский узел, вскрытие системы оборонительных позиций и сосредоточения гитлеровских войск на западном берегу Вислы. Березняк также должен был установить связь с разведчицей Комар и включить ее в свою группу.
В ночь с 18 на 19 августа 1944-го разведгруппа «Голос» была десантирована в тыл противника. Первым самолет покинул Березняк. После приземления он установленными сигналами стал собирать членов группы, но никто не откликнулся. Прождав некоторое время, Голос, ориентируясь по компасу, начал движение на юго-восток, где должен был находиться Краков. У встретившегося местного жителя разведчик узнал, что находится более чем в ста километрах от города. Это означало, что из-за ошибки летчиков выброска произошла не в назначенном месте, а сильный ветер, видимо, разбросал членов его группы на большой площади.
Березняк решил не искать их, на что могло уйти слишком много времени, а постараться поскорее добраться до Кракова, где у него должна была в ближайшее время состояться встреча с Комаром, и вместе с ней приступить к выполнению поставленного задания. Гроза и Груша, если их приземление прошло благополучно, догадаются самостоятельно выйти к Кракову, где он постарается найти их. С этими тревожными мыслями Березняк укрылся в рощице, где решил передохнуть. Разбудил его патруль немецкой жандармерии, который совершал профилактический обход территории. Сопротивляться было бесполезно. Вместе с ним был портфель, в котором лежали предметы, изобличавшие владельца как советского разведчика.
Оказавшись в подвале жандармского отделения, Березняк стал думать, что делать дальше. Говорить, что нашел портфель в лесу, бессмысленно. Хотя Голос имел польский паспорт, подготовленный специалистами разведотдела, немцы могли быстро установить, что документ фальшивый.
У захваченных с поличным разведчиков было два пути – военно-полевой суд и смертная казнь через повешение или согласие работать на противника и передавать подготовленную немцами дезинформацию для введения в заблуждение советского командования. Голос выбрал третий – обмануть жандармов и попытаться совершить побег, создав для этого соответствующие условия. Проведя в подвале бессонную ночь, Березняк тщательно продумал свои действия и спокойно прибыл на допрос к местному начальнику жандармерии. Он «чистосердечно» рассказал ему, что является советским разведчиком, сброшенным прошлой ночью на парашюте. В соответствии с полученным заданием он должен прибыть в Краков и встретиться в обусловленном месте с резидентом, передать деньги и питание для рации (они находились в портфеле). После этого получить пакет с секретными документами и перейти с ним линию фронта. При этом Березняк подчеркивал, что готов, чтобы спасти себе жизнь, сотрудничать с немцами и помочь задержать «важную птицу» советской разведки, который уже давно нелегально работает в Польше.
Невидимый голосЖандармский начальник немедленно проинформировал свое руководство и по его указанию под усиленной охраной отправил задержанного в Краков. Вначале Березняк оказался в гестапо, затем переведен в отделение военной контрразведки абвера. Его начальник подполковник Христианзен добился этого, так как был самым опытным в городе специалистом по борьбе с советским шпионажем, ему уже приходилось задерживать и «раскалывать» пойманных советских парашютистов. Он надеялся захватить русского резидента, чтобы получить поощрение в Берлине и продвинуться по службе. С июля 1944-го адмирал Канарис был отстранен от дел, и абвером стал руководить начальник Главного управления имперской безопасности генерал войск СС Кальтенбруннер. В связи с этим многих абверовцев увольняли или отправляли на фронт.
Березняк тщательно обдумывал свой план. Он уже сообщил на первом допросе о месте встречи с резидентом – на крупном городском рынке Кракова. Он должен находиться там с 14 до 18 часов у одного из входов в течение трех дней под легендой продажи ручных часов. Разведчик знал, что такое местные рынки с толчеей и большим количеством продавцов и покупателей. У него был план оторваться от абверовцев, улучив подходящий момент. Подполковник Христианзен несколько раз допрашивал Березняка и поверил его легенде. Он знал, что именно такие условия явки часто использовали советские разведчики. Он приставил к арестованному многочисленную вооруженную охрану и надеялся, что резидент скоро будет в его руках.
Первый выход на рынок прошел по плану, разработанному Христианзеном. Березняк был одет в синий костюм (это условие было предусмотрено для встречи с Вологодской, и разведчик решил его использовать, так как костюм лежал в его портфеле) и стоял в обусловленном месте, держа в правой руке несколько ручных часов. Рядом с ним находилось несколько крепких мужчин, которые не спускали с него глаз. Голос вел себя спокойно, не проявлял никакой нервозности, что заметно успокоило сопровождавших его контрразведчиков. В действительности он изучал рынок, входы и выходы с него, оценивал своих охранников – некоторые, как он понял, были не вполне опытными.
На следующий день незадолго до закрытия рынка у одного из его входов два подвыпивших поляка устроили драку, вокруг них собралась толпа зевак. Жандармы, патрулировавшие рынок, стали наводить порядок, чтобы прекратить инцидент, сделали несколько выстрелов вверх. Это вызвало панику, народ повалил на улицу, начались давка и толкотня. Березняк воспользовался ситуацией и в считаные секунды растворился в толпе. Абверовцы бросились за ним, стреляя из пистолетов, что еще больше усилило беспорядок и давку. Разведчик сразу избавился от приметного пиджака, сняв и бросив его в ближайшую подворотню, чтобы затруднить свой поиск.
Голос хорошо изучил Краков по карте, когда готовился в разведотделе к выполнению задания. Поэтому ему не составило труда добраться до окраин. Там за часы, которые он «продавал» на рынке, местный житель предоставил ему комнату в своей квартире на недельный срок. Несколько дней Березняк не появлялся в городе, а 31 августа вышел на явку для встречи с Вологодской. Несмотря на отсутствие обусловленного синего костюма, Комар убедилась, что на встречу с ней прибыл нужный человек, назвавший правильный пароль и предъявивший главный опознавательный знак – носовой платок розового цвета. За неделю до этого на Вологодскую вышла радистка Березняка Жукова, которая была размещена на конспиративной квартире.
В тот же день руководитель группы направил первую радиограмму в штаб фронта: «31.8 прибыл в Рымба. Вступил в контакт с Комар. Груша есть, Грозы нет. Парашют с грузом не раскрылся. Груз погиб. Рация оставлена возле Бендзика».

Спаситель Кракова – школьный учитель. В 2-х частяхСпаситель Кракова – школьный учитель — часть II
Советские разведчики вербовали даже сотрудников абвера
Кондрашов Вячеслав
Советский учитель и подпольщик Яков Березняк, ставший прообразом майора Вихря в книге Юлиана Семенова, возглавил заброшенную в Краков разведгруппу «Голос». Летчики сбросили парашютистов за 100 километров от намеченной точки, и это стало лишь началом цепочки проблем, которые пришлось решать советскому разведчику.
Окончание. Начало читайте в предыдущем номере.
Евгений Степанович понимал, что он потерял много времени, преодолевая сложности и препятствия, возникшие на его пути, а руководству фронта, планирующему и ведущему боевые действия, нужна была разведывательная информация. Поэтому он сразу же включился в оперативную работу. Ему удалось быстро установить связь с польскими патриотами, которые стали передавать ему добытые сведения. Лично, несмотря на риск быть задержанным, так как немцы по-прежнему искали сбежавшего от них разведчика, вел визуальную разведку, посещая близлежащие к Кракову районы.
Дайте большеРадиостанция группы «Голос» практически ежедневно стала выходить в эфир, передавая подготовленные Березняком радиограммы: «1 сентября. Личным наблюдением установил – в селах Беляны, Крисников, Катов и Лишки расквартированы моточасти. Около двух полков. Нарукавные знаки солдат: ромб и квадрат, внутри каждого пять желтых кружков. 2 сентября. Через Краков на восток прошли 24 эшелона. Из них 101 вагон – солдаты пехоты. Один эшелон – танки, три эшелона – лошади, остальное – автомашины и боеприпасы».

“В конечном итоге задержанной радистке группы «Голос» удалось заставить сотрудника абвера принять устраивающее военную разведку решение”

Штаб фронта эта информация не удовлетворила. Боевые действия приближались к Кракову и от фронтовых разведчиков ждали полные и точные данные о противнике, который усиленно готовился к обороне города, надеясь удержать на этом рубеже наступающие советские войска. Поэтому Голосу поступили следующие указания: «Вашей информацией недовольны. Завербуйте агентов на наиболее важных объектах. Усильте сбор сведений о гарнизоне города Краков. Необходимы точные сведения о дислокации и передвижении войск противника. Перенесите свою станцию в Краков. Доложите, где точно находитесь, у кого живете, как расставлены силы».
Вскоре после этого разведывательной группе пришли дополнительные задачи: «Примите все меры по разведке танковых частей противника в районе Краков, Тарнув, Буск. Установите их нумерацию и места дислокации. Сообщите места расположения штабов этих частей».
Березняк стал активизировать агентурно-разведывательную работу группы, хорошо понимая, какие сведения необходимы командованию фронта. При помощи польских патриотов и партизан он создал в Кракове надежную агентурную сеть, лично привлек к сотрудничеству более десяти ценных источников. Одна из них работала в штабе группы армий «Центр», который находился недалеко от Кракова, и могла получать документальную информацию. У Голоса появились агенты-наблюдатели на железнодорожных магистралях. Его люди перемещались по городу, собирая сведения о местоположении всех военных объектов немцев, в том числе штабов, узлов связи и крупных складов.
В Краков наконец прибыл третий член группы «Голос» – лейтенант Шаповалов (Гроза), который повредил ногу при выброске с парашютом и некоторое время скрывался на небольшом хуторе, лечась с помощью местных жителей. У него были надежные документы, и Березняку удалось устроить Грозу рабочим в бригаду, которая занималась строительством немецких оборонительных сооружений вдоль реки Вислы. Разведчик обладал хорошей памятью и запоминал все, что видел во время строительных работ. Гроза передавал Голосу конкретные сведения о местоположении долговременных оборонительных точек, противотанковых рвов и других инженерных заграждений, о создании минных полей и их расположении на местности.
Радиостанция группы стала выходить в эфир по два-три раза в сутки, передавая добытые разведчиками и их источниками сведения. Теперь они стали получать высокую оценку штаба фронта. Неоднократно они докладывались маршалу Коневу, который отмечал их с лучшей стороны. Однако частая работа передатчика была засечена военной контрразведкой немцев, которые стали принимать меры к захвату радиста и ликвидации советской разведывательной сети. В Краков было направлено несколько радиопеленгаторных машин, которые последовательно сужали район поиска, чтобы точно определить место, откуда велись передачи.
Комар вербует на допросеБерезняк находился в доме, где Вологодская (Комар) передавала его очередную радиограмму, когда туда ворвались абверовцы. Он успел быстро спрятаться в заранее подготовленном им тайнике, оборудованном между крышей и одной из стен комнаты второго этажа. Места там было немного, и оно было плотно забито сеном. Голос, едва уместившись в небольшой проделанной им норе, слышал все, что происходило в доме. Немцы тщательно обыскали все помещения, один из солдат несколько раз проткнул нишу с сеном, где скрывался Березняк, штыком винтовки, но не задел его. Группа захвата забрала с собой Вологодскую с радиостанцией и ушла. Выждав некоторое время, Голос осторожно покинул опасное место.

“У Голоса появились агенты-наблюдатели, которые перемещались по городу, собирая сведения о местоположении всех военных объектов немцев, в том числе штабов, узлов связи и крупных складов”

Он принял срочные меры, чтобы локализовать последствия провала. Голос, Гроза и Груша перебрались в польский партизанский отряд, действовавший неподалеку от Кракова. Их источники из города через хорошо отлаженную систему связных передавали полученные ими сведения руководителю разведгруппы, который готовил на их основе радиограммы с важной информацией. В штаб фронта их передавала радистка Жукова. Интенсивность агентурно-разведывательной работы группы «Голос» не снижалась. Березняк немедленно проинформировал разведотдел об аресте Вологодской, но там об этом уже знали. Она начала передавать радиограммы с дезинформацией противника, но подписывала их псевдонимом Омар. Пропущенная первая буква означала, что она работает под контролем контрразведки противника.
Ее история получила неожиданное для Березняка продолжение. Вологодская через десять дней прибыла в партизанский отряд и рассказала Голосу, что ей удалось привлечь на свою сторону и практически завербовать сотрудника абвера, который вел расследование дела задержанной советской радистки. Фельдфебель Гартман организовал ее побег и просил связать его с представителем советской разведки, которому он был готов передавать секретные сведения о немецком гарнизоне в Кракове и созданном вокруг него оборонительном районе.
Березняк знал, что Вологодская прошла обучение не только как радистка, но и в качестве агентурного разведчика. В ее характеристике отмечались такие качества, как общительность и способность располагать к себе незнакомых людей. Но проведение в качестве арестованной, которую ожидал смертный приговор, в короткие сроки такой уникальной вербовки первоначально вызвало сомнения. Однако откровенно проговорив много раз с Лизой и изучив все обстоятельства ее работы с абверовцем, Голос изменил свое мнение.
Гартман хорошо знал русских людей, их стойкость и твердый в условиях опасности характер, так как родился и вырос в Прибалтике, откуда в 30-е годы эмигрировал в Германию. Он понимал, что Гитлер совершил ошибку, напав на СССР, а развитие событий на фронте в последнее время неумолимо свидетельствовало о приближающемся крахе Третьего рейха. Вологодская почувствовала в своем следователе внутренние сомнения и стала воздействовать на абверовца, призывая его проявить благоразумие и подумать о своем будущем. Красная армия приближалась к Кракову и помощь советской военной разведке поможет Гартману избежать ареста и уголовного преследования как представителя одной из гитлеровских спецслужб. В конечном итоге задержанной радистке группы «Голос» удалось заставить сотрудника абвера принять устраивающее военную разведку решение.
Березняк все же решил подстраховаться и послал на встречу с немцем своего заместителя Шапошникова в сопровождении нескольких хорошо вооруженных польских партизан. В ходе беседы выяснилось, что Гартман действительно согласился помогать группе «Голос» и даже сообщил: сбором сведений для русской разведки будет заниматься вместе с ним его помощник – бывший военнослужащий Красной армии Романов, попавший в плен в ходе начального этапа войны. Так в разведывательной группе Березняка появилось два новых ценных агента. В штаб фронта стало поступать еще больше важной информации о противнике.
Спасение КраковаНа основе проведенной группой «Голос» агентурно-разведывательной работы была полностью вскрыта краковская группировка немецких войск, в состав которой входило, как следовало из донесений, семь пехотных дивизий (78, 96, 208, 359, 544 и 545-я), 20-я танковая и 344-я гренадерская дивизии. Были установлены также места расположения 59-го армейского корпуса, дислокация входящих в него соединений и частей. Кроме того, были получены подробные данные о системе обороны и оборонительных сооружениях немцев по рубежу реки Вислы. Эти сведения имели важное значение при подготовке операций войск 1-го Украинского фронта по освобождению города Кракова.
Силами боевого отряда, созданного Березняком из польских партизан и бежавших из плена советских военнослужащих, были организованы и проведены диверсии на железнодорожных и шоссейных коммуникациях противника в этом районе. Группе «Голос» удалось также получить информацию о начавшемся минировании немцами Кракова. Первые сведения по этому вопросу принес польский подпольщик, который увидел, как недалеко от его дома в одном из пригородов города немецкие саперы рыли траншею, которая явно не была предназначена для пехоты. После угощения немцев самогоном они рассказали, что в этом сооружении будет проложен кабель, предназначенный для дистанционного подрыва Кракова.
Другой источник сообщил, что в город в огромном количестве немцами завозится взрывчатка, которую оккупанты закладывают под различные здания. Когда отряду Березняка удалось захватить в плен военного инженера Краковского укрепрайона, он подтвердил, что древняя столица Польши готовится к уничтожению путем одновременного подрыва заложенных в разных местах города мощных зарядов взрывчатки. Березняк поставил задачу Гартману, чтобы он уточнил эту информацию. Агент быстро подготовил подробный чертеж, где были указаны заминированные в Кракове места и проложенные между ними кабели. Он также узнал, где находится центральный пункт управления, откуда должен быть послан сигнал на подрыв.
Эти сведения были срочно переправлены в штаб 1-го Украинского фронта, который внес коррективы в план операции по установлению контроля над Краковом, чтобы передовые подразделения Красной армии сумели заблаговременно захватить центральный рубильник немецких саперов, ожидавших команды на подрыв. Так был спасен старинный Краков.
Когда советские войска стали приближаться к городу, Голос получил из разведотдела фронта указание отходить вместе с немцами на запад в район горной Силезии. Там группа должна была легализоваться и продолжить ведение разведки в интересах фронта. Голос, Гроза, Груша и Комар с середины января 1945 года начали перемещение в указанном направлении. Они шли по лесным дорогам в отдалении от главных коммуникаций, по которым непрерывным потоком двигались отступавшие немецкие войска. Березняк организовал наблюдение за противником и захват пленных, чтобы получать необходимые разведывательные сведения. Выйти в назначенный район группе не удалось, так как их скоро догнали советские танкисты, и 23 января разведчики оказались в расположении войск 1-го Украинского фронта.
Абверовцы долг вернулиПрибыв в разведывательный отдел, все члены группы «Голос», как это было заведено, написали подробные отчеты о своей работе в тылу противника, в которых подробно отразили все ситуации, в которые они попадали во время выполнения задания. Березняк вначале написал отчет за всю группу, в котором, в частности, указал: «В тылу врага резидентура находилась и работала с 19 августа 1944 года по 23 января 1945 года. 23 января резидентура в полном составе вышла из вражеского тыла. Считаю, что несмотря на исключительные трудности и сложные условия нашей работы, группа поставленные перед ней задачи выполнила. В связи с этим прошу представить к правительственным наградам радиста Вологодскую Е. Я., разведчика Шаповалова А. Т. и радиста Жукову А. Ф».
После этого он подготовил отчет о своей личной работе, где указал, что был задержан немцами и несколько дней находился в руках контрразведки противника, после чего сбежал. Вологодская в своем докладе также описала задержание и последующий побег при содействии сотрудника абвера. Эти два необычных документа вызвали неоднозначную реакцию. Опытные офицеры разведотдела не могли припомнить другого подобного случая, когда сотрудники абвера, который считался одной из сильнейших спецслужб Третьего рейха, совершали такие ошибки и так легко шли на вербовки. Возникло предположение, что абверовцы сумели перехитрить молодых разведчиков, стараясь войти им в доверие и проникнуть в органы советской военной разведки.
Березняка и Вологодскую передали в Смерш для проведения детального расследования их дел. В мае 1945 года Голос и Комар были направлены в проверочно-фильтрационный лагерь НКВД, расположенный в Подольске. Там они стали давать подробные показания следователям, пытаясь доказать, что не являются завербованными абвером агентами, в чем их подозревали. Расследование завершилось во второй половине 1945 года, командир группы и его радистка были освобождены. В конечном итоге задержанной радистке группы «Голос» удалось заставить сотрудника абвера принять устраивающее военную разведку решение.
Этому способствовали два довольно необычных для того времени обстоятельства. Гартман в последние месяцы войны был заброшен абвером в тыл советских войск, но не стал выполнять поставленное ему задание, а сдался сотрудникам Смерша. В своих показаниях он описал всю свою службу в военной разведке Германии, а также упомянул эпизод, когда он помог советской радистке сбежать из тюрьмы, а затем стал агентом Березняка и выполнял его задания. После окончания войны был задержан и подполковник Христианзен, который, давая показания о работе в абвере, рассказал о своей деятельности в Кракове, в том числе о побеге русского разведчика на городском рынке, которого так и не удалось найти.
Эти материалы оказались у следователей, занимавшихся делами Березняка и Вологодской. Их еще раз тщательно допросили и установили, сравнив с показаниями задержанных сотрудников абвера, что эти два необычных в условиях военного времени события действительно имели место. При этом все происходило так, как командир группы «Голос» и его радистка указали в своих отчетах.
Евгений Степанович был уволен из рядов Вооруженных Сил и вернулся к гражданской жизни. С 1945 по 1954 год он работал во Львове, возглавлял городской отдел народного образования, был депутатом горсовета. В последующие 30 лет Березняк занимал высокие посты в Министерстве просвещения Украины – являлся начальником главного управления школ, членом коллегии министерства. Получилось так, что орден, к которому представляли в 1945 году командира разведывательной группы «Голос», он не получил. Представление не было реализовано из-за его нахождения под следствием Смерша.
В 1965 году командование ГРУ обратилось к руководству Министерства обороны СССР с просьбой наградить военного разведчика, успешно выполнявшего задания Родины в тылу фашистских войск. Указом Президиума Верховного Совета СССР Березняк Е. С. был награжден орденом Отечественной войны I степени. 9 мая 2007 года Указом президента России Евгений Степанович был награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени.
Опыт боевой деятельности Е. С. Березняка показывает, что он неоднократно оказывался на краю гибели, но будучи человеком мужественным, смелым и решительным, обладая незаурядным умом и талантом разведчика, всегда выходил победителем из самых безнадежных ситуаций.
Вячеслав Кондрашов
Опубликовано в выпуске № 36 (749) за 18 сентября 2018 года

https://vpk-news.ru/articles/44895

https://vpk-news.ru/articles/45042

Картина дня

наверх